Поппи Крам показывает, как «сопереживающая технология» может считывать такие физические показатели, как температура тела и химический состав дыхания, которые сообщают о нашем эмоциональном состоянии. Во благо или во зло. Что происходит, когда технологии знают о нас больше, чем мы сами?

Что происходит, когда технологии знают о нас больше, чем мы сами? Сегодня компьютер по едва уловимому движению лицевых мышц способен отличить настоящую улыбку от притворной. И это только начало. Технологии становятся невероятно умными и уже умеют определять наше внутреннее состояние. Нравится нам это или нет, но мы уже раскрываем часть своей личной жизни, не имея возможности это контролировать. Это кажется проблемой, потому что большинство из нас хотят скрыть свои чувства от посторонних глаз. Мы хотим контролировать то, чем мы делимся, а чем нет. Нам нравится сохранять бесстрастное лицо.

Но я здесь, чтобы сказать вам, что это уже в прошлом.

И хотя это может звучать пугающе, это не так уж и плохо. Я уже давно изучаю происходящие в мозге процессы, которые создают уникальные особенности восприятия для каждого из нас. Сейчас я соединяю эти данные с возможностями современных технологий, чтобы создать новую, которая сделает нас лучше, расширит наши чувства и позволит лучше взаимодействовать. И чтобы сделать это, мы должны смириться с некоторой потерей контроля. 

 

В случае с некоторыми животными это правда удивительно, мы получаем доступ к их внутреннему миру. Мы напрямую наблюдаем механику взаимодействия между их реакцией на окружающий мир и состоянием их органов. Вот где такие движущие силы эволюции, как еда, спаривание и забота о том, чтобы тебя не съели, определяют поведенческие реакции на информацию, получаемую извне. И мы заглядываем в это так называемое окно: в их внутренние состояния и биологические процессы. Это действительно очень круто. А теперь потерпите минутку — я скрипачка, а не певица. Но паук уже дал свой критический отзыв.

ДЫХАНИЕ БОЛЬШОГО БРАТА

Поппи Крам: Оказывается, некоторые пауки настраивают свои паутины как скрипки — в резонансе с определёнными звуками. И скорее всего, обертон моего голоса в моменты повышения и в сочетании с громкостью воссоздал хищный призыв эхолоцирующей летучей мыши или птицы, и паук сделал то, что должен был сделать. Он предупреждающе попросил меня удалиться. Просто здорово. Паук взаимодействует с внешним миром таким образом, чтобы мы могли видеть и понять, что происходит в его внутреннем мире. Биология контролирует реакцию паука, и его внутреннее состояние «написано у него на лбу».

Но мы, люди, совсем другие. Мы считаем, что осознанно контролируем, что другие видят, знают и понимают о нашем внутреннем состоянии: наши эмоции, страхи, блеф, испытания и невзгоды — и то, как мы на это реагируем. Мы научились сохранять «покер-фейс».

А может, и нет. Давайте попробуем вместе. Ваши глаза реагируют на работу мозга. Реакция, которую вы увидите, полностью зависит от умственного усилия и не имеет никакого отношения к изменениям в освещении. Это установлено нейробиологами. Уверяю вас, ваши глаза делают то же самое, что и глаза испытуемого в лаборатории, и не важно, хотите вы этого или нет. Сначала вы услышите голоса. Попытайтесь понять, что они говорят, и продолжайте смотреть прямо перед собой. Поначалу будет трудно, затем будет только один голос и станет совсем легко. Вы увидите, как меняется диаметр зрачка.

БОЛЬШОМУ ТЕХНО-БРАТУ ИЗ ПЕКИНА НУЖНЫ АФРИКАНСКИЕ ЛИЦА

ПК: Зрачки не лгут. Зрачки выдают «покер-фейс». Когда работа мозга усиливается, вегетативная нервная система расширяет зрачок. А в ситуации наоборот — он сужается. Когда я убираю один голос, требуется меньшее когнитивное усилие, чтобы понять речь. Можно разместить голоса в разных местах, можно сделать громче один из голосов. Будет происходить то же самое. Мы можем подумать, что способны лучше управлять своим внутренним состоянием, чем тот паук, но, возможно, это не так.

Современные технологии начинают помогать нам видеть сигналы и признаки, которые выдают нас с головой. Объединение датчиков с машинным обучением на нас, вокруг нас и в нашем окружении дают нам больше, чем камеры и микрофоны, отслеживающие наши внешние действия.

Наши тела излучают наше состояние — посредством изменения температуры тела. Посмотрите на эти ультракрасные термальные изображения позади меня, красные участки теплее, синие — холоднее. Динамическая подпись нашего термального ответа отражает наши изменения при стрессе, показывает интенсивность работы мозга, сосредоточены ли мы и вовлечены в разговор,и смотрим ли на картину с изображением огня, как если бы он была настоящим. Мы даже можем видеть, как краснеют щёки при виде изображения пламени.

Но кроме раскрытия нашего состояния, что, если измерения данных чьей-либо тепловой реакциипоказывали бы и межличностный интерес? Отслеживание искренности чувств на чьём-либо тепловом снимке может стать новой частью того, как мы влюбляемся и видим чей-то интерес.

Наша технология может слушать, раскрывать и прогнозировать наше психическое и физическое здоровье, просто анализируя динамику времени нашей речи и фраз, фиксируемую микрофонами. Группы показали, что изменения в статистических показателях нашей речи в паре с машинным обучением могут предсказать вероятность развития психоза.

