Рубрики
Статьи/Блог

Эрик Кантона в сериале Inhuman Resources

Я прекрасно помню его игру. Нестабильную, в чем-то нелепую даже, какими-то рывками и паузами, как будто художник рисовал широкими мазками и отходил от мольберта, он не был похож на современных футбольных игроков-машин, но он играл без эгоизма, в диспетчерскую, с отдачей пасов, с отличным видением поля и ситуации и с моментами личной гениальности в забивании фантастических неожиданных голов. Уже после завершения карьеры он сетовал, что современная игра стала скучной игрой «стада баранов», нацеленных только на результат, а не на красоту игры.

Эрик. Эрик Кантона. Давненько о нем не было слышно и я даже заволновался. Но вот он. В деле.

Кто кем его запомнил. Безусловно, многие помнят его как великого игрока, и он известен по своим выступлениям за сборную Франции и английский клуб «Манчестер Юнайтед», с которым выиграл четыре чемпионских титула Премьер-лиги, он стал первым иностранным футболистом, поднявшим Кубок Англии в ранге капитана. В 2011—2012 годах он работал в Штатах спортивным директором клуба «Нью-Йорк Космос».

Я прекрасно помню его игру. Нестабильную, в чем-то нелепую даже, какими-то рывками и паузами, как будто художник рисовал широкими мазками и отходил от мольберта, он не был похож на современных футбольных игроков-машин, но он играл без эгоизма, в диспетчерскую, с отдачей пасов, с отличным видением поля и ситуации и с моментами личной гениальности в забивании фантастических неожиданных голов. Уже после завершения карьеры он сетовал, что современная игра стала скучной игрой «стада баранов», нацеленных только на результат, а не на красоту игры.

Но большинство помнит его по его выходкам и характеру. Он мог назвать тренера сборной Франции мешком дерьма, пнуть в полете в стиле кунг-фу оскорблявшего его с трибун болельщика и нанести контрольный удар кулаком в челюсть, обозвать членов дисциплинарного комитета Федерации идиотами, сокрушаться, что не смог вступить в драку с полицейским на игре с «Галатасараем», когда коп ударил его сзади дубинкой по голове, пнуть мяч и специально попасть в судью, показывать факи налево и направо, кинуть разорванную футболку в лицо тренеру, швырнуть бутсу в лобешник одноклубнику или даже подраться с ним в раздевалке, в пабах он заказывал шампанское вместо пива, приезжал в шлепках и халате на официальные мероприятия, не одобрял роскошную жизнь футболистов…

Фанаты звали его звали «бешеным быком», «Королем Эриком», «искусным бесом», выходили заголовки а-ля «футболист от Бога в теле дьявола»…

Он писал о себе и своих выходках так: «Я подхожу к делам серьёзно, не относясь серьёзно к самому себе. Даже когда я пинал того фаната, я сделал это лишь потому, что не воспринимаю себя всерьёз. Не думаю, что я не должен был этого делать, исходя из своего положения в обществе. Нет, я был обычным футболистом и обычным человеком. Никогда не считал себя каким-то сверхчеловеком. Я просто хотел делать то, что мне хотелось делать. Если я хочу пробить фанату, я сделаю это. Я не пример для подражания. Я не школьный учитель, чтобы объяснять вам, как надо себя вести. Мне кажется, чем дольше живёшь, тем сильнее убеждаешься в том, что жизнь – это цирк».

Он мог и сказать: «Я — не человек. Я — Кантона!».

Но при этом все это не было проявлением тупой агрессии быка-спортсмена. Кантона не бросался на людей просто так. Он — верный принципам. Принципам, которые есть у всех, и не каждый способен их отстаивать. Эрик просто не умел глотать обиды и всегда говорил то, что думал. Даже молодым игроком не терпел ни высокомерия более маститых одноклубников, ни унижений наставников.

