Мода всегда была драйвером инновационного процесса, только в нашу эпоху она стимулирует разработку не швейных машинок и жаккардовых станков, а электронной коммерции и искусственного интеллекта

В конце февраля известная исследовательская компания CB Insights представила новый доклад «Будущее моды: как технологии преобразуют индустрию от дизайна до мерчандайзинга» (The Future Of Fashion: From Design To Merchandising, How Tech Is Reshaping The Industry). 

Для людей, далеких от мира моды, а к числу таковых, очевидно, следует отнести большую часть мужского населения нашей планеты, заявленная в обзоре тема «технологические инновации в модной индустрии» может показаться надуманной. Однако стоит погрузиться в детали — и скепсис улетучивается.

Более того, исходный тезис авторов исследования: мода всегда была одним из важных очагов инновационного процесса, начиная с изобретения швейной машинки и до подъема электронной коммерции, — уже не выглядит гиперболой, использованной с целью привлечения интереса читателей.

Быстрая мода круглый год

Одним из самых заметных проявлений «подрывного эффекта», оказываемого новыми технологиями (прежде всего в IT-сфере) на мир модной индустрии, стало быстрое размывание сезонного графика, на который еще недавно прошлом уверенно ориентировались крупнейшие дома моды.

Мода в цифрах и фактах 

Общий объем глобального рынка одежды (apparel market) в настоящее время, по данным интернет-портала FashionUnited, составляет порядка 3 трлн долларов (2% мирового ВВП). Впрочем, эта оценка достаточно условна. Скажем, по информации, представленной на сайте brandongaille.com, совокупный объем мирового рынка швейной и текстильной промышленности составляет чуть более 2,5 трлн долларов (суммарный объем продаж на этом рынке, в свою очередь, составляет чуть более 700 млрд долларов). 

Что же касется оценок объемов крупнейших сегментов рынка модной индустрии, согласно FashionUnited, то 621 млрд долларов приходится на долю женской одежды, 402 млрд — на мужскую, около 340 млрд — это рынок розничной торговли предметами роскоши (сегмент luxury goods); мировой рынок детской одежды оценивается в 186 млрд долларов, на рынок спортивной обуви приходится еще около 90 млрд, и, наконец, специально выделяется сегмент свадебной одежды (bridalwear), объем которого составляет 57 млрд долларов. 

В совместном докладе State of Fashion 2018, выпущенном в ноябре 2017 года McKinsey & Company и Business of Fashion, отмечается, что после периода стагнации на мировом рынке моды в последние два года наметилось новое оживление: так, в 2018 году прогнозируется прирост этого рынка на 3,5–4,5% по сравнению с 1,5% в 2016-м. При этом текущий год должен стать переломным по части географии продаж: впервые доля Европы и Северной Америки в глобальных объемах продаж одежды и обуви опустится ниже 50%, тогда как на долю Азии придется порядка 40% продаж, а онлайн-составляющая азиатского рынка в ближайшие два года должна вырасти до 1,4 трлн долларов. 

Крупнейшим экспортером одежды и обуви в мире на протяжении многих лет остается Китай. Кроме него в пятерку основных стран-экспортеров входят Индия, Италия, Турция и Бангладеш (в общей сложности доля этих пяти стран на мировом рынке одежды составляет около 55%, но более трети приходится на Китай). В обувном сегменте в тройку лидеров помимо КНР входят Вьетнам и Италия, и это трио производит около 70% общего мирового объема. 

Мировой рейтинг fashion-компаний по общему объему продаж возглавляют Nike и испанский гигант Inditex, специализирующийся в сегменте fast-fashion (его главная торговая сеть — Zara). В пятерку лидеров также входят французский конгломерат LVMH (Louis Vuitton Moët Hennessy), ориентированный на премиальные сегменты, американская TJX (самый известный ее массовый бренд — T. J. Maxx) и шведская fast-fashion компания H&M. 

В свою очередь, в рейтинге Top 10 мировых брендов в мире моды, составленном в прошлом году исследовательской компанией D&B Hoovers, лидером оказался Louis Vuitton, за которым со значительным отрывом следуют H&M, Kering (группа-владелец таких известных брендов, как Gucci, Yves Saint Laurent, Balenciaga, Brioni, Puma и др.), The Gap (ведущий американский ритейлер), Christian Dior и Richemont (швейцарский холдинг, владеющий в том числе Cartier и Montblanc).

