«Зиплайн» стала новатором в создании первой в мире системы доставки, осуществляемой в масштабах страны с помощью беспилотников. Дроны доставляют донорскую кровь и плазму в труднодоступные клиники Восточной Африки, меняют логистику здравоохранения и способствуют рождению нового поколения инженеров.

Многие полагают, что появление новых, или передовых, технологий в Африке совершенно невозможно и что наилучший способ помочь Африке шагнуть вперёд — продолжать оказывать гуманитарную помощь и те услуги, которые африканские страны не могут предоставить своими силами. В развитых странах передовые технологии, такие как робототехника и искусственный интеллект, развиваются ускоренными темпами, а Африка, как считают многие, продолжает технологически отставать. Но такое мнение совершенно ошибочно.

Я предприниматель, занимаюсь робототехникой и провожу много времени в Африке. В 2014 году мы создали компанию «Зиплайн», которая по требованию доставляет лекарства в больницы и медцентры c помощью электрических автономных самолётов. В прошлом году мы организовали первую в мире автоматическую систему доставки, работающую в масштабах страны. И что же вы думаете? Это произошло не в США, и не в Японии, и не в Европе. Произошло это благодаря президенту Полю Кагаме и Министерству здравоохранения Республики Руанда, которые сделали большую ставку на возможности этой технологии и подписали коммерческий контракт на доставку по требованию основного количества донорской крови в стране.

 

Почему было важно решить проблему донорской крови? Ежегодно доноры Руанды сдают около 60–80 000 единиц крови. Обычно, если пациент нуждается в переливании крови, на это есть очень серьёзные показания. Но хранение крови — дело непростое, поскольку срок её годности весьма ограничен, при хранении нужно соблюдать многочисленные требования, а предугадать спрос на разные группы крови до того, как больному понадобилось переливание, не так-то просто. Поэтому совершенно потрясающе, что благодаря этой технологии основная часть донорской крови в Руанде хранится централизованно, а в больницы и медицинские центры кровь доставляется из хранилища в среднем за 20–30 минут — специально для больных, нуждающихся в переливании. Хотите увидеть, как осуществляется доставка?

Хорошо. Мне никто не верит, так что я лучше продемонстрирую.

Это наш распределительный центр. Он расположен в 20 км от Кигали. Ещё девять месяцев назад на его месте было кукурузное поле. Но с помощью правительства Руанды мы разровняли эту местность и за пару недель построили центр. Когда в больницу поступает больной в критическом состоянии, лечащий врач или медсестра посылают нам сообщение через WhatsApp с указанием типа крови. Наша команда немедленно принимается за дело. Мы достаём нужную кровь из резервов, пополняемых Национальным центром переливания крови, сканируем данные крови в нашу систему — так Министерство здравоохранения получает информацию, куда направляется кровь, — упаковываем и готовим к отправке на этих небольших автономных самолётах, работающих на батарейках. Когда самолёт готов к отправке, мы за полсекунды разгоняем его до 100 км/ч.

Как только самолёт оторвался от пусковой установки, он становится совершенно автономным.

(На видео: авиадиспетчер управляет воздушным движением)

Здесь наш авиадиспетчер связывается с Международным аэропортом Кигали. Как только самолёт долетает до больницы, он снижается на высоту около 9 метров и сбрасывает пакет. Мы используем простые бумажные парашюты — ведь всё гениальное просто, — чтобы обеспечить мягкое и точное приземление груза — каждый раз в одно и то же место. Как перед подачей такси, за минуту до приезда «водителя» врачи получают сообщение: «Выходите и получайте груз».

И вот — теперь у врачей есть всё необходимое, чтобы спасти больному жизнь.

АЭРОПОРТ БЕСПИЛОТНИКОВ ДЛЯ РУАНДЫ

Так мы в распределительном центре наблюдаем за доставкой нашего груза в 50 км от самого центра. В режиме реального времени мы наблюдаем за тем, как летательный аппарат доставляет груз в больницу. Возможно, вы заметили на экране ping-сигналы, исходящие от летательного аппарата. Эти сигналы являются, по сути, пакетами данных, которые мы получаем от сети мобильной связи. Так вот, в летательных аппаратах есть SIM-карты — как в ваших мобильных телефонах, и мы получаем информацию о том, где они находятся и как проходит их полёт. Представьте себе, для нашего парка самолётов мы покупаем семейные тарифные планы — ведь они самые выгодные.

Я не шучу.

Сейчас мы доставляем около 20% запасов донорской крови Руанды за пределы Кигали. Мы работаем с 12 больницами страны, и список наших клиентов постоянно растёт. Все эти лечебные заведения получают кровь только таким образом. И большинство из них запрашивают поставки крови несколько раз в день.