Никогда не заигрывал с прессой, чтобы подать себя хорошим парнем. Прессу он презирал. Все помнят легендарное высказывание Эрика про все пресс-мерпориятия мира, когда он смотрел в глаза сотням журналистов на пресс-конференции и заявил им: «Если чайки летят за трейлером, так это только потому, что они ждут, когда сардин выбросят в море. До свидания». Это мне напомнило выступление Дерриды в Сиднее, когда при мне мэтра спросили сотни журналистов у сцены: What is the greatest problem the world is facing today? И Деррида посмотрел прямо на них, на их лица, и ответил: I’m facing it right now.

Но также его помнят и за его тотальную непохожесть на сегодняшних футболистов, да и футболистов предыдущих эпох. Он любил искусство, театр и кино. Его дед воевал в Испании и Роберт Капа случайно сфотографировал деда Эрика, его семья в прямом смысле жила в пещере, которая до этого была наблюдательным постом немцев во Второй Мировой, его отец был медбратом в психушке и художником. И Кантона тоже рисовал.

Уже будучи профессиональным игроком он мог по пути на тренировку тормознуть у отеля, достать из багажника чемоданчик с красками и забыться перед холстом. «Занимаясь живописью, я словно медитировал. Мир переставал существовать и сужался до размеров картины, которую я пишу», — признавался Кантона.

Он поражал всех своим поведением и речами. Его называли «футболист-философ», «философ-король», его подозревали в аутизме, о его вечно поднятом воротнике на играх ходили легенды, его называли «футболистом-экзистенциалистом» и сравнивали высказывания с отрывками из «Республики» Платона. Эрик цитирует Шекспира из «Короля Лира» и читает Оруэлла. Он вообще мог заявить не к месту к полному шоку и недоумению на весь мир на официальных мероприятиях Лиги Чемпионов, что «скоро наука сможет не только замедлять старение клеток, скоро наука будет закреплять клетки в нужном состоянии, и так мы станем вечными».

Кантона — это заядлый театрал, любитель Моцарта и кино, филантроп, он любил арт-хаусное кино и осваивал игру на трубе, спродюсировал пьесу Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вульф», купив права на ее постановку во Франции. Он играет в кино с 1995 года и на его счету пара десятков ролей. Он стал востребованным актёром и продолжил регулярно играть в кино (в частности, в картине «Елизавета» (1998), получившей несколько премий BAFTA). В 2009 году Кантона исполнил роль самого себя в фильме «В поисках Эрика», который был номинирован на Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля. При этом он подчеркивал, что не хочет играть и снимать фильмы, как в Голливуде: «Я не хочу быть Терминатором. Я не хочу быть в Голливуде». Он и сам стал продюсером и режиссером.

В 2012-м он объявит о желании баллотироваться на пост президента Республики, а чуть ранее призовет всех европейцев покончить с криминальной и ростовщической банковской системой, предложив в один день закрыть свои счета: «В наше время не надо брать в руки оружие и убивать людей, чтобы совершить революцию. Устроить революцию можно гораздо проще. Система основана на банках…. Поэтому те три миллиона человек, которые едут черт-те куда, чтобы помаршировать, должны просто прийти в ближайшее отделение своего банка и отозвать вклад. Наберется десять миллионов человек — и банкам конец. Настоящая революция, и притом без малейшего риска».

Он всегда был похож на античного героя в поступках и на нелепого но грозного чудака во внешнем виде. Он всегда выступал за свое видение справедливости, вопреки своей карьере и репутации.

Таких игроков нет сегодня и, возможно, и не было никогда. Были лучше по игре и по куражу и по эксцентричности, но никогда в такой смеси спорта, искусств, принципов, неугасаемого творческого духа. Для меня Эрик всегда будет стоять особняком, кто-бы что ни говорил и кто-бы кого-то не ставил на высшие пьедесталы почета.

