Кевин Келли: В будущем появится больше людей, которые существуют вне системы, полностью выходят из нее и не хотят иметь с ней ничего общего. И это станет настоящей проблемой для общества: что делать с теми, кто не соглашается играть по правилам системы?

Главный редактор журнала Wired и футурист Кевин Келли — о «вечных новичках», деклассированных элементах, сознательном падении на дно и неопределенности мира

О ключевом навыке будущего

Основным навыком станет умение учиться. Начиная со школы людей должны учить познавать новое. Очевидно, что эта способность варьируется от человека к человеку, но каждый может стать умнее в какой-то области. Человек в любом возрасте «вечный новичок».

Современная молодежь думает, что вытянула счастливый билет, родившись в новой среде, но уже через пять лет появится что-то, что было придумано после того, как они родились, и им придется изучать это новое. Поэтому скоро они вернутся в положение новичка, подобно остальным. Все будут новичками. Все должны продолжать учиться.

О государственном регулировании

Управление осуществляется в разных масштабах – от решения проблем района, таких как ремонт дорог, до контроля за благосостоянием города. По большей части управление городом сильнее влияет на процветание граждан, чем все остальное – даже больше, чем сама страна, в которой они живут. Города и государства законодательно регулируются, и это необходимо в современном мире. Но правила должны вводиться медленно и иметь консервативный характер.

Регулирование – дело хорошее, но преждевременное регулирование – это настоящая катастрофа. Наспех принятые законы могут блокировать технологию, прежде чем мы узнаем, как она работает, чем она хороша и чем плоха. Чтобы сделать выводы, требуется время.

ЧАСТНЫЕ МЕГАПОЛИСЫ КАК АЛЬТЕРНАТИВА ГОСУДАРСТВЕННЫМ

У правительств есть и другие важные функции. Они могут объединять ресурсы для работы над тем, над чем не могут работать рынки по причине долгосрочных инвестиций. Это касается научной сферы и технических разработок. Возьмите пару миллиардов долларов, которые планируется потратить на бесполезную войну, и вложите их в науку, технику, образование – и на ваших глазах эта сумма увеличится в сто раз.

Государства сами по себе должны модернизироваться, хотя для них это серьезный вызов. Хороший пример подает такая организация, как Code for America: она запускает интересные волонтерские программы для технических специалистов, которые помогают местным властям модернизировать государственный аппарат. Таким образом, обычные специалисты могут усовершенствовать интерфейс для чиновников, у которых есть благие намерения, но они не знают, с чего начать из-за существующей инфраструктуры. Это еще один способ применения технологий для преобразования мира.

О персонализации

Пытаясь понять, что представляет собой идеальное потребление лично для вас, вы стараетесь знакомиться с интересными вещами, о которых ранее не знали или которые ранее вам не нравились. И вам нужно снова и снова проверять ваши симпатии и вкусы, потому что со временем вы меняетесь.

Но в современном цифровом мире существует проблема: когда вы видите только то, что вам уже нравится, и вас это устраивает, вы оказываетесь в ситуации конечной персонализации. Возникает тупик от полного удовлетворения.

Таким образом, оптимальный вариант – это не стопроцентная персонализация. Нам нужны неожиданные и неудобные вещи, но не в большом количестве. Людей по-прежнему нужно возбуждать и удивлять чем-то новым, поэтому персонализация будет меняться индивидуально под каждого. Возможно, есть люди, которые хотят 50% нового в своей жизни. Но это очень неординарные люди.

О правдоподобности фактов и разных истинах

В наши дни проблема с фейковыми и альтернативными новостями стала реальным вызовом. И эта проблема имеет под собой определенные основания. Количество фактов продолжает расти, а быть экспертом во всем невозможно.

Неудивительно, что многим из нас трудно разобраться, что является правдой, потому что мы «совершили побег» из мира, в котором действительно могли бы быть владельцами всей информации. В итоге мы должны полагаться на определенные источники, чтобы отделять правду от неправды, будь то Википедия, New York Times или что-то еще.

Когда мы хотим получить ответ, мы обращаемся за помощью к машине. В связи с этим возникает ряд вопросов. У какой машины мы спрашиваем? Каков будет источник информации? Насколько надежны будут ответы, полученные от машины? Мы смотрим на информацию с разных политических ракурсов, в зависимости от позиции новостного ресурса.

КАКИМ БУДЕТ МЕГАПОЛИС БУДУЩЕГО?

Мы будем развиваться в сторону формирования разных уровней правды, когда заявления поступают через интернет, через систему, через компанию – и все, что они транслируют, кажется правдоподобным.