При организации системы медобеспечения всегда приходится делать выбор между уничтожением излишков и гарантированным обеспечением. Чтобы сократить медотходы, хранение должно быть организовано централизованно. Но это приводит к тому, что в экстренной ситуации случается нехватка необходимых препаратов. Если же вы хотите обеспечить доступность, лекарства в больницы и медцентры должны поставляться с запасом, и у больных не будет нехватки препаратов. Но в итоге образуется много лекарственных отходов, что дорого обходится больницам. И что совершенно замечательно, правительство Руанды смогло решить эту проблему раз и навсегда. Поскольку врачи могут получить донорскую кровь незамедлительно, им не нужно создавать в больницах большие резервы крови. И хотя объём запрашиваемой донорской крови значительно увеличился во всех больницах, с которыми мы работаем, за последние 9 месяцев ни в одной из них не истёк срок годности ни у одной единицы донорской крови.

Эти результаты поразительны. Во всём мире ни в одной системе здравоохранения не было достигнуто таких результатов, кроме Руанды. Но, разумеется, когда мы говорим о незамедлительной доставке медтоваров, самое главное — это пациенты.

ДЖЕК МА: ПОЧЕМУ АФРИКА СТАНЕТ НОВЫМ ДРАЙВЕРОМ МИРА

Я приведу пример. Пару месяцев назад в одну из больниц, с которой мы сотрудничаем, поступила 24-летняя роженица. Ей сделали кесарево сечение. Начались осложнения, и у женщины открылось кровотечение. К счастью, в больнице было немного крови её группы — эту кровь мы доставили в больницу в плановом порядке. Женщине ввели пару единиц донорской крови, но этой крови ей хватило всего на 10 минут. В этой ситуации жизни матери угрожает серьёзная опасность — независимо от того, в какой клинике и в какой точке земного шара она находится. К счастью, лечащие её врачи незамедлительно связались с нашим распределительным центром и запросили экстренную поставку донорской крови. Наша команда в срочном порядке осуществила несколько поставок донорской крови. В общей сложности мы отправили семь единиц эритроцитов, четыре единицы плазмы крови и две единицы тромбоцитов. Отправленной крови оказалось больше, чем весь объём крови нашего организма. Врачи сделали больной переливание крови, её состояние стабилизировалось, и сегодня она совершенно здорова. 

С начала работы проекта мы совершили 400 экстренных поставок крови. И за каждой поставкой кроется история человеческой жизни. Здесь вы видите всего несколько рожениц, которым за последние несколько месяцев было сделано экстренное переливание крови. Важно помнить, что когда мы помогаем врачам спасти жизнь матери, мы спасаем не только жизнь этой женщины. Мы помогаем и самим новорождённым — чтобы у каждого ребёнка была мама.

Необходимо понимать, что послеродовое кровотечение — это проблема не только Руанды или развивающихся стран. Это глобальная проблема. Охрана материнства — насущная проблема во всем мире. Но Руанда стала первой страной, начавшей использовать революционные технологии для решения этой проблемы. Именно поэтому мнение о том, что африканские страны не способны к инновациям, что передовые технологии здесь не приживутся и что Африке не обойтись без гуманитарной помощи, категорически неверно. Африка может быть новатором. Эти малые активно развивающиеся страны могут оказаться большими новаторами, чем страны крупные и богатые. Африка способна сразу начать использовать новые и лучшие технологии, не опираясь на исходную инфраструктуру.

Ещё в 2000 году никто и подумать не мог, что высококачественные мобильные сети охватят территорию всей Африки. И никто не мог предположить, насколько быстро эти сети объединят людей и сколько возможностей повлекут за собой. Сегодня 44% ВВП Кении проходит через M-Pesa, региональную мобильную платёжную платформу. Более того, мы используем эту мобильную сеть для работы нашего парка автономных летательных аппаратов. Через пару лет, когда мы начнём осуществлять поставки в частные медцентры, мы также планируем использовать эту платёжную систему для получения платежей. Таким образом, одни инновации влекут за собой другие инновации. А тем временем большинство жителей развитых стран продолжают считать, что беспилотная доставка — технологическая утопия и что внедрение этой системы невозможно, тем более в Восточной Африке и на государственном уровне. Я не оговорился — в Восточной Африке, а не только в Руанде. 

В четверг, всего пару дней назад, Министерство здравоохранения Танзании объявило о своём намерении запустить ту же технологию срочной доставки целого ряда медицинских товаров для 10 000 000 человек, проживающих в труднодоступных регионах страны.

К слову, это будет крупнейшая в мире система автономной доставки.

