Рубрики
Статьи/Блог

Если вы хотите счастливую компанию, вы можете сделать это, только наняв естественно счастливых людей

В 1976 году Пит и Лора Уэйкман основали в США компанию Great Harvest Company, которая продает свежеиспеченный цельнозерновой хлеб. Сегодня у компании более 200 франшиз в 50 штатах США. О компании много писали, потому что она органично росла медленно, но уверенно, не привлекала инвестиции, находилась в семейной собственности и управлении целых 25 лет, и развивалась при этом на своего рода самоуправлении с минимальным участием основателей, и о компании писали, что информация между людьми в ней передается удивительно свободным образом, а улучшения и инновации происходят как бы сами собой. В 2001 году Уэйкманы продали компанию своим же сотрудникам. Взяли деньги и на этом — все. И для многих и многих Уэйкманы были примерами того, как жить. Пита называли даже «самым вменяемым CEO». Почему?

Вы можете быть не особо согласны с таким подходом к бизнесу и жизни, но это хорошая история и интересные рассуждения про счастливых людей в компании.

В 1976 году Пит и Лора Уэйкман основали в США компанию Great Harvest Company, которая продает свежеиспеченный цельнозерновой хлеб. Сегодня у компании более 200 франшиз в 50 штатах США.

О компании много писали, потому что она органично росла медленно, но уверенно, не привлекала инвестиции, находилась в семейной собственности и управлении целых 25 лет, и развивалась при этом на своего рода самоуправлении с минимальным участием основателей, и о компании писали, что информация между людьми в ней передается удивительно свободным образом, а улучшения и инновации происходят как бы сами собой. В 2001 году Уэйкманы продали компанию своим же сотрудникам. Взяли деньги и на этом — все.

И для многих и многих Уэйкманы были примерами того, как жить. Пита называли даже «самым вменяемым CEO».

Почему?

Потому что у владельцев компаний всегда есть желание иметь не только бизнес, но и жизнь. Чтобы было место для личных отношений; для стремления к достойному здоровью; для семьи и детей; возможно, даже для случайной поездки в парк или в кино и так далее. Но многие не достигают этого баланса, пашут, зарабатывают, создают империи, вкалывают, не делегируют, отчаиваются. Или пускают пыль в глаза в разговорах или интервью, как у них все хорошо с балансом работа-дом и дети прекрасно заняты репетиторами и гувернантками.

У Пита и Лоры не было денег на бизнес, когда они только начинали. Пит окончил колледж и устроился на работу на молочную ферму, где доил коров, тяжело работал. Лора училась последний год и как проклятая готовилась к сдаче экзаменов. Однажды Пит упросил своего босса, чтобы тот дал ему аж целых три выходных дня подряд. Пит и Лора мечтали взобраться на одну скалу в другой местности. Они ждали этих дней долго и страстно. Когда они приехали, то разверзлись хляби небесные и скалолазание пришлось отложить. Три дня шел дождь. Проклятье! А их друг, с которым они должны были покорить скалу, и который жил в тех окрестностях, и который занимался там скалолазанием чуть ли не каждый день, был счастлив и спокоен. Он пил пиво, травил байки и был даже рад смене активности и отдыху для рук и ног. Ему не было жалко времени. В тот день, возвращаясь домой, Лора и Пит поклялись себе, что будут дальше жить так, чтобы быть богатыми временем на себя.

С самого начала бизнеса у них были простые правила. А начинали они тупо продавая хлеб у дороги. Никогда не работать по выходным. Никогда. На двоих они работали 50 часов в неделю и не больше. Никогда не говорить о работе после выхода из хлебопекарни. В первые 7 лет у них не было своего телефона и это тоже их никак не беспокоило. Раз в год они уезжали в путешествие как минимум на 3 недели. Никогда на меньше. Исключением был только 1978 год, когда хайкинг был всего 9 дней, так как у пары родилась дочь. Но в 1979 они уже путешествовали по всем Штатам, по горам и диким лесам с шестимесячной дочерью.

«В первые годы это были в основном путешествия среди дикой природы; позже мы часто ездили в Латинскую Америку. Мы работали, чтобы путешествовать. Мы любили свою работу, но работали, чтобы иметь возможность путешествовать. Позже, когда бизнес стал более интенсивным, было легко запутаться и начать думать, что поездки должны были освежить нас, чтобы мы могли работать лучше. Мы боролись с этой мыслью, как с ядом, которым она и является. Поездки были и остаются ценностью сами по себе».