В течение нескольких послевоенных десятилетий у fashion-индустрии официально было всего лишь два сезона: весенне-летние коллекции демонстрировались на подиумах в начале осени, а осенне-зимние линии одежды и обуви традиционно презентовались в феврале.

Эти два пика, обеспечивающие стабильный полугодичный интервал от анонсов до первых розничных продаж, позволяли ведущим брендам иметь достаточный запас времени для прощупывания потенциального спроса на новые коллекции и соответствующей корректировки планируемых объемов производства.

Однако эпоха превалирования этой классической модели, по всей видимости, уже завершилась — благодаря новому поколению ритейлеров, специализирующихся в более дешевом сегменте модного рынка, fast-fashion («быстрой» моде).

По оценкам Business Insider, средняя продолжительность времени, которое сегодня уходит у производителей предметов одежды на полный цикл — от стадии дизайна продукта до его появления на полках магазинов (time to shelf), — порядка 12 недель. Однако у многих лидеров отрасли этот показатель значительно меньше — например, у британского онлайн-ритейлера ASOS он составляет около шести недель, а у крупнейшей испанской торговой сети Zara (входит в группу Inditex) — пять недель. Благодаря этому ускоренному циклу, а также акценту на более дешевый сегмент рынка fast-fashion, испанский лидер мирового ритейла, в частности, сумел добиться в прошлом году заметного прироста продаж (на 10% по сравнению с 2016 г.дом, тогда как в среднем по отрасли он составил менее 3%).

Причем некоторые бренды в сфере fast-fashion сегодня фактически уже вышли на еженедельный график, умудряясь за год представлять на рынке более 50 «микросезонов». А один из самых известных представителей этой когорты, британский ритейлер Topshop, работающий как на живом розничном рынке, так и через различные онлайн-каналы (ТВ и интернет), недавно прославился тем, что всего за одну неделю анонсировал более 400 новых линий одежды.

Отметим также, что многие бренды fast-fashion очень успешно используют проверенную на многих других технологических направлениях тактику опережающего копирования новых линий одежды и аксессуаров, заблаговременно демонстрирующихся на подиумах классическими домами моды, и зачастую успевают выставлять на магазинные полки свои версии этих изделий раньше самих оригинальных дизайнеров.

Дополнительным подспорьем в этом процессе для молодых fast-fashion-компаний становится то, что они, как правило, ориентированы на менее притязательную массовую аудиторию, нанимают дешевую рабочую силу и сырье (особенно это касается текстильных производств), а также зачастую куда более агрессивно используют для продвижения своей продукции современные массмедиа (прежде всего различные интернет-каналы и популярные социальные сети — Facebook, Instagram, Pinterest и др.).

Среднее время, которое сегодня уходит у производителей предметов одежды на полный цикл — от стадии дизайна продукта до его появления на полках магазинов, — порядка 12 недель. Однако у многих лидеров отрасли этот показатель значительно меньше

И, как отмечается в обзоре CB Insights, традиционные fashion-бренды (получившие также обозначение slow fashion, «медленной» моды, теперь вынуждены подстраиваться под новый укороченный график — дебютные коллекции у многих домов высокой моды запускаются уже не два раза в год, а почти ежемесячно.

В растущем перечне известных брендов, поневоле активно экспериментирующих с различными схемами и технологиями ускоренного запуска новых коллекций, следует особо выделить американскую компанию Tommy Hilfiger (в 2010 году она была приобретена за 3 млрд долларов корпорацией Phillips-Van Heusen).

Так, руководство этой компании недавно официально объявило о запуске нового совместного проекта с IBM и Fashion Institute of Technology по созданию на базе инструментов искусственного интеллекта IBM специализированной компьютерной системы прогнозирования в реальном времени зарождающихся трендов в мире моды, оперативного анализа реакции потенциальных клиентов на анонсируемые компанией через интернет новые модели и ускоренного переформатирования на основании получаемой информации различных элементов дизайна этих моделей.

Но помимо этих планов на будущее Tommy Hilfiger уже предприняла конкретные шаги по внедрению современных IT-технологий в бизнес-процесс, сделав ставку на массовое раскручивание новой линии, получившей говорящее название TommyNow («Томми сейчас») через современные интернет-каналы (акцент опять-таки был сделан на соцсети), в том числе прямую трансляцию дебютного показа в Facebook Live, а также путем предоставления всем желающим возможности быстрого заказа только что продемонстрированных новых моделей как в онлайн-режиме, так и в розничных магазинах.