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ПЕРВОПРОХОДЦЕВ

Чтобы у вас было какое-то представление — так будет выглядеть один из первых распределительных центров. Вокруг распределительного центра вы видите 75-километровый радиус обслуживания, в рамках которого мы сможем осуществлять поставки в сотни сельских больниц и медицинских центров — и всё из одного распределительного центра. Но чтобы охватить 20% населения Танзании, нам придётся построить несколько распределительных центров. Чтобы быть точными — четыре. По нашим подсчётам, из этих распределительных центров мы будем ежедневно осуществлять несколько сотен поставок, помогая врачам спасать жизни пациентов более чем в 1 000 медицинских центров и больниц по всей стране. Да, Восточная Африка развивается очень быстрыми темпами.

Многие, как я полагаю, упускают из виду тот факт, что один технологический скачок влечёт за собой новые возможности. В Руанде, к примеру, инвестиции в инфраструктуру здравоохранения открыли возможности для использования воздушной транспортной сети в других областях экономики, таких как сельское хозяйство и электронная коммерция. Что ещё более важно, в распределительных центрах работают исключительно местные жители. Это наша команда в Руанде. Все они — выдающиеся инженеры и операторы. Они управляют единственной в мире автоматической системой доставки, работающей в масштабах целой страны. Они смогли освоить технологию, которая оказалась не под силу крупнейшим технологическим компаниям мира. Я считаю их настоящими героями.

Да, они настоящие герои.

Миссия нашей команды — сделать услуги системы здравоохранения доступными для всех 7 млрд человек, населяющих нашу планету, в каких бы труднодоступных регионах они ни проживали. Когда люди узнают о нашей миссии, часто они восклицают в ответ: «Как благородно! Вы настоящий филантроп!» Да нет же! Мы не занимаемся филантропией. Мы работаем по коммерческим контрактам, подписанным с министерствами здравоохранения, и наши проекты на 100% окупаемы и позволяют расширяться. Я считаю важным исправить ошибочное мнение о характере наших проектов уже потому, что предпринимательство — единственная сила в истории человечества, спасшая миллионы людей от бедности.

СОЛНЕЧНЫЙ КОРОЛЬ ЧЕРНОГО КОНТИНЕНТА

Никакая международная помощь не способна обеспечить в долгосрочной перспективе рабочие места для 250 млн молодёжи, населяющей континент. Кроме того, работа, которую эта молодёжь могла получить десять лет назад, была или значительно автоматизирована, или претерпела существенные технологические изменения. Поэтому юные африканцы осваивают новые специальности, чтобы быть более конкурентоспособными. Им интересны стартапы. Так почему же в мире так мало стартапов, ставящих своей целью решить глобальные проблемы миллиардов людей в развивающихся странах? Ответ заключается в недальновидности инвесторов и предпринимателей. Многие считают, что этими проблемами должны заниматься правительства и НПО, а не частные компании. Это нужно менять.

Возможно, вы уже заметили, что я показал вам не весь видеоролик о наших летательных аппаратах. Я не показал вам, как самолёты совершают посадку, когда возвращаются в распределительный центр. Для многих из вас, скорее всего, очевидно, что у наших самолётов отсутствуют посадочные механизмы и что у нас нет взлётно-посадочной полосы. Поэтому, чтобы за долю секунды посадить самолёт, летящий со скоростью 100 км/ч, мы используем натянутый провод, который цепляет самолёт и делает это с точностью до сантиметра. Мы захватываем летящую машину и осторожно бросаем её на надувную подушку. То есть самолёт как бы приземляется на надувной батут.

Давайте я покажу. 

Вы уже, наверное, догадались, почему я решил показать это видео в конце своего выступления. Я хочу, чтобы вы увидели детей и подростков, которые ежедневно забираются на забор и бурно провожают и встречают каждый из наших самолётов. 

Бывает, что из-за разницы во времени после перелёта я приезжаю в распределительный центр рано — за час до начала работы. А ребятишки уже висят на заборе — пытаются занять места получше. 

Я подхожу и спрашиваю их: «Как вы думаете, что это за самолёты?» А они отвечают: «Это воздушная скорая помощь». Они уловили мысль. Они понимают это лучше, чем большинство взрослых. 

Я уже задавал вопрос: кто в Африке в последующее десятилетие возглавит компании, разрабатывающие передовые технологии? Эти самые дети. Они — будущие инженеры Руанды и всей Африки. Они — инженеры нашего с вами будущего. Но построить это будущее они смогут при одном условии: мы должны осознать, что и в Африке могут родиться компании, которые изменят наш мир к лучшему, и что передовые технологии могут стартовать и на этом континенте. 

Читайте также:

КАК ZIPLINE СПАСАЕТ ЖИТЕЛЕЙ РУАНДЫ С ПОМОЩЬЮ 
БЕСПИЛОТНИКОВ

 

ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ БЕСПИЛОТНИКОВ

 

НОВЫЕ СПОСОБЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БЕСПИЛОТНИКОВ