Уровень доверия подтверждается тем, что каждый источник имеет репутацию правдивого ресурса, которую подтверждают другие источники, которые в свою очередь подтверждают или опровергают третьи. Таким образом, доверие не основывается на мнении одного авторитета, скорее оно держится на авторитете всей системы. Постепенно мы привыкнем к идее, что за каждым фактом стоит не определенность, а вероятность.

О кризисе уверенности

Всегда будут люди-фундаменталисты, не допускающие возражений. Тем не менее идеи станут нести в себе меньше определенности, чем в прошлом. Кто-то скажет, что это особенность научного подхода. Все ученые сомневаются и, несмотря на свою точку зрения, оговариваются: «Я уверен, но не на все 100%». И сомнений в мире становится все больше.

Но мы никогда ни в чем не достигнем стопроцентной уверенности, так как мир в принципе становится более условным и неопределенным. Все усложняется из-за того, что истина теряет однозначность: поскольку противоположные факты становятся широко известными и у всех есть возможности сомневаться и приводить контраргументы, кризис уверенности в мире будет нарастать.

Взрывной рост информации и знаний, а также развитие виртуальной реальности способствуют формированию относительного взгляда на мир. Проживите день как женщина или как представитель меньшинства – и вы увидите, что происходит на самом деле.

О многозадачности и разделении времени

Ряд исследований показывает, что на самом деле миллениалы не могут работать в режиме многозадачности, хотя распространено противоположное мнение на этот счет. Конечно, есть некоторые задачи, с которыми мы можем справляться одновременно: например, слушать музыку и параллельно выполнять какую-то работу. Возможно, есть и другие исключения, о которых мы еще не знаем.

В этом случае лучше говорить о модели разделения времени, в рамках которой мы можем распределять задачи – выполнять их не сразу, а по очереди, но в коротких сессиях. Сложно подобрать для этого подходящий термин, но это ситуация, когда вы делаете только одно дело за раз, но часто и быстро переключаетесь. Вы можете пять минут заниматься одной задачей, а затем переключиться на что-то другое.

Об индивидуалистах и анархистах

Люди, предпочитающие действовать в одиночку, никуда не денутся, но в определенном смысле они будут наказаны и одновременно вознаграждены за свой индивидуализм. Наказание будет иметь социальный оттенок, потому что именно общество делает людей лучше и признает их таковыми. Одиночки же не получают поддержки руководства и окружающих.
В то же время мы видим, как миллиарды людей благодаря технологиям становятся настолько взаимосвязаны, что их мысли начинают переплетаться. В этом смысле у индивидуалистов есть заметное преимущество – они могут думать по-другому. Однако мысли и идеи ничего не значат, если ими не с кем поделиться.

В каждом сообществе всегда были одиночки. Они могут быть чудаковатыми, неординарными, гениальными, но зачастую все это не имеет значения для сообщества, потому что индивидуалисты живут сами по себе.

В ситуации, когда существует общемировое правительство и глобализм становится реальностью, быть индивидуалистом намного сложнее. Вы можете отказаться от общения, но вы не можете просто так выйти из системы с точки зрения законодательства и сказать: «Я не буду следовать этим законам, потому что они мне не нравятся». Если это единственные существующие законы, а не законы отдельного государства, то вы не можете их игнорировать.

В будущем появится больше людей, которые существуют вне системы, полностью выходят из нее и не хотят иметь с ней ничего общего. И это станет настоящей проблемой для общества: что делать с теми, кто не соглашается играть по правилам системы? Такие люди станут в обществе деклассированными элементами, но это будет их личный выбор, своего рода умышленное падение на дно.

В конечном итоге мы получим базовое право на мобильность, то есть сможем жить в любом месте до тех пор, пока соблюдаем местные правила. Но имеете ли вы право игнорировать любые правила? Или устанавливать ваши собственные? Вряд ли.

Возможно, когда появится глобальное мировое правительство, кто-нибудь создаст островное государство «Фридония» (Freedonia), куда стекутся все анархисты. На этом острове не будет никаких законов. Но пока очень сложно представить такую картинку.

Об авторе

Кевин Келли – сооснователь и главный редактор журнала Wired, футурист, автор книг «Новые правила для новой экономики», «Вне контроля» и «Неизбежно. 12 технологических трендов, которые определяют наше будущее». Пишет статьи для различных изданий: The New York Times, The Economist, Time, Harper’s Magazine, Science, Veneer Magazine, GQ, Esquire. В качестве футуриста выступал консультантом на съемках фильма Стивена Спилберга «Секретное досье».

Источник

Читайте также:

НЕМИНУЕМЫЙ МАРШ ТЕХНО-АНАРХИИ

 

КТО ТАКИЕ КРИПТОАНАРХИСТЫ И НУЖНО ЛИ НАМ ИХ БОЯТЬСЯ?

 

ВЫБОР FST. 28 ИЮЛЯ — 3 АВГУСТА 2018