И эта схема, успешно опробованная Tommy Hilfiger (по заявлениям руководства компании, благодаря ее запуску time to shelf для новой линии удалось сократить почти в три раза по сравнению с предыдущими традиционными коллекциями), затем была очень быстро растиражирована ведущими брендами slow fashion.

Другой крупнейший итальянский производитель, Gucci, недавно официально объявил о своих планах существенной оптимизации логистической цепочки и повышения оперативности реагирования на спрос. В качестве конкретного шага в этом направлении Gucci собирается в скором времени открыть новую экспериментальную технологическую площадку в родной Италии — Gucci Art Lab, которая будет специализироваться на производстве различных кожаных изделий. Основной целью этого нового проекта очевидно является радикальное укорачивание цепочки поставок (и общего числа поставщиков), которое, в идеале, позволит менеджменту Gucci осуществлять более гибкий оперативный контроль за всем производственным процессом, начиная с дизайнерской стадии и вплоть до конечного выпуска.

Фактор времени играет прежде всего на руку молодым стартапам в мире модной индустрии, которые благодаря новым IT-технологиям, использованию 3D-печати, робототехнике, и подключению мощных каналов e-коммерции пока оказываются намного расторопнее гигантов мира slow fashion 

Впрочем, фактор времени играет прежде всего на руку молодым стартапам в мире модной индустрии, которые благодаря новым IT, использованию 3D-печати, робототехнике и подключению мощных каналов e-коммерции пока оказываются намного расторопнее гигантов мира slow fashion. И первую скрипку в этом процессе играет быстрорастущий онлайн-сегмент торговли одеждой, обувью и прочими носимыми изделиями.

Amazon и ее последователи

Главным возмутителем спокойствия мира моды аналитики дружно признают американский гигант электронной коммерции Amazon, который осуществляет массированное наступление на многих рыночных фронтах, и одним из приоритетов руководство этой компании, судя по всему, выбрало именно fashion-индустрию.

Так, в марте 2017 года Amazon получила американский патент на технологию производства одежды под заказ (on-demand apparel manufacturing), которая официально описывается как система, использующая специальное ПО для предварительного сбора и анализа различных запросов на создание новых линий одежды со всего мира и выдающая затем некий  «эффективный план» ускоренного серийного выпуска этих изделий.

Месяцем позже Amazon представила новое многофункциональное устройство Amazon Echo Look, совмещающее в себе камеру hands-free и компьютерного помощника-стилиста и работающее в связке с Alexa — фирменной голосовой платформой компании, оснащенной искусственным интеллектом.

Пока это устройство еще не запущено в массовое производство и продается исключительно по специальным запросам, но уже активно рекламируется в качестве революционного продукта, призванного обеспечить доминирующие позиции американской компании в хайтек-сегменте fashion-индустрии.

Другим недавним знаковым решением Amazon стала покупка в октябре прошлого года нью-йоркского техностартапа Body Labs, специализирующегося на разработке компьютерного 3D-моделирования (одним из козырей этой компании считается инновационная технология SOMA, позволяющая эффективно комбинировать компьютерное зрение, искусственный интеллект и математическое моделирование для детальной проработки динамики движений человеческого тела, что представляет большой интерес для дизайнеров одежды).

Amazon представила новое многофункциональное устройство Amazon Echo Look, совмещающее в себе камеру hands-free и компьютерного помощника-стилиста и работающее в связке с  Alexa — фирменной голосовой платформой компании, оснащенной искусственным интеллектом 

Наконец, в начале января 2018-го. Amazon стала обладателем очередного патента на прототип «волшебного зеркала» (точнее говоря, «системы смешанной реальности», blended reality system), которое якобы сможет генерировать на базе комплексного анализа (3D-сканирования) видеоизображений людей — потенциальных заказчиков новых линий одежды виртуальные трехмерные модели, представленные в различных условиях и средах обитания (судя по всему, главные разработчики этого «волшебного зеркала» — специалисты компании BodyLabs).

