Рубрики
Статьи/Блог

Генеральный директор IBM: главное, чтобы ИИ не стал монстром

Арвинд Кришна провел более трех десятилетий в IBM. Прежде чем стать генеральным директором в 2020 году, он был старшим вице-президентом по облачному и когнитивному программному обеспечению. Одним из его ключевых достижений стало приобретение IBM компании Red Hat Inc., занимающейся разработкой корпоративного программного обеспечения с открытым исходным кодом, за 34 миллиарда долларов. Сделка была закрыта в 2019 году. С момента своего назначения генеральным директором Арвинд Кришна сосредоточил внимание IBM на таких областях как гибридные облачные вычисления, ИИ, блокчейн и квантовые вычисления. В рамках этого нового направления в прошлом году он создал Kyndryl Holdings, дочернюю компанию IBM, стоимостью 19 миллиардов долларов и занимающуюся информационными технологиями и услугами. На днях он дал несколько комментариев в ходе кругло стола WSJ.

— Если посмотреть на последние три-пять лет, то демографические показатели изменились. И характер работы, и то, где люди хотят работать, и сколько людей хотят работать и могут работать, сегодня кардинально отличаются от того, что было несколько лет назад. Пандемия, глобализация, изменение климата, устойчивое развитие — все это играет роль в том, как и где мы работаем.

— В сочетании с потребностью в многоканальности… на этом фоне я бы сказал, что технология превратилась из издержек ведения бизнеса в один из фундаментальных источников конкурентного преимущества.

— Если посмотреть на источники конкурентного преимущества, то 2000 лет назад это были физические ресурсы. Затем это была торговля… то, что вы получали с земли, золото, пшеница, зерно. Затем перешли к деньгам. Затем перешли к знаниям. В прошлом веке мы говорили о работниках, обладающих знаниями. Сегодня, я думаю, это технология. Я думаю, что технологии — это фундаментальный источник конкурентного преимущества сегодня.

— Я говорю о гибридном облаке. У вас должно быть место, где вы развертываете свои технологии, и облако дало нам лучший ответ, чем многие другие технологии . Это относится и к масштабу, и к простоте, и к гибкости, и к отсутствию трения.

— Второе, что уже на подходе, но мы прошли лишь 10% пути, так это искусственный интеллект. При сегодняшнем объеме данных мы знаем, что мы, люди, никак не можем обработать их все. Такие методы, как аналитика и традиционные базы данных имеют свои ограничения. Единственная известная нам технология, способная извлечь из данных всю необходимую информацию, — это искусственный интеллект. Потребители приняли его первыми. Больший эффект будет достигнут, когда его примут предприятия. У нас есть некоторые проблемы. Мы должны решить этические проблемы. Мы должны убедиться, что все ошибки прошлого не повторятся. Мы должны понять науку о жизни ИИ. Иначе мы создадим монстра. Я действительно оптимистично настроен, что если мы будем внимательны, то сможем решить все эти проблемы в течение 10 лет.

— Десять лет назад многие бизнес-лидеры считали себя вполне компетентными в принятии решения, а затем ИТ-директор исполнял его. Сейчас, даже в моих собственных процессах — и хотя я вполне себе на одной ноге с технологиями — я все равно не приму решение, не спросив у ИТ-директора: «Что вы думаете? Что думает ваша команда? Что вы и ваша команда считаете лучшим ответом?».

— Десять лет назад мы все стремились оптимизировать ИТ-бюджет, сократить его на 10%. Сейчас мне совершенно все равно, если вы тратите больше, если ИТ делает всех остальных более продуктивными. Если вы можете сделать что-то, что позволит мне быстрее увеличить доходы — потому что я не могу нанять больше людей, они просто не доступны для найма — тогда это невероятно полезно и ценно. Так что ИТ-директор теперь действительно партнер, а не функция затрат, на которую я вынужден с раздражением обращать внимание.

— Я разговариваю с другими генеральными директорами, и теперь они гораздо лучше разбираются в технологиях. Они лучше интуитивно понимают, что могут сделать технологии. Поэтому они действительно могут стать хорошими партнерами для ИТ-директора.

— Десять лет назад у ИТ-директоров было больше контроля и большая сфера деятельности, но это было для (руководства компаний) что-то вроде «а, эта вещь, о которой мне не нужно беспокоиться». Потом все изменилось. Представители бизнеса сказали, что им нужно больше, они хотят работать быстрее, и произошел раскол. Я думаю, что во многих организациях высшего звена сейчас ИТ-директор сегодня имеет полную компетенцию, но он должен быть партнером бизнеса. Бизнес информирует ИТ-директора, он помогает определить приоритет того, что важно. Но ИТ-директор руководит внедрением, технологическим шоу. Наличие дисциплины, карьерного роста, знаний о том, каких партнеров брать, какие технологии брать, понимание архитектуры предприятия — это важно для бизнеса. Если каждый занимается своим делом в компании, нет никаких общих моментов. Очень трудно обмениваться данными. Вы можете делать что-то одно, но не можете делать девять других дел. Поэтому, когда люди осознали скрытые затраты на все это, они стали более разумно подходить к роли ИТ-директора.

— Кибербезопасность — это проблема десятилетия. Я думаю, что это — самая большая проблема, с которой мы все столкнемся. Вы должны использовать корпоративный подход, многоуровневую защиту. Вы должны шифровать свои данные. Вы должны беспокоиться о контроле доступа. Вы должны верить, что вас взломают. Вы должны быть уверены, что сможете быстро восстановиться, особенно когда речь идет о критически важных системах.

**