«Умный дом» за последние 10-15 лет успел превратиться из концепции во вполне осязаемый рынок. Мировой рынок ПО, устройств, материалов и технологий для «умного дома» сегодня превышает $70 млрд. Куда движется основной тренд в этой сфере и каковы шансы российских разработчиков занять долю этого рынка?

Идея автоматизированного дома, который будет заботливо подогревать пол, варить кофе к пробуждению владельца и вообще возьмет на себя всю домашнюю рутину, будоражила умы инженеров и домохозяек на протяжении всего XX века. Еще в 1893 году американский журнал Answers делился мечтами о доме будущего, в котором плита включается по нажатию кнопки в спинке кровати, а двери и окна работают с помощью автоматических электроприводов. В 1959 году на Американской национальной выставке в Москве была представлена «Чудо-кухня», дизайнеры которой обещали, что через несколько лет вся домашняя работа будет выполняться домашними машинами-роботами по голосовой команде или взмаху руки.

Полвека спустя можно констатировать: нужные технологии появились, однако доступ к ним миллиарды домовладельцев до сих пор не получили. По данным исследовательской компании Forrester, только 6% домохозяйств в США имеют умные устройства, в том числе подключенную к интернету бытовую технику, системы наблюдения, датчики и сенсоры, экономящие электроэнергию, и т. д. В России эта цифра, по оценкам экспертов, не выше 0,1%. В 2015 году объем продуктов и услуг для умного дома достиг $60 млрд — неплохо для развивающегося рынка, но капля в море по сравнению с продажами обыкновенных, не подключаемых к интернету устройств для домохозяйств (один лишь рынок бытовой техники для кухни в 2015 году достиг $212 млрд, согласно Euromonitor).

Консалтинговое агентство PWC утверждает, что проблема «в головах»: большинство домовладельцев привыкли к традиционному укладу жизни и уровню комфорта и не хотят его менять. По результатам опроса, который компания провела в Великобритании, 72% населения не планирует тратить деньги на умные устройства и технологии для дома в течение ближайших пяти лет и не верит, что интернет станет неотъемлемой частью не только их смартфонов и ноутбуков, но и бытовых устройств.

Останавливает их еще и то, что умная техника для дома пока слишком дорога. Один из холодильников Samsung, который автоматически следит за сроком годности всех помещаемых в него продуктов и составляет список покупок для похода в магазин, стоит около $5 тыс. Вдобавок крупную бытовую технику люди заменяют в принципе нечасто, эксплуатируя ее не менее семи–десяти лет. В итоге сверхсовременные устройства проникают на рынок долго и могут рассчитывать лишь на небольшую его нишу — зачастую устаревая раньше, чем окупают затраты на разработку.

Тем не менее, крупнейшие технологические корпорации по всему миру, равно как и производители бытовых приборов и техники, не оставляют попыток победить безразличие пользователей и завоевать массовый сегмент рынка. На Западе инвестиции в технологии для умного дома проливаются щедрым дождем. Одну из крупнейших покупок в отрасли осуществила компания Google: в 2014 году она приобрела за $3,2 млрд стартап Nest, производителя умного термостата, который автоматически регулирует температуру в квартире и подстраивается под предпочтения владельца. Еще за $550 млн компания купила Dropcam, разработчика домашних систем видеонаблюдения (в дальнейшем его сделали одним из подразделений Nest). Продажи термостата, впрочем, шли совсем не так бойко, как ожидала Google: за 2015 год, как утверждает исследовательская компания Strategy Analytics, было куплено всего 1,3 млн этих умных устройств по средней розничной цене в $250. В результате маркетинговых неудач основатель Nest Тони Фэйдел в начале этого лета покинул свой пост.

Крепки стены умом

Подключенные бытовые приборы и устройства — верхушка айсберга технологий и продуктов, предназначенных для умного дома. Концепция умного дома базируется на четырех основных элементах. Первый — это эффективное потребление ресурсов: всевозможные датчики и сенсоры следят за потреблением электричества, воды, тепла, обнаруживают «протечки», то есть источники растраты энергии, и по возможности снижают расход ресурсов. Например, тот же Nest ночью и в отсутствие людей снижает мощность батарей отопления или вообще отключает их. Второй — организация охраны: видеонаблюдение, сигнализация, «тревожная кнопка», система конт-роля доступа в подъезд, на этаж и в квартиру и т. д. Эти системы, как правило, привязаны к смартфону владельца и могут управляться дистанционно: прежде чем отправлять сигнал в полицию или охранное агентство, камера покажет картинку владельцу, чтобы он подтвердил возникновение опасной ситуации. Развернуться фантазии в этом сегменте есть где — от «навороченных» охранных систем до элегантных гаджетов. Так, швейцарский промышленный дизайнер Ив Беар создал устройство August Smart Lock: оно устанавливается на замок входной двери, распознает смартфон хозяина и открывает дверь только по электронному ключу. Зашифрованный ключ можно прислать своим друзьям и родственникам.

Третий базовый элемент умного дома — техническая безопасность: защита от короткого замыкания, протечки воды и других нарушений работы всех инженерных систем и электроприборов. Российский стартап xTurion, к примеру, предлагает «замыкать» все датчики, связанные с технической безопасностью, на умном роботе: он будет самостоятельно вести мониторинг помещения и определять степень опасности возникшей ситуации. Наконец, четвертый элемент умного дома связан с устройствами, позволяющими повысить комфорт в быту: роботы-уборщики (уже созданы не только роботы-пылесосы, но и те, что умеют чистить бассейн и мыть окна), домашние голосовые помощники, напоминающие пожилым людям о необходимости принять лекарства или позвонить родным, посудомоечные машины, автоматически распознающие загрузку грязной посуды.

