Рубрики
Статьи/Блог

Скандалы, бешенство, иллюзии…

Как мы знаем, Intuit покупает Mailchimp за 12 миллиардов долларов. Сделку закроют в течение полугода. Основатели управляли компанией с момента создания в 2001 году. Mailchimp никогда не привлекала внешнего финансирования, и сделка стала крупнейшей из подобных. Основатели получат миллиарды долларов. Nice. Но тут вскрывается другой нюанс: сотрудники Mailchimp в бешенстве.

Когда сотрудники устраивались на работу в Mailchimp, менеджеры по найму обычно говорили им: нет, вы не получите никакую свою долю в компании, никакой equity, но вы станете частью крутой дерзкой и свободолюбивой компании, которая борется за того маленького парня там, на людоедском рынке капитализма, и мы никогда не будем приобретены и никогда не станем публичной компанией. Основатели говорили всем, что они будут владеть Mailchimp до самой смерти, и хвастались тем, что отказались от нескольких предложений.

«Это было частью привлекательности компании, что они никогда не продадутся. Сотрудники были очарованы этой историей, этим посылом», — сказал бывший сотрудник Mailchimp на условиях анонимности.

Сотрудники отреагировали на продажу Mailchimp шоком и гневом. Они описывают в соцсетях свои чувства от предательства и от факта неожиданной прибыли, которая принесет пользу только тем, кто находился на самом верху 20-летней компании. «Я был так зол. Я думаю, что для любого, кто был там долгое время и упорно трудился, чтобы сделать компанию такой, какая она есть сегодня, было действительно тяжело проглотить эту новость», — сказал один сотрудник, недавно покинувший компанию.

В то время как в каждом стартапе, который становится публичным или приобретается, существует огромная пропасть в полученных от сделки деньгах между основателями и высшим звеном и рядовыми сотрудниками, сотрудники говорят, что эта пропасть в Mailchimp особенно поразительна, особенно учитывая эгалитарный дух, который основатели так старательно пытались спроецировать.

«Это так лицемерно, — сказал другой бывший сотрудник, — Вы не доведете компанию до 12 миллиардов долларов без труда большого количества людей, но большинство из нас никогда ничего не получат от своих усилий». «У Mailchimp был есть девиз: “усиливайте возможности аутсайдера», — сказал бывший сотрудник, — Но это действительно звучит так, как будто мы все это время усиливали возможности Бена и Дэна (основатели)».

«В течение многих лет у Mailchimp была корпоративная культура, в которой царил дух помощи аутсайдерам, и теперь их покупает компания, которая лоббировала американское правительство, чтобы сделать невозможным бесплатную подачу налогов в течение 20 лет, — сказал другой бывший сотрудник, — Но я понимаю это. Я думаю, у каждого есть своя цена (продажности)».

Есть и другая сторона. Mailchimp отмечает, что Intuit выпустит акции с ограниченным доступом только для сотрудников Mailchimp на 200 миллионов долларов, и сделка включает в себя бонусы на сумму около 300 миллионов долларов, распределяемых в течение трех лет.

Но многие сотрудники, покинувшие Mailchimp в последние годы, исключены из этой няшки, а для нынешних сотрудников бонусы составят около 2,5% от общей стоимости сделки и принесут всего 83 000 долларов США на одного сотрудника в год.

Это, безусловно, значимая сумма, но сущие гроши по сравнению с изменяющими жизнь выплатами, которые получали ранние сотрудники многих других венчурных стартапов. Например, когда Twitter купил рекламную технологическую платформу MoPub за 350 миллионов долларов в 2013 году, 36 из 100 сотрудников в одночасье стали миллионерами. Сотрудники Mailchimp, как отмечают в компании, также на протяжении многих лет получали другие льготы по оплате труда. Вместо опционов на акции сотрудники имели право на участие в прибыли, которое включало денежный «бонус на пиццу» в размере 10-15% от их базовой заработной платы, когда они достигали определенных показателей эффективности.

Сотрудники тем не менее говорят, что они не оставались бы в компании так долго, если бы знали, что она будет продана.«Если бы у людей было чувство, что основатели хотят продать компанию, они бы ушли оттуда, — сказал бывший сотрудник, — Зачем мне работать без equity, если бы я знал, что они собираются продать компанию за кучу денег?».