Рубрики
Статьи/Блог

Убойное шоу

Голландцы выдали динамичный фильм Убойное шоу / De Sterfshow на 40 минут о cancel culture («культуре отмены»), социальных рейтингах, толерантности, ненависти и семейных ценностях. Прямо неожиданно. В духе «Черного зеркала». Рассказывать сюжет не буду. Любопытно, потому что это в который раз в истории поднимает вопросы делегирования контроля и наказания населению.

В одном из обзоров Fast Salt Times несколько лет назад у нас уже мелькала история про то, что в Китае обкатывают систему, что если ты звонишь на телефон человеку, который должен, скажем, банку деньги, то сначала включается автоответчик, что этот твой товарищ (или член семьи) – должник, у него плохой кредитный рейтинг.

А в будущем при введении социального рейтинга граждан в Китае по всей стране такие знакомства и звонки таким абонентам будут понижать и ваш собственный рейтинг, ибо не надо общаться с такими.

Через какое-то время издания рассказали, что в Китае было разработано приложение, призванное сообщать людям, если рядом с ними находится кто-то имеющий долги. Приложение, названное «картой недобросовестных должников», было распространено среди жителей провинции Хэбэй. Они могут получить к нему доступ через WeChat. Программа сообщает пользователям, когда они находятся в радиусе 500 метров от злостных должников. Согласно скриншотам, приложение показывает полное имя и местоположение должника. Неясно, идёт ли речь о точном месте пребывания должника или же о его адресе регистрации.

Так же не сообщается, отображает ли оно фотографию или иные личные сведения о людях.

Собственно, здесь интересен тот факт, что не государство следит за “плохишами” и пытается их исправить, а перекладывает эту задачу на плечи других граждан, чтобы общественная изоляция и порицание делали свое дело.

Здесь возникает любопытный вопрос, какое количество информации государство позволит видеть гражданам о гражданах, где эта грань контроля? Скажем, государство знает о каждом на 100%. Отдаст ли оно для общественного самоконтроля на обозрение 50% или 90% информации о каждом? Будем ли мы видеть (скажем, в том же своем смартфоне) в казалось-бы авторитарной системе (которая делегирует свои функции населению) всю подноготную, историю, текущее положение дел, финансы, судимости, проблемы с психикой, эмоции и т.п. коллеги на работе, друга, родственника и просто случайного прохожего? Тотальная прозрачность или на 75%?

Вот это будет своего рода захватывающий социальный эксперимент, в разы покруче и доносов и банальной и устаревшей (хоть и на новой технологической волне) слежки самого государства за индивидуумами.

Фильм голландцев довел это до крайности.

**

И вот прямо в русле свежие новости разного спектра работы концепции “общественность всегда права”:

Издание The Intercept объявило на Рождество, шутливо, но в каждой шутке…, что пора перестать прощать тех, кто нас обидел, ибо люди пытались сделать это на протяжении тысячелетий, и результаты были неудовлетворительными. Поэтому The Intercept предлагает отбросить накопленную мудрость всех духовных традиций человечества и вместо этого сосредоточить умственную энергию на том, как сильно нам не нравятся различные ужасные люди вокруг нас. И публикует список-рейтинг «худших людей Америки». Издание пишет в том числе, что пандемия превратила девять руководителей фармацевтических компаний и инвесторов в миллиардеров. Сейчас их совокупное состояние составляет почти 20 миллиардов долларов. Но это еще не все: восемь других фармацевтических инвесторов, которые уже были миллиардерами до Ковида, увеличили свое состояние еще на 32 миллиарда долларов. The Intercept пишет, что это стало возможным только благодаря массированному вмешательству государства в рынок через монопольную патентную защиту — для вакцин, которые были разработаны в основном за счет государственного финансирования. Многие в шоке, что глав фармкомпаний хейтят так.

А вот новости с другой стороны хейтинга, где издания пишут об откате и общественной реакции на происходящее и о новом молодом главе партии People Power Party в Южной Корее, который планирует бороться с феминизмом, и его мнения находят отклик среди мужчин.