Он писал о себе:

«… Я всегда любил рисовать. Просто потому, что мой отец приучил меня к этому. Мне было восемь лет, когда я «открыл для себя цвета и тени вселенной в его мастерской. То была моя вторая детская комната. Днем — школа и футбол, вечером — мастерская отца. Я никогда не пытался понять, почему меня так туда тянуло, в то время как два моих брата совершенно этим не интересовались. К тому же отца никогда не учили живописи в семье, он не получил никакого специального образования. Я же получил от него не только навыки живописи, но и умение иначе смотреть на мир. Я не буду первым, если скажу, что искусство стремится так или иначе приукрасить мир, в котором мы живем. Когда ты с детства привыкаешь к красоте, от нее очень трудно отречься. Хороший футболист по природе своей красив, и я уже знал, что совершенство в этой области — рай, которого неимоверно трудно достигнуть…

…По правде говоря, не может быть более прекрасного детства, чем то, которое поделено между спортом и воображением. Отец часто брал меня в художественную галерею на выставки, где я знакомился с последними работами Феррари или Пьера Амброжиани. Он открыл для меня фовистов — Камуана и Огюста Шабо. Со временем моя любовь к марсельской школе живописи росла. Я благодарен отцу за то, что в самом начале моей жизни он познакомил меня с миром Амброжиани. Мне кажется, что его искусство смогло пойти даже дальше, чем движение импрессионистов. Глядя на картины Амброжиани, я вижу красоту ярких и временами яростных цветов Прованса и провансальского неба. Его манера письма — это всплеск самой сути искусства…

…Тем, кто руководит футболом, необходимо понять, что эта игра без художников мертва. В моих глазах художник — это тот, кто может зажечь свет в темной комнате. Я никогда не находил и не буду пытаться найти разницу между пасом Пеле Карлосу Альберто в финале чемпионата мира 1970 года в Мексике и поэзией молодого Рембо, который протягивает «веревки от шпиля к шпилю, гирлянды от окна к окну». Каждое из этих человеческих действий есть выражение красоты, которое трогает нас и дарит нам чувство вечности…

…Игра в футбол на улицах воспитывала в нас великое чувство свободы и независимости. Нет ничего удивительного в том, что наши герои постигали футбол именно на улицах и пустырях. Посмотрите на Скоблара и Салифа Кейту, на мальчика с золотыми ногами — Марадону и даже на Платини. Все они гоняли консервную банку, направляя ее в воображаемые ворота, прежде чем у них появилась возможность восхищать стадионы всего мира…

…К будущему надо готовиться, живя интенсивной жизнью в настоящем. Непосредственно перед игрой я прокручиваю ее в голове: представляю, что буду делать с мячом, какие позиции занимать. Это помогает настроиться. Я представляю мяч — живой, чувствительный, реагирующий на касание моей ноги, на мою ласку, как женщина реагирует на прикосновение любимого мужчины. Возможно, это утопия, но она помогает мне в стремлении объяснить вам, почему я так люблю и ценю мяч…

…Футбол похож на занятие любовью: если ты не можешь выдержать 90 минут, ты не победишь…

… За столом, с женой и детьми, я люблю петь. Мои песни сюрреалистичны: слова придумываются автоматически. Самоконтроль — это скучно. Некоторые становятся свободными, когда выпьют. Я теряю контроль, когда пою…»

Про Эрика не было толком слышно с 2014 года, когда он снялся в датском вестерне «Спасение». И вот в 2020 выходит сериал Inhuman Resources от Netflix, где Эрик играет главную роль. Не будем пересказывать сюжет, но это сериал про борьбу «маленького человека» против Системы, про людей-заложников корпоративного мира, про то, что в бизнесе надо быть готовым уничтожить конкурентов, про «солдат капитализма» и обездоленных. И Эрик играет очень даже неплохо. Он опять играет про принципы.

Не останавливайся, футболист-философ-художник-актер! ))

**

И не останавливайтесь подписываться на FST — https://fastsalttimes.com/subscribe/

https://fastsalttimes.com/tag/личностный-рост/

https://fastsalttimes.com/tag/персона/

https://fastsalttimes.com/tag/культура/

https://fastsalttimes.com/tag/фильмы/

https://fastsalttimes.com/tag/спорт/