Рубрики
Статьи/Блог

Умирающий мозг и новые аспекты реальности

Сэм Парниа, директор отдела интенсивной терапии и реанимации Медицинской школы Лангон в Нью-Йорке, рассказывает о том, что происходит с человеком, когда он умирает, и о том, как ваш мозг может дать вам доступ к новым измерениям реальности.

В течение последних двух десятилетий Парниа руководил исследованиями в области воспоминаний о смерти, особенно среди людей, переживших остановку сердца. В исследованиях AWARE (AWAreness during REsuscitation), проведенных в его лаборатории, изучались переживания сотен пациентов с остановкой сердца, которые биологически переступили порог смерти до того, как их реанимировали. Многие из выживших сообщили, что видели умерших родственников и пересматривали свои действия и намерения по отношению к другим людям на протяжении всей своей жизни, а после многие вспоминали подробности своей реанимации.

Парниа — не единственный исследователь, изучающий, что происходит, когда мозг умирает. В феврале 2022 года исследовательская группа из нескольких стран опубликовала в журнале Frontiers of Aging Neuroscience исследование (https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fnagi.2022.813531/full), в котором рассказывалась знаменитая теперь во всем мире история болезни мужчины, у которого произошла остановка сердца во время сканирования мозга. Сигналы мозга, зарегистрированные непосредственно перед и после остановки сердца, были похожи на те, которые испытывают люди при воспоминаниях, и на те, которые регистрируются в момент смерти у крыс. А ученые из Чикагского университета опубликовали исследование, в котором обнаружили, что экспрессия генов в некоторых клетках действительно увеличивается после смерти.

В мае Парниа возглавил междисциплинарную группу национальных и международных исселдователей, которые опубликовали первые рецензируемые консенсусные рекомендации по научному изучению воспоминаний о смерти (https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/35181885/). В конце опубликованных рекомендаций говорится следующее: «Хотя систематические исследования не смогли абсолютно доказать реальность или значение переживаний и заявлений пациентов об осознании в связи со смертью, их также невозможно опровергнуть».

Парниа:

«…Когда сердце останавливается и мы умираем, мозг замирает и не функционирует. Однако с помощью электрического мониторинга мозга появляется все больше доказательств того, что в этом состоянии (когда человек умирает) существуют маркеры активности (бета-, дельта- и иногда гамма-волны), которые возникают на очень короткий период. Обычно они обнаруживаются, когда люди переживают сознательный опыт, но теперь стало ясно, что они появляются и в момент смерти, когда остальная часть мозга находится в состоянии покоя.

Возможно, что именно эти маркеры лежат в основе переживания ясности сознания, о которой миллионы людей сообщали при смерти. Это включает в себя способность вспомнить каждую мельчайшую деталь своей жизни и оценить качество своих действий, намерений и мыслей по отношению к другим людям. Это интригует, поскольку в состоянии смерти люди переживают гораздо больше деталей, чем в обычном состоянии, когда они не находятся при смерти.

Когда люди умирают, и те части мозга, которые обычно активны во время нашей повседневной жизни, больше не нужны и отключаются, они позволяют растормаживать те области мозга, которые обычно не активны и заторможены в повседневной жизни. Именно это мы наблюдаем при появлении этих маркеров активности мозга в момент смерти. Такое растормаживание этих областей, по-видимому, дает людям доступ к тем измерениям реальности, к которым они обычно не имеют доступа в повседневной жизни. Это может быть важно с эволюционной точки зрения, поскольку они могут быть не нужны до самой смерти.

Короче говоря, не столько мозг создает эти переживания как галлюцинации или иллюзии, сколько мозг открывает доступ к аспектам реальности и собственному сознанию человека, включая совокупность его сознательного опыта на протяжении всей жизни, реальные и правильные воспоминания о его взаимодействии с другими людьми в жизни и значение этих действий, мыслей и намерений.

Что касается религии и даже философии — конечно, это сложный вопрос. Очевидно, что во все времена и в каждой цивилизации были люди, которые утверждали, что наша жизнь, поступки, мысли и даже намерения по отношению к другим не бессмысленны и что мы не уничтожаемся со смертью. Сейчас, впервые в истории, наука исследует саму смерть и то, что происходит после смерти. Эти опыты дают поддержку этой линии мысли. Однако они не подтверждают многое из того, что ассоциируется с религией. Например, люди переживают не совсем то, чему их учили религии, а атеисты и агностики также переживают такой же пересмотр своей жизни и прозрение после смерти. Короче говоря, этот опыт и то, что наука обнаруживает в момент смерти, кажется, выходит за рамки любой конкретной религиозной доктрины. Эти переживания также не подтверждают многое из того, что ассоциируется с религией, то есть специфические ритуалы, социокультурные аспекты и так далее.

Да, люди сообщают, что видят светящуюся, добрую и совершенную сущность, которая воспринимается как свет, потому что она такая светящаяся. Это не какой-то случайный белый свет, как мы видим, когда смотрим на светильник. Однако ни один из аспектов переживания смерти, будь то переживание персонифицированной светящейся сущности или [восприятие] путешествия домой (восприятие туннеля), не является репрезентативным для человеческого переживания смерти…»