Умными в доме могут быть не только отдельные устройства или инженерные сети, но и вообще все поверхности — прежде всего, за счет сверхсовременных стройматериалов. В Наньянском технологическом университете в Сингапуре уже создали специальные плоские микрокомпоненты, которые можно вмонтировать прямо в бумагу для обоев, ковровое покрытие или ламинатную доску для того, чтобы наделять поверхности «интеллектом» и общаться с ними, как с голосовым помощником из смартфона. В Суррейском университете в Великобритании под обои приспособили ультратонкие графеновые листы: они будут отыскивать излишки тепловой энергии в квартире и перерабатывать их в электричество. В германском Институте им. Хассо Платтнера разработали проект умного пола, который является гигантским сенсорным экраном: он распознает пользователей по их весу, анализирует их позы и способен активно взаимодействовать с ними — например, может предложить детям поиграть с виртуальным мячиком или включить любимый канал, если пользователь сел на диван перед телевизором. Большинство таких проектов, правда, сегодня находится в стадии разработки и еще не достигло рынка.

Гораздо более красочными рисуются рыночные перспективы для компактных и недорогих умных гаджетов для дома. Речь идет об устройствах, связанных с автоматизацией ежедневных рутинных действий: чайник, который сам кипятит воду к определенному часу, утюг, подающий сигнал тревоги, если вы забыли его выключить. В идеале такие приборы не только подчиняются однократным командам пользователя, но и являются обучаемыми — накапливают информацию о привычках владельца и оптимизируют свою работу в соответствии с ними. Из-за относительной дешевизны и простоты подобные устройства имеют более высокие шансы завоевать массовый рынок.

Общение не складывается

Чем больше в умной квартире различных устройств, тем острее встает проблема их совместимости. Устройства для умного дома пользуются разными протоколами беспроводной связи (подробнее см. во врезке «Вавилонская башня») для того, чтобы передавать и получать информацию из сети. И эти протоколы часто не совпадают с теми, которые предусмотрены в смартфонах и планшетах. Умные вещи в доме подключаются в сеть по протоколам ZigBee, Z-Wave, Bluetooth Low Energy и некоторым другим, предназначенным для узкого ряда устройств. Все они являются альтернативой связи по Wi-Fi и Bluetooth (прежние стандарты неэффективны при использовании в квартире или доме из-за слишком активного потребления энергии, низкой проходимости и риска потери сигнала, слишком высокой степени защищенности данных и других факторов). Однако при наличии дома множества инструментов, общающихся на разных языках, очень трудно представить сеть, которая умела бы объединять их все. Такой сети пока и не существует, но попытки ее создания предпринимаются регулярно. В последние два–три года большинство крупнейших хайтек-компаний анонсировали новые разработки, призванные свести «несоединимые» умные устройства воедино.

Один из наиболее известных протоколов SmartThings предложен Samsung: он позволяет связать различную бытовую технику, от холодильника до лампочки, через центральный порт управления и контролировать ее со смартфона с помощью мобильного приложения. Запатентовав протокол, Samsung создает на его основе собственные устройства, получает роялти с каждого устройства стороннего производителя, совместимого с протоколом и «включающегося» в сеть SmartThings, — а за стандартом ключевого игрока действительно потянулись многие.

Google и Apple тем временем взялись за конкурирующие разработки. Компания Apple решила вложиться не в производство умной бытовой техники или специального «связующего устройства», а в создание платформы HomeKit. Это программное обеспечение, которое устанавливается с помощью специальных приложений на умные устройства сторонних разработчиков, а также встраивается в «Айфоны» и «Айпады», превращая их в контроллеры. Платформа позволяет настраивать работу целых групп устройств, поддерживающих стандарт. Например, вы сами с помощью «Айфона» можете «обязать» лампочку у входной двери включаться, если датчик движения зафиксировал перемещение в своем поле зрения. Осенью 2015 года альтернативную операционную платформу Brillo, основанную на стандарте Weave, предложила Google. По задумке, работает она примерно так же, как и HomeKit, но только c Android-смартфонами и планшетами. Несколько больших производителей домашней техники и электроники, включая LG и Asus, уже выразили симпатии новому стандарту и обязались добавить его в список тех, с которыми совместимы их устройства. Специального коммуникационного протокола Thread удостоилась также Nest (дочка Google): с его помощью термостаты и датчики дыма Nest могут общаться с другими приборами, потребляющими малое количество электричества.

В гонку за «самым правильным стандартом» ввязалось множество других производителей, которые выводят на рынок продукты, зачастую поддерживающие только их собственный протокол. Например, товары линейки Panasonic Smart Home совместимы лишь с другими устройствами того же бренда. Большинство игроков рынка считают такую стратегию невыигрышной: она ведет к удорожанию устройств в долгом периоде. Вместо этого победу прочат, как ни удивительно, онлайн-ритейлеру Amazon: в 2014 году он вывел на рынок беспроводную колонку Echo со встроенным хабом для умных устройств и голосовым ассистентом Alexa, созданным на базе искусственного интеллекта.

Колонка способна работать со множеством стандартов и протоколов производителей разнообразных устройств. Голосового помощника можно попросить выключить свет на кухне, если там стоит умная лампочка Philips Hue, или поднять температуру в комнате, если вы пользуетесь термостатом Nest, а также управлять несколькими десятками других приборов. В систему Echo активно интегрируются не только производители бытовой техники, но и операторы самых разных услуг: Alexa может воспроизвести музыку из Spotify, вызвать такси Uber, заказать пиццу Domino’s… За полтора года компания Amazon продала более трех миллионов устройств и доказала успешность кросс-платформенного подхода к стандартизации умного дома.