Но несмотря на очевидный акцент, который американская компания делает на разработку перспективных IT и онлайн-каналы продаж, Amazon отнюдь не забывает и о традиционном розничном направлении в fashion-сегменте.

Причем активное внедрение Amazon на «живой» рынок фактически осуществляется на фоне крайне неблагоприятных рыночных прогнозов относительно судьбы розничных торговых сетей в обозримом будущем.

Так, эксперты Credit Suisse прогнозируют, что в течение ближайших пяти лет общее число розничных торговых центров-моллов в мире сократится примерно на 25%. За прошлый год, по некоторым оценкам, во всем мире было закрыто более пяти тысяч крупных моллов, и порядка половины этого числа пришлось на долю торговых центров, специализировавшихся на продаже одежды и электроники.

Тем не менее, по всей видимости, эти тенденции пока не слишком пугают руководство Amazon: по прогнозам аналитиков, уже в этом году компания должна выйти на первое место в США по розничным продажам одежды (пока лидером розничной торговли в этом сегменте в Соединенных Штатах остается торговая сеть Macy's).

Google  в сотрудничестве с немецкой онлайн-компанией Zalando недавно запустил новый проект Project Muze, эксперимент по созданию самообучающейся нейронной сети, которая будет пытаться «понимать» различные «эстетические параметры» и создавать компьютерные прототипы новых предметов одежды и обуви 

Только в 2017 году Amazon вывела на рынок семь новых fashion-брендов, а в сентябре потратила несколько десятков миллионов долларов на мощную телерекламу своей новой осенней коллекции, и, по оценкам, общий доход от продажи различных предметов одежды, продаваемых под собственной торговой маркой (private label) Amazon, уже почти достиг 20 млрд долларов. Этому ободряющему примеру Amazon следуют и многие другие ведущие онлайн-платформы, например, свои фирменные линии также запустили один из лидеров европейской интернет-торговли одеждой и обувью немецкая Zalando и ведущая индийская компания в сфере е-коммерции Myntra.

Более того, эти интернет-платформы уже активно внедряются и в премиальные сегменты мира моды, запуская специализированные luxury-сервисы. Один из таких примеров — новая премиальная служба доставки JD Luxury Express, недавно открытая китайским порталом JD.com, другой — Luxury Pavilion, элитная программа по подписке, представленная Tmall, основным конкурентом JD.com на китайском рынке (это автономное подразделение Alibaba Group, которое ежемесячно привлекает более 500 млн активных пользователей/покупателей; данные на начало 2018 г.да). Отметим также, что этот китайский интернет-дуэт сейчас контролирует более 80% онлайн-рынка продаж одежды в Поднебесной.

Помимо Amazon попытки внедриться на fashion-рынок с новыми IT в последнее время предпринимает и другой интернет-гигант — Google, который, в частности, недавно запустил в сотрудничестве с упомянутой выше немецкой онлайн-компанией Zalando новый проект Project Muze, эксперимент по созданию самообучающейся нейронной сети, которая будет пытаться «понимать» различные «эстетические параметры» и создавать компьютерные прототипы новых предметов одежды и обуви.

Впрочем, как отмечают многие эксперты fashion-индустрии, пока подобные экспериментальные проекты по моделированию умных нейронных сетей с ИИ, призванных придумывать некие перспективные новые модели одежды (можно также упомянуть, что этим направлением вроде бы занимается и сама Amazon в специальном исследовательском подразделении Lab126 в Калифорнии) еще очень далеки от того, чтобы полностью заменить дизайнеров-людей. В частности, ранние версии разработок Project Muze, гулявшие в интернете, представляли собой совершенно невразумительные изделия, надеть которые рискнули бы разве что любители ультраавангардной моды.

Персонализация, чатботы и дополненная реальность

Несмотря на не слишком убедительные ранние эксперименты по прямому использованию ИИ в генерации новых линий одежды и обуви, необходимо вместе с тем признать, что компьютерные помощники уже неплохо зарекомендовали себя в тандеме с «живыми» спецами различных fashion-брендов.

Благодаря использованию различных компьютерных алгоритмов разработки моделей многим молодым игрокам модной индустрии удается существенно ускорить сам процесс создания новых предметов одежды, обуви и прочих аксессуаров и привлечь к себе повышенное внимание рядовых покупателей.

