Рубрики
Статьи/Блог

О важности географической мобильности

Со времен Гражданской войны две огромные волны иммигрантов определили демографическую ситуацию в Америке. Первая пришла из Европы в конце 1800-х — начале 1900-х годов: эпоха острова Эллис. Вторая, которая продолжается и сегодня, началась в 1965 году с радикальных изменений в иммиграционном законодательстве, которые позволили прибывать в страну людям со всего мира, особенно из Латинской Америки и Азии.

В американской мифологии толпы людей (в основном, белые) эпохи острова Эллис стекались к берегам Штатов, укрощали прерии, стимулировали промышленную революцию и стали героями американской истории успеха. Современные (в основном не-белые) иммигранты изображаются несколько менее милосердно, часто как люди, приехавшие без навыков работы на рынке и ищущие подачки.

Недавно вышли два занимательных и очень оптимистичных материала о миграции и мигрантах в США: книга экономистов Рэна Абрамицки (из Стэнфорда) и Лии Бустан (из Принстона) “Улицы золота: нерасказанная история Америки об успехах иммигрантов” и исследование Goldman Sachs “Азианомика в Америке: вклад и вызовы”. Об этих трудах мы уже детально упоминали, кстати, на страницах FST (https://fastsalttimes.com/pismo-304/).

Автоматизировав поиск на генеалогическом сайте Ancestry.ком и использовав труд большого числа волонтеров, которые оцифровывали бумажные записи, исследователи смогли в цифровом формате проследить за миллионами иммигрантов в течение длительного периода времени и проанализировать как они поднимались по экономической лестнице и интегрировались в американское общество. Были проанализированы 678 млн записей официальных переписей и 30 млрд записей в Ancestry. Ancestry, к слову, была куплена за 4,7 млрд долларов в 2020 году.

В общем, вооружившись генеалогическими данными, Бустан и Абрамицки методично разобрали мифы, выросшие вокруг прошлых поколений мигрантов, и сделали выводы.

В целом, иммигранты борются, терпят неудачи, добиваются успеха и ассимилируются с одинаковой скоростью. А те, кто быстрее всего ассимилируется и чьи дети больше всего улучшают свое положение, часто оказываются теми, кто сталкивался с наибольшим презрением по прибытии.

Данные показывают, что в иммигрантах эпохи острова Эллис не было ничего особенного. Большинство из них всю жизнь боролись за существование в Америке и так и не смогли догнать своих сверстников, родившихся в Америке. Многие другие полностью отказались от американского эксперимента и вернулись домой, где они «смогли взять то, чему научились в Америке, и применить это для достижения успеха на европейских берегах».

На самом деле, хотя иммигранты эпохи острова Эллис были лучше обеспечены по прибытии, чем сегодняшние иммигранты, во многом благодаря процветанию их стран происхождения, экономический прогресс, которого они добились в течение жизни, поразительно схож с сегодняшними прибывающими. Их дети процветали в Америке, поднимаясь по экономической лестнице быстрее, чем сверстники, родившиеся в Америке. То же самое можно сказать и об иммигрантах сегодня.

Дети иммигрантов из Мексики и Доминиканской Республики сегодня имеют такие же шансы подняться вверх по сравнению с тем, в каком положении находились их родители, как и дети бедных шведов и финнов сто лет назад.

По мнению авторов исследования, секретным оружием, которым пользовались родители-иммигранты, было вовсе не образование. Это был не требовательный стиль воспитания. Это была не зубрежка до посинения.

Секрет успеха детей мигрантов – географическая мобильность родителей.

Дети иммигрантов, как правило, превосходили своих сверстников из аналогичных экономических слоев, потому что, не будучи обремененными глубокими корнями в родном городе, их родители были готовы переехать туда, где есть работа, и воспользоваться всеми возможностями и перспективами новых месть.