Каждым из хайтек-гигантов, решивших сыграть на поле технологий для умного дома, руководят собственные мотивы. Echo помогает Amazon лучше узнать потребительские привычки пользователей, чтобы предлагать потратить деньги на товары, которые нужны именно им. Компания Google, зарабатывающая преимущественно на рекламе, также стремится пополнить свои массивы данных новой информацией и более эффективно таргетировать рекламные объявления. Apple расширяет возможности iOS-устройств, создавая экосистему с уникальными функциями там, где ее не было прежде. Впрочем, выгоды это не слишком материальные: всем игрокам еще только предстоит нащупать способы монетизации решений для умного дома. Высокой прибылью на новом рынке не может похвастаться ни один из его участников, а теории о наиболее эффективных бизнес-моделях для умного дома лишь начинают строиться.

Ум в обмен на лояльность

Подключенные домашние устройства действительно открывают дорогу для появления совершенно новых моделей коммерциализации продуктов и услуг. Возможно, в будущем нам вообще не придется платить за умную бытовую технику — в обмен на долгосрочные контракты с провайдерами услуг. Хольгер Нопке, вице-президент подразделения технологий для умного дома Deutsche Telekom (DT), видит ключевую возможность рынка в интеграции систем управления взаимоотношений с клиентами (CRM-систем) напрямую в продукты, которыми пользуются домовладельцы. «С их помощью можно будет создавать новые программы лояльности и делать персонифицированные предложения клиентам», — отмечает он в докладе DT. На практике это означает, что в умном доме все чаще будет использоваться модель «продукт как услуга»: вместо того чтобы продавать умные устройства и технику, ритейлеры станут сдавать ее в аренду или лизинг, взимая лишь плату за пользование. Возможен и другой сценарий. Ряд американских агентств недвижимости уже предлагает взять в аренду квартиру с предустановленными умными системами. А если речь идет о многоквартирных домах, то все жильцы смогут пользоваться умными функциями своего дома на основе принципов шеринга (совместного пользования).

Удачно вписывается в концепцию умного дома монетизация по модели подписки. Умные посудомоечные машины смогут автоматически, без участия владельца заказывать таблетки, соль и порошок; кофеварки — зерна кофе; холодильник — яйца и молоко. Чтобы такая модель работала эффективно, производители бытовой техники будут заключать партнерские контракты с торговыми сетями, обеспечивая для покупателя скидку на умную технику. На практике партнерство выглядит примерно так: вы с 50-процентной скидкой получаете кофеварку или холодильник, но обязуетесь в течение пяти лет оплачивать продукты, которые устройства заказывают для вас. Совместные программы лояльности и партнерства с торговыми сетями, видимо, будут практиковать и операторы сотовой связи, предоставляющие услугу домашнего интернета. Для них это способ сохранить положение на рынке в условиях падения доходов от традиционного голосового трафика.

Долгосрочные контракты можно заключать не только с ИТ-провайдерами, но и с компаниями, обслуживающими инженерные сети дома. Например, умный дом сообщает вашей управляющей компании о том, что через одну из стен происходят заметные утечки тепла. Компания вызывает подрядчика и укрепляет термоизоляцию здания, а вы начинаете меньше платить по счетам за электроэнергию. Система также может оповестить сантехника о том, что одна из труб в доме износилась, и тот отремонтирует ее, предотвратив протечку воды. Выгода очевидна и для страховых компаний. Если умный датчик подскажет владельцу, что тот забыл закрыть окно на первом этаже особняка, это автоматически снизит вероятность воровства. Снижение потенциальных выплат по страховым случаям — хорошая мотивация для страховщиков, которые могут поставлять умные устройства бесплатно вместе с контрактами и даже обязывать клиентов устанавливать их.

Наконец, на рынке умного дома найдут нишу компании, предлагающие специфические услуги по обслуживанию интеллектуальных систем. Они займутся архивированием видеозаписей с камер безопасности, хранением данных в виртуальных облаках, мониторингом всех систем умного дома, когда хозяин в отпуске и не имеет стабильного доступа к интернету. Но появление этих ниш прямо зависит от того, насколько гостеприимно новые технологии будут встречены домовладельцами — и как скоро они займут место в каждом доме.

Вавилонская башня

Умный дом, который «населен» множеством устройств, работающих по разным стандартам и протоколам связи, напоминает библейский сюжет с Вавилонской башней, строители которой общаются на разных языках и не могут договориться. Построить «башню» умного дома действительно непросто. Каждый из гаджетов использует беспроводной трансмиттер и ресивер данных, которые в идеале потребляют минимальное количество энергии, чтобы устройство могло функционировать годами без замены батарейки. При этом сигнал должен проходить через стены, пол и потолок здания на уникальной частоте, не смешиваясь с другими беспроводными сетями. Данные должны быть зашифрованы, а сеть способна «вмещать» десятки, а то и сотни различных устройств. Сегодня существует несколько стандартов связи, на каждый из которых полагаются различные производители умных устройств.

1 Z-Wave — один из самых популярных беспроводных стандартов связи, с которым совместимо более 1 300 различных умных устройств, продающихся на рынке. Сигнал по этому стандарту передается на расстояние в тридцать метров и защищен по технологии шифрования, используемой в онлайн-банкинге. Все устройства, совместимые с Z-Wave, способны общаться друг с другом и объединяться в так называемую «ячеистую сеть», работа которой тем лучше и надежнее, чем больше в ней устройств (каждое способно не только получать сигнал сети, но и передавать его дальше). Впрочем, емкость сети ограничена 232 устройствами.

2 ZigBee — стандарт, очень похожий на Z-Wave, с небольшими отличиями: сигнал передается лишь на десять метров, зато в сеть могут подключаться до 65 тысяч устройств. Как и в случае с Z-Wave, для коммуникации необходим внешний «посредник» — хаб, на котором «замыкаются» сигналы от всех устройств. Главное отличие ZigBee состоит в том, что это открытый стандарт, в то время как Z-Wave — защищенный патентом. Поэтому использование ZigBee значительно дешевле для сторонних разработчиков. Стандарты ZigBee и Z-Wave несовместимы друг с другом, однако существуют хабы, которые поддерживают оба стандарта.

