Трекеры недооценивают энергию, которую мы тратим, когда стоим, крутим педали или бежим в гору. Недавнее исследование выяснило, что ни один из 7 браслетов-трекеров не смог точно измерить затраченную энергию — то есть сожжённые калории. Самое точное устройство ошибается в среднем на 27%.

Блогер Одри Уотерс опубликовала в блоге Hacked Education свою лекцию из курса об онлайн-образовании, где рассказала о том, как история шагомеров вскрывает проблемы в области учебной аналитики. 

С античных времён максима «Познай самого себя» призывала к саморефлексии. Но в последние годы она превратилась в компульсивное стремление собирать и анализировать все данные, до которых дотягиваются руки. Мы живём в культуре количественной оценки, а новые технологии, генерирующие, собирающие и анализирующие терабайты данных, выводят эту культуру на новый уровень.

ВЫБОР FST. 19 ИЮЛЯ 2017

 

В день публикуются тысячи статей. 99,9% — это вода. Найти стоящие тексты займет у вас часы. FST отбирает для вас 0,1% жемчужин. Только умные материалы, лонгриды, обзоры, интервью. Мы экономим ваше время, расширяем кругозор, обращаем внимание на идеи, которые могут изменить жизнь, работу, бизнес.

Одним из символов этой культуры стали фитнес-трекеры — браслеты, клипсы или даже приложения в смартфоне. Многие учёные предсказывают, что уже через четыре-пять лет трекер будет в каждом кармане. К таким пророчествам, впрочем, надо относиться осторожно: сегодня фитнес-трекер есть только у 12% американцев, и только 10% из них будут пользоваться устройством год спустя. В общем, остерегайтесь маркетингового хайпа.

Первым в очереди на звание изобретателя первого шагомера стоит Леонардо да Винчи: он набросал дизайн устройства с маятниковым рычагом, который качался бы с каждым движением ноги и измерял пройденное расстояние. В 1770 году швейцарский часовщик Авраам-Луи Перрелет изготовил часы, которые заводились с каждым шагом их владельца, а семь лет спустя придумал на их основе устройство, измеряющее пройденное расстояние. Американцы чествуют Томаса Джефферсона, но здесь всё неясно: Джефферсон не заморачивался получением патентов на свои изобретения.

Присоединяйся к FastSaltTimes в FacebookВконтактеТелеграмTwitter

Есть среди предполагаемых изобретателей и французы Жан Фернель (1525) и Юбер Сартон (1778), и британец Роберт Хук (1674). Наконец, первый патент на шагомер получил в 1924 году ещё один британец Джон Харвуд. Так что по разным оценкам история шагомеров насчитывает от 100 до 500 лет. 

500 лет — а этот девайс всё ещё только у каждого восьмого американца. Возможно, дело в том, что шагомер не всегда был связан с фитнесом. Так, да Винчи считал, что это устройство пригодится для военных целей, а ещё сможет подсобить картографам при составлении схем местности.

В 1960-е году японский учёный Йоширо Хатано превратил шагомер в фитнес-устройство. Японцы стремительно толстели, и Хатано придумал устройство, поощряющее ежедневные упражнения — «Manpo-kei». Хатано подсчитал, что средний японец проходит 3500-5000 шагов в день. Увеличив это число до 10 000 (что-то около 8 километров), человек стал бы сжигать больше калорий — до 500 калорий в день, теряя, по подсчётам доктора Хатано, за год около 20 кг массы.

Вот только волшебные 10 000 шагов — не столько обоснованный медицинскими данными порог, сколько маркетинговый трюк. 

Хатано выбрал красивое, но совершенно произвольное число. Тем не менее, это число — и связь между «шагами» и «фитнесом» — за 50 лет стали для нас «очевидными».

И это не единственный спорный момент. Верно ли трекеры отслеживают наши шаги — точнее, точно ли они преобразуют всю нашу физическую активность в условные «шаги»?

Сюрприз: не очень. По словам исследователей, трекеры недооценивают энергию, которую мы тратим, когда стоим, крутим педали или бежим в гору. Недавнее исследование выяснило, что ни один из 7 браслетов-трекеров не смог точно измерить затраченную энергию — то есть сожжённые калории. Самое точное устройство ошибается в среднем на 27%.

Эти ошибки очень важны, если вы формируете свою диету, основываясь на данных фитнес-трекера. Ещё важнее они, если ваша страховая компания решает, отказывать ли вам в страховке на основании вашей физической активности или её отсутствия.

В 2016 году Мичиганский университет подписал с Nike контракт на 170 млн долларов, одно из положений которого позволяет Nike «собирать персональные данные университетских спортсменов через такие носимые устройства, как мониторы сердечного ритма, GPS-трекеры, а также другие устройства, регистрирующие различные виды деятельности».

Эти прецеденты ставят перед нами уйму вопросов. Кому принадлежат данные, собранные фитнес-трекером? Что говорит лицензионное соглашение? (Вы же его читали, правда?) Что, кроме количества пройденных шагов, отслеживают эти устройства? Как разработчик трекера использует эти данные? С кем он ими делится, кому продаёт? Как долго компания хранит данные? Может ли пользователь запросить копию или потребовать удалить их?

Данные, которые собирают фитнес-трекеры, могут не быть достоверными с точки зрения медицины, но они несомненно конфиденциальны — защищены ли они?

Маркетологи убеждает нас, что такой сбор данных проводится для нашего собственного блага и здоровья. Что же говорит наука? Ну, наука не спешит соглашаться. В прошлом году в журнале Американской медицинской ассоциации было опубликовано исследование, согласно которому те, кто носит фитнес-трекер, теряют меньше веса, чем те, кто занимается без браслетов.

При этом многие люди любят фитнес-трекеры, потому что они побуждают их двигаться. Им нравится «геймификация» — зарабатывать баллы и жетоны, хвастаться достижениями в соцсетях. Они настаивают, что им нужна эта внешняя мотивация, поскольку собственной мотивации им просто недостаточно. 

Итак, у нас есть много вопросов, которые нужно задавать себе, идёт ли речь о фитнес-трекерах или аналогичных технологиях в обучении.

Например, являются ли пройденные шаги или сожжённые калории значимыми единицами измерения? Что мы можем узнать из этих данных? Точно ли они измеряются? Верно ли мы их анализируем? Сколько в этом науки, а сколько маркетинга?

Кто владеет этими данными? Кто контролирует их? Кто их увидит? Можно ли их публиковать или продавать? Будут ли люди оцениваться на основании этих данных? Принимаются ли решения о них на основе этих данных? Очевидны ли эти решения? Если они делаются с помощью алгоритмов, прогнозирующих будущее поведение на основе прошлых сигналов, то кто разрабатывает алгоритмы? Каким искажениям они подвержены? Как сбор и анализ данных влияют на наше поведение? Стимулируют ли они некоторые виды деятельности и препятствует ли другим? Кто решает, какие виды поведения правильны, а какие — нет?

Образовательный анализ, фитнес-трекеры и другие технологии, измеряющие наши достижения, меняют нашу жизнь. Помогают ли они при этом «познать самого себя»?

Егор Михайлов

Источник

Читайте также:

"УМНАЯ ОДЕЖДА" В ТРЕНДЕ

 

ОТПЕЧАТОК ТЕХНОЛОГИЙ: ЧТО СТАНЕТ С ПРЕСТИЖНЫМИ ПРОФЕССИЯМИ

 

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ В ТЯЖЕЛОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

 

«ОТЕЦ ИНТЕРНЕТА» ВИНТ СЕРФ: ИИ – ЭТО ИСКУССТВЕННЫЙ ИДИОТ