Благодаря использованию различных компьютерных алгоритмов разработки моделей многим молодым игрокам модной индустрии удается существенно ускорить процесс создания новых предметов одежды, обуви и прочих аксессуаров и привлечь к себе повышенное внимание рядовых покупателей 

Так, один из новых лидеров онлайн-торговли одеждой американская компания Stitch Fix, которая в октябре прошлого года вышла на IPO и уже оценивается  более чем в 2 млрд долларов, активно продвигает свою технологию «гибридного дизайна» (Hybrid design), основанную на методе комбинированного анализа собственными дизайнерами и ИИ различных трендов в мире моды и последующей генерации перспективных новых изделий. По заявлению руководства компании, ей уже удалось успешно запустить в производство порядка трех десятков изделий, разработанных при помощи этой технологии.

Но, пожалуй, самым многообещающим направлением использования новых компьютерных технологий в обозримом будущем считается применение различных методов обработки больших массивов данных для анализа и прогнозирования персональных предпочтений потенциальных клиентов.

И главными драйверами этого тренда персонализации, который, согласно недавнему совместному докладу McKinsey & Company и Business of Fashion, выпущенному в ноябре 2017 г.ода (State of Fashion 2018), обозначен в качестве главного в текущем году, опять-таки выступают многочисленные новые игроки fashion-рынка, хотя ряд старых волков пытается не отстать от молодой поросли.

Одним из инструментов, быстро набирающих популярность в fashion-индустрии, в последнее время становится растущее использование различными торговыми онлайн-платформами компьютерных чатботов, запрограммированных на то, чтобы направить потенциальных клиентов на соответствующие онлайн-страницы компаний-продавцов одежды и обуви.

Особенно активен на этом фронте молодой калифорнийский стартап Mode.ai, который только в прошлом году разработал виртуальных ботов-стилистов для таких китов, как Levi’s и Louis Vuitton, а недавно официально объявил о запуске нового большого проекта, — универсальной платформы для малых и средних компаний, при помощи которой они смогут сами запускать персональных ботов, работающих в среде Facebook Messenger. Основным козырем Mode.ai при этом выступает созданная этой компанией мощная база данных различных изображений (моделей одежды и т. д.), которая позволит давать нужные советы на основе анализа персональных предпочтений рядовых пользователей фейсбука.

Интересно, что похожую идею продвигает и израильский стартап Syte, который предлагает ритейлерам и fashion-брендам оснастить свои интернет-страницы специальной поисковой кнопкой, помогающей шопоголикам, после того как они подгрузили на эти сайты фотографии своих любимых образцов одежды, находить правильные соответствия в сети.

Калифорнийский стартап Mode.ai, который в прошлом году разработал виртуальных ботов-стилистов для Levi’s и Louis Vuitton, недавно объявил о запуске универсальной платформы для малых и средних компаний, при помощи которой они смогут сами запускать персональных ботов, работающих в среде Facebook Messenger 

Что же касается более серьезных хайтек-проектов в сфере fashion-индустрии, стоит особо выделить два очень интересных эксперимента, продвигаемых, соответственно, британским производителем женской одежды Maggy London International на пару с американским IT-стартапом Code and Craft и другим британским брендом Rebecca Minkoff в сотрудничестве с компьютерной компанией Obsess.

Оба амбициозных проекта нацелены на то, чтобы создать универсальную платформу дополненной виртуальной реальности, при помощи которой клиенты этих британских производителей одежды смогли в недалеком будущем, не отрываясь от экранов своих домашних компьютеров (или мобильных устройств), примерять на себе (точнее, на своих виртуальных двойниках) различные образцы одежды из каталогов. Причем весьма показательно, что к проекту Rebecca Minkoff и Obsess  уже подключился специализированный техинкубатор гиганта американской розничной торговли Walmart (Store No. 8), руководству которого, похоже, очень хочется не отставать в мире высокой хайтек-моды от своего главного конкурента Amazon.

Тигран Оганесян

Источник

Читайте также:

КАК ASOS ДЕЛАЕТ ИЗ МОДЫ РЕЛИГИЮ

 

ИСТОРИЯ ОНЛАЙН-БУТИКА FARFETCH И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В МОДЕ

 

ЦЕЛЫХ 30 ЛЕТ: NIKE AIR MAX ОСТАЁТСЯ КУЛЬТОВЫМ ПРЕДМЕТОМ СПОРТИВНОЙ МОДЫ