3 Bluetooth — широко известный стандарт, который пережил второе рождение в устройствах для умного дома после появления новейшей версии протокола Bluetooth Low Energy (LE). Bluetooth значительнее удобнее ZigBee и Z-Wave, если речь идет об устройствах, с которыми пользователь взаимодействует в непосредственной физической близости, — например, об умных дверных замках. Передача данных по этому протоколу идет быстрее, чем альтернативными способами, канал лучше защищен и более надежен, к тому же взаимодействие между умными смартфоном и замком ведется напрямую, без необходимости задействовать внешний хаб. Разработчики заявляют, что Bluetooth LE также позволит формировать ячеистые сети устройств, что значительно увеличит дистанцию, на которой действует его сигнал.

Bluetooth — широко известный стандарт, который пережил второе рождение в устройствах для умного дома после появления новейшей версии протокола Bluetooth Low Energy (LE). Bluetooth значительнее удобнее ZigBee и Z-Wave, если речь идет об устройствах, с которыми пользователь взаимодействует в непосредственной физической близости, — например, об умных дверных замках. Передача данных по этому протоколу идет быстрее, чем альтернативными способами, канал лучше защищен и более надежен, к тому же взаимодействие между умными смартфоном и замком ведется напрямую, без необходимости задействовать внешний хаб. Разработчики заявляют, что Bluetooth LE также позволит формировать ячеистые сети устройств, что значительно увеличит дистанцию, на которой действует его сигнал.

РОССИЯ: Практическое домоводство

Первые умные дома в России начали появляться в конце 1990-х годов в сегменте дорогого индивидуального жилья и до сих пор остаются «на элитном счету». Застройщики этот рынок раскачивать не торопятся: в кризис особенно затратно и рискованно оснащать новостройки автоматизированными системами. К тому же, как выясняется, умный дом для русского и европейца— совсем не одно и то же.

Российские покупатели недвижимости в массе своей довольно равнодушны к тому, будет ли их дом «умным». Умная система играет роль «вишенки на торте», но отнюдь не является решающим фактором при выборе нового дома. «Как ни странно, но даже в элитном сегменте покупатели, для которых было бы принципиально важным наличие в доме умных технологий, встречаются не так уж часто, — говорит руководитель отдела продаж департамента загородной недвижимости агентства Penny Lane Realty Мария Соковцева. — Да и домов, как на первичном рынке, так и на вторичном, в которых эти технологии были бы представлены, единицы».

Покупателей в первую очередь интересуют местоположение дома, престижность локации или поселка, ремонт, качество строительства, размер придомового участка. Если все эти требования удовлетворяют клиента, то, уже став владельцем, он может обратиться в специализированные агентства с просьбой разработать для дома смарт-систему. Как правило, каждый застройщик работает с аккредитованными компаниями, которые выполняют различные дополнительные услуги; среди них есть и установщики систем «умный дом». «Девелоперы не предлагают и уж тем более не навязывают готовое умное жилье, — подтверждает Георгий Николаев, руководитель службы застройщика жилых комплексов «Андерсен» и «Остров Эрин». — Интеллектуальные системы имеют множество индивидуальных опций, которые настраиваются непосредственно под желания конкретного клиента. Платить довольно большие деньги за дополнительные услуги, которые в дальнейшем ему будут не нужны, покупатель не станет».

Скептицизм застройщиков в отношении интеллектуальных систем объясним. Рынок уже знает несколько случаев, когда девелоперы делали ставку на инновационную начинку дома и прогадали. Один из ярких примеров — московский ЖК «Коперник» на Большой Якиманке, построенный по индивидуальному проекту в 2006 году. Сверхсовременное (так его рекламировали при старте продаж) здание на 146 квартир оснащено встроенной в общедомовые инженерные сети системой «умный дом», позволяющей владельцу дистанционно управлять всей электроникой. С любого расстояния можно запрограммировать кондиционеры, включить необходимые бытовые приборы и даже поставить любимую музыку к приходу хозяина. Однако за семь лет многие квартиры в доме так и не были проданы; сегодня цена на них колеблется от 1,8 до 6 миллионов долларов, а агентства недвижимости упоминают о полной автоматизации здания лишь вскользь, предпочитая концентрироваться на исключительном расположении здания и выдающихся интерьерах апартаментов.

Связываться с умными технологиями при проектировании новостройки с нуля не только дорого, но и недальновидно: системы и гаджеты слишком быстро устаревают. Поэтому девелоперы лишь подводят к квартирам необходимые коммуникации, чтобы владелец мог самостоятельно подключить функции умного дома. «Разумеется, при вторичной продаже, если в доме уже установлена смарт-система, владелец будет ей пользоваться, — добавляет Георгий Николаев. — Но такими системами оснащено не более 1% всех частных домов, поэтому случаи вторичной продажи умных домов немногочисленны».

Моя крепость

Мотивация к установке умных систем в российских домах сильно отличается от той, к которой привыкли в Европе и США — в странах, где умное жилье развивается значительно активнее и откуда мода на него перекинулась к нам. Для западного пользователя в умном доме первичны энергосберегающие технологии: квартира или коттедж напичканы «умными розетками», лампочками с сенсорами движения, термостатами, понижающими температуру ночью и отключающими отопление вообще, когда дома никого нет. Не говоря уже об элементах генерации альтернативной энергии, которыми повсеместно оснащаются как частные, так и многоквартирные дома. По данным экспертов, использование энергоэффективных технологий и устройств, а также источников возобновляемой энергии может снизить расходы домохозяйства на коммунальные услуги до 50%. В России, где счета на электроэнергию и воду даже с учетом инфляции значительно меньше западных стран, экономия ресурсов — едва ли не последнее, о чем задумываются пользователи умных домов.

