Рубрики
Статьи/Блог

Устойчивость человеческого капитала, несмотря на революции

Могут ли усилия по искоренению неравенства в богатстве и образовании устранить устойчивость социально-экономического статуса, передающегося от поколения к поколению в рамках одной группы людей?

Китайская коммунистическая революция и культурная революция были направлены именно на это. Используя недавно оцифрованные архивные записи и современные данные переписи ученые из Гарварда, Университета Квебека в Монреале, Университета Гонконга, Сианьского университета Цзяо Тун в совместной работе показывают, что революции были эффективны в экономической гомогенизации населения в краткосрочной перспективе. Однако картина неравенства, которая была характерна для дореволюционного поколения, вновь проявляется спустя почти полвека после революций. Люди, чьи бабушки и дедушки принадлежали к дореволюционной элите, получают на 12 процентов больше дохода и получили на 11 процентов больше лет школьного образования, чем представители остальной части населения.

Ученые считают, что человеческий капитал (такие как знания, навыки и ценности), несмотря на революции и чистки, передавался в элитных семьях. Более того, дореволюционная элита либо переезжала в другие страны в поисках новых возможностей, либо оставалась, чтобы воспользоваться социальным капиталом, воплощенным в родственных сетях, переживших революции.

Эти каналы позволяют дореволюционной элите возродиться и после революций, и ее социально-экономический статус сохраняется, несмотря на одну из самых агрессивных попыток устранить различия в населении.

В итоге внуки дореволюционной элиты Китая необычайно богаты. Большая часть их унаследованного социального капитала пережила даже чистки Мао.

«Система землевладения с феодальной эксплуатацией класса помещиков должна быть отменена», — так гласил закон Китая об аграрной реформе 1950 года. Земля была изъята у более обеспеченных слоев населения и передана бедным фермерам, чья доля сельскохозяйственных угодий выросла с 14% в 1947 году до 47% в 1954 году. Лю Шаоци, китайский революционер, государственный и политический деятель. Один из руководителей Коммунистической партии Китая, председатель КНР (1959—1968), назвал эту реформу «самой основательной за всю тысячелетнюю историю Китая».

Сотни тысяч помещиков были убиты. Десятки миллионов людей умерли от голода во время коллективизации ферм. Однако выжившие потомки старой элиты процветали. К 2010 году они снова стали богаче и образованнее, чем население в среднем по Китаю. Авторы исследования пришли к выводу, что внуки дореволюционной элиты даже превзошли по уровню образования членов Коммунистической партии.

Чтобы оценить первоначальное влияние китайских реформ на неравенство, авторы собрали данные о землевладении в 1950 году из архивных документов. Неудивительно, что неравенство земельных владений, измеряемое коэффициентом Джини, резко снизилось после земельной реформы с 0,5 до 0,1 — почти до полного равенства.

Чтобы оценить, что произошло с тех пор, авторы использовали опрос 36 000 жителей Китая, проведенный в 2010 году. В нем учитывались доходы и образование, а также социальный класс. Партия создала определения наследственных классов в 1950 году, отчасти для того, чтобы наказать старую гвардию. Это позволило исследователям провести различие между старой элитой и всеми остальными.

После окончания эпохи Мао, внуки дореволюционной элиты внуки восстановили свои социальные преимущества

Разница в вероятности окончания средней школы между дореволюционной элитой и не-элитой, процентные пункты

Авторы обнаружили, что представители элиты, родившиеся до 1940 года, на 7% чаще, чем их современники, заканчивали среднюю школу. Их дети, подвергшиеся стигматизации, имели на 3% меньше шансов сделать это, чем их сверстники. К 2010 году дети представителей старой элиты зарабатывали на 5% меньше, чем другие китайцы.

Но ситуация изменилась в обратную сторону. Потомки старой элиты, родившиеся между 1966 и 1990 годами, имели на 6% больше шансов закончить среднюю школу, чем их сверстники. В 2010 году они зарабатывали на 12% больше, чем другие китайцы. Они даже зарабатывали на 2% больше, чем члены партии.

Исследователи обнаружили, что внуки старой элиты более предприимчивы и работают дольше, чем потомки тех, кто занимал более низкое социальное положение. Хотя капитал элиты был уничтожен 70 лет назад, ее социальный капитал сохранился.

Черновик исследования