И они нанимали людей, которые могли работать без них. Кто мог работать все выходные без участия Пита и Лауры. Или работать весь август. Или все лето. И знать, что нет никого, что все надо делать самому без помощи владельцев, которым и позвонить то нельзя никуда, и не терять качество хлеба. И такие люди находились и бизнес рос. Хотя были и такие моменты, что пара возвращалась с гор, а сотрудника посадили в тюрьму за воровство кассы.

Пит и Лаура считали, что управление бизнесом — это не нечто ментальное или психологическое, а абсолютно физический акт. Физически находишь нужных в итоге людей, физически оставляешь их одних, физически уходишь сам в горы на месяц.

В 1993 году Пит и Лаура работали на двоих 2,986 часов. 11 часов в день на двоих в среднем. Это показалось им перебором и в 1996 году они решили работать не больше 1000 часов в год каждый. Три часа в сутки. И придерживались этого правила. У них были свои карточки учета времени, которые надо пробивать в начале и конце рабочего времени, и таблица. Они вели строгий учет и укладывались в свою 1000 часов. При этом при желании или необходимости Пит мог в кайф поработать и 18 и 20 часов подряд, а потом лишь провести одну встречу на пару часов в другой день. То есть все — без жесткого дневного графика. 1000 в год и на этом — все.

В 2000 году, за год до продажи бизнеса, Пит рассказывал о своих правилах так:

«Важное правило: никогда не позволяйте никому — и в том числе и себе — заставлять себя «платить» за отпуск. До отъезда вы работали немного усерднее, но это потому, что вам это нравится само по себе. Ты работаешь немного больше, когда возвращаешься, часто потому что тебе так просто хочется. Но никогда не покупайтесь на миф других людей о том, что работа должна накапливаться. Не должна, или что-то у вас в бизнесе сломалось. Я бы дал два простых совета. Во-первых, доверяйте своим людям, даже если они не решают проблемы точно так же, как это делаете вы. Проблемы, которые могут показаться выше их сил, обычно не являются таковыми, и у людей будет гораздо более интересное лето, если дело не будет работать как машина, как часы. И во-вторых, помните о силе физического решения: физически поставьте одну ногу перед другой (я имею в виду вашу физическую ногу), и вы обнаружите, что ваше физическое тело выходит за дверь. Ваш мозг может энергично возражать, но физически он должен идти туда, куда его несет ваше тело. Тогда физически не оглядывайтесь. После недели в лесу или где-то еще, это будет иметь больше смысла.

Мы с Лорой целенаправленно создавали маленький мир, в который вписывались. Мы нанимаем людей, которые думают так же, как мы, и принимаем в качестве владельцев пекарен (по франшизе) людей, которые хотят жить так же. Наша глава юридического отдела уехала в годичный отпуск; она вернется в сентябре следующего года. Наши объявления о найме ясно говорят, что нам нужны люди с «сильной личной любовью к чему-либо, столь же важному, как и их работа.»

Это не мелочь. Вы не можете иметь большую жизнь, если у вас нет буфера единомышленников вокруг вас. Если вы хотите быть хорошим, вы не можете окружить себя раздражительными людьми и ожидать, что это сработает. Вы можете оставаться милым какое-то время, но это не устойчиво в течение многих лет. Если вы хотите счастливую компанию, вы можете сделать это, только наняв естественно счастливых людей. Вы никогда не построите счастливую компанию, «делая людей счастливыми» — вы не можете действительно «сделать» людей такими, какими они уже не являются. Мы с Лорой хотим быть влюбленными в жизнь, и на этом пути наш бизнес пошел нам на пользу. Это было так же весело, как и любая другая работа, которую я могу себе представить.

Доказательством тому служит тот простой факт, что компания поддерживала и вызывала наш сильный интерес в течение 30 лет. Но мы никогда не смогли бы этого сделать, если бы случайно наняли серьезных энергичных людей. Для меня простая идея окружить себя такими людьми, какими хотим быть мы сами, — это единственная причина, по которой мы строили и оставались с компанией так долго. Мы собрали группу людей, похожих на нас самих, чтобы быть самими собой.

Поскольку мы всегда очень заботились о том, чтобы веселиться и быть хорошими людьми, я думаю, что мы достигли бы этого в нашей жизни, независимо от того, что мы делали, были ли бы мы бизнесменами или нет. Бизнес на самом деле не дал нам этого — мы дали это бизнесу. Но то, что бизнес дал нам взамен, — так это больше волнения, даже приключений, и гораздо более постоянный рост и изменения, чем мы имели бы в противном случае.