— Самый востребованный блок умного дома, который устанавливают владельцы жилья, — это охранная система, — говорит Георгий Николаев. — Это отдельное оборудование, которое зачастую не встраивается в общую систему мониторинга дома (если она есть), а передает сигнал непосредственно на пульт охранной компании. Тем не менее такая система позволяет в удаленном режиме контролировать периметр дома на случай проникновения или пожара, а также проверять, не возникло ли в доме протечек.

Вторая по популярности система контроля в доме, по утверждению эксперта, связана с автоматизацией газового оборудования. Компании, которые специализируются на установках газовых котлов, часто предлагают владельцам коттеджей блок автоматизации работы котла. С его помощью можно получать любые данные о том, что происходит с котлом, и управлять им в удаленном режиме с мобильного телефона. Услуга оповещения действует даже при нахождении владельца за границей: он посылает данные в виде СМС на сервер котла для изменения режима его работы. В отсутствие владельца в доме поддерживается сравнительно низкая температура — например, 8 градусов. Если к приезду воздух надо прогреть до 20 градусов, за несколько часов можно подать с телефона соответствующий сигнал котлу. Единственный тормозящий фактор, по словам Николаева, — высокая стоимость оборудования: GSM-блок управления стоит почти столько же, сколько сам газовый котел. Поэтому многие домовладельцы попросту пренебрегают дополнительным комфортом, чтобы сэкономить.

Все остальные системы, контролирующие жизне-обеспечение жилища, автоматизируются не так часто. В теории практически все инженерные системы и приборы в доме можно сделать «умными»: подачу воды, кондиционирование и вентиляцию, освещенность. «Можно даже установить электрохимические стекла или пленки в своем доме и контролировать степень затемнения окон, — продолжает Николаев. — Или раздвигать занавески, находясь в другом полушарии».

Среди заказов действительно порой попадаются запросы на экстравагантные опции. Так, генеральный директор компании «Домус Сапиенс» Иван Потапов рассказывает о квартире в Санкт-Петербурге, в которой была интегрирована система голосового управления. Освещение во всех помещениях было выполнено светодиодными лентами, и с помощью планшета можно было менять цвет любой комнаты. Еще в одном проекте была реализована интересная система освещения лестницы: каждая ступенька подсвечивалась изнутри по мере продвижения. А компания «Лаборатория комфорта» занималась установкой в коттедже неподалеку от Новосибирска умной системы, которая позволяла в дистанционном режиме управлять работой хамама и фонтанов. Функция управления тоже может быть решена необычно. «Недавно на рынке появилась линейка ювелирных украшений со встроенной электроникой, — говорит Потапов. — Вы надеваете браслет и управляете умным домом жестами, а нотификации приходят на него через загорающиеся разным цветом светодиоды и вибрацию».

Если не считать столь необычных решений, как правило, контроль над всеми умными системами в доме осуществляется с единого пульта управления (для этого в определенном месте встраивается монитор, передающий картинку со всех видеокамер и информацию о стабильности работы систем), а также в режиме удаленного доступа. На каждый прибор, который вводится в систему, устанавливается специальный контроллер — либо прибор изначально является «умным». Так, для создания системы освещения используются умные лампочки, но зачастую капсюль, куда вкручивается лампа, сам обладает определенной степенью контроля.

Дорого и страшно

Тот факт, что в России умные дома пока не прижились, легко объясняется их высокой ценой. «Даже состоятельные покупатели загородных домов не любят лишних расходов на вещи, необходимость которых неочевидна», — утверждает Мария Соковцева из Penny Lane Realty. По словам Ивана Потапова, средняя стоимость комплексного проекта в квартире площадью 100–150 кв. метров колеблется от 2 до 3,5 млн рублей. За эти деньги можно обустроить управление светом и климатом, развлекательными системами, установить охранное оборудование. «Минимальный ценовой порог — около 10 тысяч рублей за квадратный метр, — добавляет Соковцева. — Самый простой пакет умного дома включает несложную систему управления освещением и систему защиты от протечек». Компании, занимающиеся установкой смарт-систем, обычно используют только импортное оборудование. Поэтому падение рубля сильно сказалось на интересе потенциальных покупателей. «Один лишь монитор для вывода информации со всех систем стоит минимум полторы–две тысячи долларов, — говорит Георгий Николаев. — К монитору необходимо купить массу различных контроллеров и заказать профессиональный монтаж оборудования. Услугой этой вследствие маленького рынка занимаются лишь несколько компаний, поэтому цена на нее также высока».

Пользоваться умным домом (в его российском воплощении) тоже недешево. Многочисленное оборудование и контроллеры дают заметную нагрузку на электросети, что приводит к значительному росту коммунальных платежей. По оценкам девелоперов, в умных квартирах стоимость коммунальных услуг может достигать 200–300 рублей за квадратный метр: при средней площади в 200 метров это 40–60 тыс. рублей ежемесячно; в просторных загородных коттеджах счета выше в пять и более раз. По причине дорогой эксплуатации умные дома не будут проникать и в массовый сегмент, уверен Николаев. «В сегменте экономкласса люди считают каждую тысячу, — объясняет он. — Для многих покупателей коммунальная плата является значимой статьей расходов, и лишние 500 рублей в месяц за пользование элементарной охранной сигнализацией могут оказаться весомой нагрузкой на бюджет».