Я пойду дальше и рассмотрю лингвистические изменения и изменения в нашем голосе, которые происходят под воздействием разных условий. Слабоумие, диабет могут изменить спектральную окраску нашего голоса. Изменения в речи при болезни Альцгеймера иногда могут проявиться на 10 лет раньше клинического диагноза. Что мы говорим и как мы это говорим рассказывает нам больше, чем мы привыкли думать. А устройства в наших домах могли бы, если позволить им, дать нам бесценную информацию. Химический состав нашего дыхания выдаёт наши чувства.Динамическая смесь ацетона, изопрена и углекислого газа меняется, когда сердце ускоряется, когда мышцы напряжены, и всё это происходит без очевидного изменения в нашем поведении.

ТЫ ПЛАЧЕШЬ? ТЫ СМЕЕШЬСЯ? КОМПЬЮТЕР ПОЙМЕТ

Давайте посмотрим видеоролик. Кое-что будет показываться на боковых экранах, но постарайтесь сосредоточиться на изображении на главном экране и мужчине у окна. 

Я отслеживаю углекислый газ, который вы выдыхаете прямо сейчас. Мы установили шланги по всему залу, у самого пола, потому что CO2 тяжелее воздуха. Они присоединены к устройству позади сцены, которое позволяет нам измерять в реальном времени и с высокой точностьюнепрерывный дифференциал концентрации CO2. Облака по бокам на самом деле — визуализация данных в реальном времени плотности нашего CO2. Вы всё ещё можете видеть пятно красного цвета на экране, потому что мы показываем увеличение концентрации большими цветными облаками, большими областями красного цвета. А вот точка, где все испытали испуг. Общий страх изменил концентрацию углекислого газа. А теперь посмотрим ролик ещё раз.

ПК: Вы знали, что произойдёт. Но совсем другое дело, когда мы изменили замысел автора.Изменение музыки и звуковых эффектов полностью меняет эмоциональное воздействие этой сцены. И мы можем видеть это по нашему дыханию. Тревога, страх, радость показаны как воспроизводимые, визуально-идентифицируемые моменты. Мы передаём химическую подпись наших эмоций. Бесстрастия больше нет.

Наши помещения, наши технологии будут знать, что мы чувствуем. Мы будем знать друг о друге больше, чем когда-либо раньше. Мы получаем шанс попасть внутрь себя и соединиться с опытом и чувствами, которые составляют основу нас как людей в наших чувствах, эмоциях и социализации. Я считаю, что это эпоха эмпатии. У надёжных технологических партнёров появится способность соединять нас друг с другом и с нашими технологиями. Если мы признаем потенциал превращения в технологических эмпатов, мы получим возможность при помощи технологиипреодолеть барьер между эмоциями и познанием. И таким способом мы изменим то, как мы рассказываем о себе. Мы создадим лучшее будущее для таких технологий, как дополненная реальность, расширим собственный контроль и связь между нами на более глубоком уровне.

Представьте, что школьный психолог способен понять, что внешне весёлый ученик на самом деле переживает трудные времена, и протянуть руку, что может сыграть решающую, позитивную роль. Или органы власти, будучи в состоянии увидеть разницу между теми, у кого кризис психического здоровья, и теми, кто проявляет совсем иной тип агрессии, смогут правильно отреагировать на ситуацию. Или художник, который знает, какое влияние оказывает его творчество. Лев Толстой определял свой подход к произведению в зависимости от того, смог ли читатель прочувствовать то, что задумал автор. Современные художники знают, что мы чувствуем. Но независимо от того, искусство это или взаимосвязь между людьми, сегодняшние технологии смогут узнать, что мы испытываем и чувствуем, и это значит, что мы можем стать ближе друг к другу и к самим себе.

Но я понимаю, что многим из нас очень трудно принять идею обмена личными данными и особенно смириться с тем, что людям стала доступна та информация, которой мы бы не хотели с кем-либо делиться. Каждый раз, когда мы с кем-то общаемся, смотрим на кого-то или предпочитаем отвести взгляд, всё равно мы обмениваемся информацией, которую люди используют, чтобы узнать, сделать выводы об их и о нашей жизни.

Я не хочу создавать общество, где личная жизнь выставляется на всеобщее обозрение, а конфиденциальная информация становится доступной людям и организациям, которым мы не давали своё согласие. Но я хочу создать такое общество, в котором мы могли бы заботиться друг о друге более эффективно. И если кто-то испытывает чувства, на которые стóит обратить внимание, мы бы смогли помочь ему. Благодаря нашей технологии мы можем расширить свои возможности.

Любая технология может быть использована во благо или во зло. Прозрачность во взаимодействии и эффективное регулирование безусловно необходимы для создания доверия ко всему этому. Но ради пользы, которую «сопереживающая технология» может привнести в нашу жизнь, стóит решить потенциальные проблемы, вызывающие у нас тревогу. И если мы этого не сделаем, слишком много возможностей и чувств будут упущены. 

Читайте также:

КАК ИИ В КИТАЕ БУДЕТ СЛЕДИТЬ ЗА ШКОЛЬНИКАМИ

 

КАК ВОЗНИКАЮТ ЭМОЦИИ

 

ЦЕНА УЛЫБКИ: ЗАЧЕМ СИСТЕМЫ ИИ УЧАТСЯ РАСПОЗНАВАТЬ ЭМОЦИИ

 

КАК НАУЧИТЬ КОМПЬЮТЕРЫ ПОНИМАТЬ НАШИ ЭМОЦИИ