Я думаю, что мы сильнее как люди, потому что выбрали бизнес в качестве нашей профессии. В силовых тренировках вы становитесь сильными, увеличивая сопротивление, как только вы можете справиться с ним без травм. Тебе будет больно, если ты начнешь поднимать слишком много. Но вы можете работать с весами, которые на первый взгляд кажутся невозможными, увеличивая сопротивление по ступенчатой программе. Я люблю это в бизнесе. Это заставляет вас использовать все, что у вас есть — духовно, умственно, эмоционально, — но, если вы делаете это правильно, это всегда приходит к вам такими кусками, с которыми вы достаточно сильны, чтобы справиться (часто, к вашему собственному удивлению). Я не знаю, смог бы я вырасти как человек так, как это было важно для меня, занимаясь чем-то другим, а не бизнесом.

Как может быть легко взять и выйти за дверь, оставив бизнес на других? Это легко, когда каждый аспект вашей жизни был выбран или разработан, чтобы сделать это легким. Никаких исключений. Когда все ваши решения принимаются с полным сознанием свободы и простоты, тогда свобода и простота не только легки, но и неизбежны.

Будучи сами гордыми бизнесменами, мы не знаем, как руководители крупнейших корпораций могут найти время для размножения, не говоря уже о том, чтобы найти время на покупки рождественских подарков для своих детей. Будучи трудолюбивыми работниками, мы не знаем, как другие люди могут работать 72 часа в неделю, неделю за неделей, быть волонтерами при этом на стороне и быть такими веселыми. Как родители, мы не знаем, как люди, зарабатывающие треть наших денег, могут отправить в колледж вдвое больше детей. Как бегуны, мы не знаем, как лучшие марафонцы могут пробежать 26 миль на удивительной скорости, одну гонку за другой, и при этом не расшатать колени и лодыжки.

Мы приучили себя быть полностью в мире с этим неразрешимыми, универсальными вопросами. И вот мы здесь, у нас больше свободного времени и мы работаем меньше, чем кто-либо из наших знакомых».

У Пита и Лоры есть еще один список правил:

  • Мы избегаем долгов, как яда. Наш первый дом стоил 5000 долларов — и это было с 10 акрами. Всю свою жизнь мы покупали все за наличные. Только три раза я могу припомнить, как подписывал вексель, и все три раза мы могли расплатиться в тот же день, когда он был подписан, из наших собственных сбережений. Честно говоря, я не знаю, зачем нам это понадобилось. Мы быстро расплатились с ними, потому что даже если у вас есть 1 миллион долларов в банке, простой небольшой платеж за автомобиль немного поработит ваше мышление.
  • Наша компания частная, и мы владеем 93%. Любой может в любое время сделать нам предложение, но мы не продадим. Мы просто управляем компанией, как хотим.
  • В бизнесе мы всегда помним о наших двух так называемых шляпах. Мы — сотрудники нашего бизнеса, а также акционеры. Мы никогда не путаем шляпы. Это нормально — менять шляпы по мере необходимости. Нехорошо забывать, что на нас надето. Наши отношения с бизнесом тщательно, почти фанатично, деловиты.
  • Мы очень сельские. Наш дом находится в восьми милях от Диллона, штат Монтана, фермерского городка с населением 5 000 человек. В шестидесяти милях от Диллона, в любом направлении, в основном пусто, за исключением ранчо. В таком месте, как это, нет никакого давления, чтобы быть каким-то другим, кроме того, каким ты хочешь быть.
  • Мы часто бываем на свежем воздухе. Каждый божий день мы выходим на улицу по крайней мере на пару часов. Там, где мы живем, царит полная тишина, если не считать птиц и прочего. По выходным мы ходим пешком, катаемся на лыжах или разбиваем лагерь.
  • Наша единственная газета — это Dillon Tribune. Она выходит по средам и никогда не печатает ни единого слова из мировых или национальных новостей.
  • Наш телевизор воспроизводит только видео. У нас дома не было обычного телевизора со времен колледжа, что было 30 лет назад. Наши дочери выросли вообще без телевизора.
  • Мы с Лорой пишем в дневниках в среднем по часу с лишним в неделю. Мы занимаемся этим почти столько же, сколько и бизнесом. Наши записи в дневниках почти исключительно о том, чтобы быть теми людьми, которыми мы хотим быть, жить той жизнью, которой мы хотим жить.
  • Мы бегаем или поднимаем тяжести в течение часа или двух каждый день, обычно чередуя шестимильные или восьмимильные пробежки в один день с поднятием весов во дворе на следующий, с пешими прогулками или катанием на лыжах в выходные. Мы делаем все наши упражнения на открытом воздухе, без исключения, в нашем дворе для весов, на гравийных дорогах для наших пробежек. Мы знаем, как удобно одеваться в любую погоду в Монтане. Быть на улице в сильную непогоду — одна из наших любимых вещей.
  • Мы все время окружены животными. Это важно, потому что животные думают иначе. Сейчас у нас четыре кошки, две ламы, одна старая лошадь и Кона, наша собака, которая иногда навещает нас. Мы живем, пожалуй, в самом «коровьем» месте на планете. Коровы и лошади есть во всех направлениях, все время. Каждую весну мы видим телят и жеребят, рождающихся рядом с нашей подъездной дорожкой. Даже на работе все наше здание так кишит голубями, что напоминает призовую фотографию из National Geographic. Овечьи загоны идут прямо по главной улице через весь город. Вчера мы видели вблизи стадо антилоп и двух оленей, в которых можно было бросить камень. На самом деле, как раз в этот момент, когда я диктую эту фразу, на холме справа от меня я вижу семь лосих.
  • Наш дом — это 1300 квадратных футов, не считая подвала. Это простой белый фермерский дом с верандой и качелями. Наша кровать меньше, чем у большинства, простая полноразмерная, в которой все еще есть место для кошек. В одной ванной комнате есть одна раковина, один туалет и одна очень короткая ванна, возможно, самая короткая настоящая ванна, которую вы когда-либо видели. Никакого душа. Это прекрасно работало для нас, даже когда наши дочери учились в средней школе.
  • Нас окружает густой бурелом из деревьев, которые мы сами посадили. Мы не можем видеть наших соседей. Даже если бы мы могли, ближайший находится в четверти мили отсюда. Большую часть года на деревьях полно птиц.
  • У нас есть непреодолимая, постоянно развивающаяся личная любовь, совершенно не связанная с нашей работой. Любимые журналы — это The Bolivian Times и другие, названия которых мало кто узнает. Мы покупаем книги как сумасшедшие. Я только что заметил, что Amazon следит за нами и продал нам более 200 книг. Тем не менее, нам повезло, что у нас есть волшебный книжный шкаф, который никогда не заполняется. Я бы сказал, что менее 25% нашего чтения хоть как-то отдаленно связано с нашей работой. Из-за нашего маленького простого дома и нашего волшебного книжного шкафа мы агрессивно избавляемся от всего, что не собираемся использовать.
  • Каждое лето мы проводим либо в Латинской Америке, либо в путешествии по дикой природе. Когда мы путешествуем по Латинской Америке, мы избегаем городов. Мы пытаемся найти города, которые являются латинскими аналогами Диллона. Сельские путешествия в Латинской Америке могут показаться совершенно отличными от поездок по дикой природе, но оба вида путешествий оказывают одинаковое влияние на нашу перспективу и приоритеты.
  • Нам всегда было легко экономить. Даже когда мы не зарабатывали много денег, сбережения давались довольно легко. Кажется, что мы потратили меньше, чем заработали, за всю нашу жизнь. Это хорошо для свободы.
  • Мы медитируем. Я медитирую в основном во дворе, Лора — в доме. По утрам в это время года я наблюдаю северное сияние. Наша кошка медитирует вместе со мной. Медитация для нас не религиозна; это просто спокойное время, без особых размышлений.
  • Мы едим просто и полезно. Мы не особенно стараемся, но у Лоры есть ученая степень в области питания, а мы, в конце концов, занимаемся производством цельнозерновой муки. Питание простое и базовое.
  • Если говорить о хлебопекарном бизнесе, то он не ставит каких-либо этических вопросов. В этом смысле это хороший бизнес.
  • Мы живем по принципу «купи это, а не сделай это сам». Всякий раз, когда мы можем обменять деньги на время, мы делаем это. Мы были такими, насколько могли, даже когда были бедны.
  • Мы всегда «покупаем на верхах, продаем на низах». Это действительно ключ к свободе. В ту минуту, когда мы что-то закончили, мы продаем это сверхдешево и убираем это из нашей жизни, быстро. Когда нам что-то нужно для достижения наших целей, мы перекупаем всех.
  • Мы почти никогда не занимаемся многозадачностью. Мы начинаем что-то, делаем это, останавливаемся, делаем паузу, начинаем следующее дело. Мы стараемся никогда не думать о том, чего не делаем. Мы делаем выбор осознанно, и тогда мы довольны им.
  • Я родился без гена ответственности. Мне нравится помогать людям, мне нравится быть хорошим человеком. Но когда люди хотят заставить меня что-то сделать, это все равно что пытаться поднять арбузное семечко с гладкой тарелки.
  • Мы женатыь. Мы думаем одинаково; мы росли вместе с 15-ти лет. Мы можем двигаться с большой свободой, как пара.