Предустановленные умные системы иногда вовсе могут стать минусом при продаже дома. Многие покупатели не доверяют надежности автоматических систем и думают, что не смогут к ним привыкнуть. Очень многое зависит от грамотности технических решений — иначе оборудование будет барахлить. По словам сотрудницы дизайнерского агентства Architectural Bureau Александры Барклянской, у некоторых клиентов уже накопился негативный опыт обращения со смарт-системами, что отталкивает от покупки умных домов в дальнейшем. «Расплодившиеся инсталляторы и интеграторы с неработающими решениями, использующие как китайские подделки, так и дорогие мультимедийные системы управления, сильно дискредитировали понятие домашней автоматизации, — сетует Барклянская. — Подобрать в пару грамотных инженеров и полностью доверяющего им заказчика становится все труднее». Однако, как отмечает Александра, в сегменте индивидуального дорогого жилья, с которым работает ее компания, желающих устанавливать смарт-системы все еще довольно много: около двух третей всех проектов оснащается системами автоматики. Заказчики не сразу осваивают весь функционал, но за 3–6 месяцев практики поднаторевают в пользовании умным домом, и дальнейшая эксплуатация вопросов не вызывает.

Массово поумневшие

Пока в высоком ценовом сегменте рынок умных домов стагнирует, отдельные элементы подобных систем постепенно проникают в массовое жилье. «Люди начинают понимать, — говорит Иван Потапов, — что от протечек лучше защититься. Поставить в коридоре датчик движения — это удобно, программируемый термостат теплого пола — это экономично. Я не верю, что когда-нибудь умные дома будут комплексно строиться в масштабе всей страны, но, возможно, появятся решения на базе дешевых панелей управления, которыми некоторые застройщики будут комплектовать и массовое жилье тоже». Представители девелоперских компаний, опрошенные «Бизнес-журналом», также оценили шансы комплексного применения умных технологий в массовом жилье как «ничтожно малые». В отличие от интеграторов и застройщиков, министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Михаил Мень настроен более оптимистично. В интервью газете «Коммерсантъ» этой весной он заявил, что к 2017 году объем российского рынка умного жилья может достигнуть 7–10 млрд рублей: это двукратный рост по сравнению с 2013 годом, когда рынок оценивался в 3,7 млрд. По словам Меня, сегмент умных домов уже вышел за границы элитной недвижимости и устремился в средний класс.

В России действительно есть несколько десятков многоквартирных домов, которые относятся к сегменту массового жилья и которые власти предпочитают называть «умными». По данным Фонда содействия реформированию ЖКХ, на июль 2016 года это 117 построенных и 18 находящихся в стадии строительства домов, где в полной мере реализованы идеи энергосбережения. Строительство энергоэффективных домов ведется по программам переселения граждан из аварийного и ветхого жилья. Умные новостройки появились в Алтайском и Ставропольском краях, Дагестане, Татарстане, Якутии, в Челябинской области и на Дальнем Востоке. Среди инновационных технологий, которые в них используются, — системы дистанционного управления тепловыми пунктами и мониторинга показателей, датчики движения, индивидуальные газовые котлы и т. д. В умной трехэтажке, построенной в 2013 году во Владимирской области, предусмотрены поквартирные миниатюрные станции подачи горячей воды и солнечные коллекторы на крыше. Двухэтажный дом в Оренбургской области снабжен гелиосистемой для подогрева горячей воды, оснащен солнечными панелями и автоматизированной системой вентиляции помещений. По официальным данным, жители большинства энергоэффективных зданий платят за коммунальные услуги на 25–40% меньше, чем в обычном доме, а в домах с возобновляемыми источниками экономия достигает 50–75%.

По словам Сергея Степашина, председателя наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ, совместно с министерствами строительства и энергетики прорабатывается программа, которая поставит строительство умных — то есть энергоэффективных — домов на поток. Они строятся за счет средств фонда и региональных бюджетов, а их возведение обходится примерно на 30% дороже, чем обыкновенных многоэтажек. Однако за 6–8 лет разница окупается. Применение энергоэффективных технологий особенно выгодно в регионах с суровым климатом, поэтому самая активная стройка развернулась в Мурманской области и Республике Коми: здесь уже построено 40 умных домов. И все-таки в масштабах всей страны это очень мало. Чтобы подстегнуть строительство, власти могут ужесточить требования по энергоэффективности, отмечает Михаил Мень, либо начать внедрять опции умного дома постепенно — например, рекомендовав установку автоматизированных систем отопления, вентиляции, защиты от протечек воды и утечек газа управляющим компаниям при проведении капитального ремонта.

Отдельные умные технологии появляются в домах благодаря программам создания умных городов. Например, в Москве развернута городская система видеонаблюдения, созданная в рамках госпрограммы «Информационный город» на 2012–2018 годы. Система включает более 140 тыс. видеокамер, все записи которых стекаются в единый центр хранения и обработки данных и хранятся в течение пяти дней. По данным Департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы, камерами оборудовано свыше 100 тыс. подъездов и 20 тыс. дворовых территорий. Это более 90% всех московских домов. Как отмечает руководитель аналитического подразделения ДИТ Алексей Чукарин, за два года благодаря средствам видеонаблюдения было раскрыто более пяти тысяч тяжких преступлений. Помимо раскрытия правонарушений, камеры помогают мониторить дворовые территории — следить за своевременным вывозом мусора, состоянием улиц, дворов и детских площадок.

Скорее всего, объединение госпрограмм строительства умных домов и умных городов — дело времени. Такую мысль высказывали чиновники на прошлогоднем IV форуме «Энергоэффективность и развитие энергетики». «Пора уже переходить от умных домов к умной стране», — резюмировал Сергей Степашин.

Задание на дом

Оборудование для домашней автоматизации — рынок, почти полностью зависящий от импорта. Из-за рубежа ввозится все — от простых датчиков и контроллеров до умной бытовой техники. Однако и идеи, и первые попытки наладить собственное производство умных устройств у российских разработчиков уже имеются.

Я вырос в Дагестане, где всегда были перебои с подачей воды через магистральный водопровод, — рассказывает Магомед Штанчаев, разработчик устройства «Умная емкость». — Отключения случались как плановые, так и неожиданные. С детства помню эти вечно заполненные водой «про запас» ванны в домах — чуть ли не в каждой второй семье в нашей республике». Устройство Штанчаева заменяет тазики, баки и прочие народные средства борьбы с обезвоживанием, выступая аккумулятором воды: оно самостоятельно проверяет, есть ли вода в трубах, пополняет запас и в случае необходимости подает ее из резерва.

Помимо этого, умная емкость контролирует качество воды, постепенно заменяя застоявшуюся на свежую, и имеет встроенную защиту от протечек. Старт серийного выпуска устройства намечен на ноябрь 2016 года; по мнению разработчиков, им удастся решить проблему нестабильного водоснабжения не только в Дагестане, но и на всей территории бывшего СССР и в странах Ближнего Востока.

История Магомеда Штанчаева — не единственный пример российских инициатив по созданию автоматизированных систем для дома или офиса. Многие разработчики начинают в этой сфере с того, что пытаются придумать недорогое функциональное устройство для решения собственных бытовых проблем, а потом решают превратить его в коммерческий продукт. Так, основательница компании Jalousier Ксения Виноградова устала открывать и закрывать жалюзи на окнах у себя дома в зависимости от того, солнечная стоит погода или пасмурная. «Никто не обязан тратить свое время на то, чтобы менять положение штор или жалюзи по несколько раз в день, — говорит она. — Это, конечно, несложная задача, но если окон у вас много, а погода часто меняется, она может превратиться в раздражающую рутину». Виноградова создала небольшое устройство FlipFlic, которое крепится к обычным жалюзи и способно контролировать входящие потоки солнечного света и температуру в помещении за счет встроенных сенсоров. Если комната нагревается слишком сильно, устройство автоматически закрывает жалюзи, если не прогревается достаточно — приоткрывает их. Приложение для смартфона позволяет настроить работу устройства под предпочтения конкретного пользователя. По словам Ксении, FlipFlic — дешевая и удобная альтернатива жалюзи с электроприводом, стоимость которых колеблется от 250 до тысячи долларов.

Похожим мотивом руководствовался Семён Пилюков, разработчик GSM-систем для мониторинга помещений EctoControl. Один из его знакомых владел загородным домом, который приходилось постоянно навещать зимой: проверять коммуникации, наличие электричества, работу отопления. Дорога была утомительной, и владельцу хотелось найти способ знать, что с домом все в порядке, без изматывающих «инспекций». В 2011 году Пилюков создал первую версию системы оповещения и контроля состояния дома на базе GSM-модема. Устройство мгновенно информирует пользователя о любых изменениях ситуации: отключении электроэнергии, утечке газа, протечке воды, падении или повышении давления в системе отопления… За счет подключения различных датчиков устройство измеряет многочисленные параметры в помещении и в случае, если что-то пошло не так, отправляет текстовое сообщение на мобильный телефон владельца. Компания продает комплекты с различным функционалом в зависимости от того, что нужно каждому конкретному пользователю. В самых «навороченных» версиях предусмотрена даже функция видеонаблюдения: все данные передаются и хранятся в облаке. EctoControl — пример практически стопроцентного импортозамещения: даже сборка ведется на российских заводах. При этом стоимость устройства в зависимости от функционала варьируется от 10 до 22 тыс. рублей, что значительно дешевле аналогичных зарубежных систем.

Заместить заместимое

Российские разработчики оборудования для «умного дома» не случайно фокусируются на создании отдельных небольших устройств, которые под силу купить и установить даже пользователю, далекому от идей автоматизации жилища. Во-первых, этот рынок более массовый. Во-вторых, интеграторы, занимающиеся установкой смарт-систем в сегменте элитного жилья, неохотно используют решения отечественных производителей: по их словам, в технической части они сильно уступают западным. «Комплексные решения по умным домам — это сложный, высокоинтеллектуальный бизнес, сопоставимый с выпуском автомобиля, — утверждает Равиль Гибадуллин, генеральный директор компании VIPelectronics и участник проекта Open Village — выставки-ярмарки умной недвижимости под открытым небом. — Мы импортозамещаем то, что можно заместить. Но по многим элементам бессмысленно конкурировать с Западом, нужно просто брать и использовать существующее, импортное». Владельцы недвижимости также очень часто враждебно настроены по отношению к отечественному оборудованию. «На нашем рынке есть очень качественное оборудование, которое отличается высокой степенью надежности, приемлемой стоимостью и адекватными сроками поставки, — комментирует генеральный директор компании «Лакшери Системс» Дмитрий Королёв. — Однако иногда клиенты опасаются его устанавливать из-за недоверия к российским брендам. В этом случае мы используем исключительно немецкое оборудование либо предлагаем комбинировать решения».

Подстегнуть развитие российского рынка технологий и оборудования для умных домов может поддержка государства и крупных корпораций. В апреле 2016 года стало известно о создании с подачи Ростелекома консорциума промышленного «интернета вещей». Он объединит крупных игроков на рынке автоматизации, за которыми в дальнейшем последуют мелкие. Какое отношение промышленный интернет имеет к умному дому? Самое непосредственное: отдельные элементы оборудования для промышленного «интернета вещей» найдут применение и в автоматизации жилища — ведь производители датчиков, сенсоров и контроллеров только выиграют, если смогут работать сразу на несколько рынков. Правительство также заинтересовано в создании дешевых систем автоматизации, применяемых в том числе при массовом строительстве энергоэффективных домов.

Один из примеров проектов, поддержанных правительством Москвы, — ЖКХ-модем, разработанный в 2014 году компанией «СТРИЖ Телематика». Он автоматически считывает информацию о расходе воды (а при необходимости — и с других датчиков) и отправляет сигнал, если расход превышает норму. Такой модем, работающий автономно, вне зависимости от подключения к энергосети, может быть установлен как в жилом доме, так и, например, на сельскохозяйственных угодьях, где датчики влажности, почвы, концентрации удобрений нужны повсеместно — а возможности протянуть провода на десятки километров нет. В жилом доме такой модем позволит вести дистанционный учет, избегать занижения —сознательно или по невнимательности — данных счетчиков и систематизировать сведения о потреблении коммунальных ресурсов. Пилотный проект по использованию модема уже «обкатан» на москвичах.

Множество разработок для сферы ЖКХ и умного дома выходит из-под крыла федерального конкурса стартапов Startup Village. В этом году первое место среди российских решений в сфере умного дома получил проект ярославской компании «ТРОН Системс», резидента фонда «Сколково». Компания представила систему управления умным домом Throne с эргономичным пользовательским интерфейсом: все объекты квартиры или коттеджа в ней реализованы в виде 3D-модели, которую можно масштабировать, перемещаться по ней и изменять ракурс просмотра на каждой из локаций. Другой проект, также презентованный в этом году на Startup Village, — система очистки воздуха MagicAir — уже запустил свое устройство в продажу. Комплект «умного микроклимата» состоит из базовой станции, которая оценивает качество воздуха в помещении и передает данные на приложение смартфона. С помощью периферийных сенсоров, расположенных в каждой комнате, она отслеживает уровень углекислого газа, температуру и влажность и при необходимости проветрить помещение дает команду бытовой климатической технике. Пока MagicAir работает только с так называемым бризером собственного производства — системой компактной вентиляции, которая подает свежий воздух с улицы в дом и очищает его по медицинскому стандарту с помощью фильтров. Однако вскоре базовую станцию можно будет «связать» с кондиционерами других брендов. Михаил Амелькин, генеральный директор компании «Тион», разработавшей MagicAir, особенно гордится тем фактом, что первым покупателем системы стал первый вице-премьер Игорь Шувалов: комплект из базовой станции и бризера обошелся ему в 36 тыс. рублей.

Цена ума

Пожалуй, самая острая проблема для отечественных разработчиков умных устройств — нехватка финансирования. Многие из них изначально ориентируются на инвестиции западных венчурных фондов и серьезно вкладываются в промышленный дизайн устройств, что для российского рынка довольно нетипично.

— Почва для роста стартапов в области умного дома на Западе более плодородная, да и ИТ-рынок — на уровень выше, — отмечает Магомед Штанчаев. — Там не только больше денег, но и иная культура инвестирования, развитая инфраструктура, больше компаний, которые могут позволить себе исследовательские разработки. Однако в России тоже есть определенный интерес к этой теме как государственных, так и частных фондов. В первую очередь это, безусловно, фонд «Сколково» и Фонд развития интернет-инициатив. В России уже разрабатываются свои умные устройства практически для всех систем жизнеобеспечения: вентиляции, водоснабжения, электрики, контроля доступа и многих других. Появляются платформы для умных домов, развиваются беспроводные сети умных устройств, формируются команды, способные выводить продукты на рынок. Отдельно стоит сказать о сегменте обеспечения безопасности в сфере «интернета вещей» в целом и умного дома в частности. Тут российские разработчики занимают весьма прочные позиции в мире и сдавать их не собираются.

В проект «Умная емкость» Магомед Штанчаев и его партнер Хасай Юсупанов уже вложили около 300 тыс. рублей собственных средств, которые были потрачены на комплектующие для первых версий устройства. До конца года разработчики планируют инвестировать еще до 3 млн рублей — они пойдут на доработку новейшей версии продукта и выпуск первых промышленных экземпляров. Эти суммы компания надеется привлечь за счет грантов и капитала венчурных фондов. Штанчаев и Юсупанов — резиденты единственного в Дагестане бизнес-инкубатора «ПЕРИ Инновации», с помощью которого они смогли найти партнеров и поставщиков в Китае, где будет производиться сборка продукции.

Ксения Виноградова финансировала свою разработку FlipFlic с помощью краудфандинга. Необходимая для начала работы над промышленным образцом устройства сумма в $90 тыс. была собрана на Kickstarter меньше чем за неделю. Ближайшей осенью Виноградова рассчитывает начать массовое производство устройства для автоматизации жалюзи, а к началу 2017 года — осуществить первые поставки по предзаказам. Комплект, который включает устройство FlipFlic и солнечную батарею для автономной работы девайса, стоит около 90 долларов. На аналогичную модель финансирования рассчитывает и Антон Зрящев, самарский разработчик «умных» настенных часов Glance: они собирают информацию со всех подключенных к ним гаджетов, веб-сервисов, приложений и в удобном виде отображают ее на экране. Это может быть, например, информация о погоде, сообщения о новых письмах или самые актуальные новости.

Важно, что амбиции разработчиков не ограничиваются выпуском одного или пары устройств для умного дома. Так, Магомед Штанчаев готовит концепцию целой экосистемы умного дома, применимой как к жилым помещениям, так и к коммерческим зданиям. «Мы идем по пути постепенной замены чужого оборудования в системах «умный дом» своим, стремясь сделать его более дешевым или гибким, — объясняет Штанчаев. — И верим, что развернуть долгосрочное собственное производство умных устройств в России — реально».

Наталья Югринова

Источник

Читайте также:

НАСТУПЛЕНИЕ ИНТЕРНЕТА ВЕЩЕЙ

 

ДАТЧИКИ MAGICAIR И ПУТЬ КОМПАНИИ "ТИОН"

 

СИНГАПУР ВЫВОДИТ НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ ПОНЯТИЕ «УМНЫЙ ГОРОД»