Творцы миру определенно нужны, особенно когда мы с коллегами решим вопрос, как связать человека, который создает нечто, с теми людьми, которые смогут это нечто по достоинству оценить. Ведь практически любое сообщение может стать для какой-то отдельной аудитории актом искусства.

Сегодня читатели любят, когда им рассказывают интересные истории. О том, как медиа учатся это делать, мы поговорили с Сергеем Паранько, директором по медийной экосистеме ВКонтакте.

***

Недавно Яндекс анонсировал обновление платформы «Яндекс.Дзен» и в своём пресс-релизе они обозначили тренды, как будет меняться медиа в ближайшем будущем. Там говорится, что искусственный интеллект научится подыскивать для читателя оптимальную информацию и сможет рекомендовать авторам, о чём надо писать и как, чтобы быть услышанным. Веришь ли ты в это?

Я верю, что искусственный интеллект (хотя ИИ – это громкое слово, давай скажем лучше «алгоритм» или «нейронка»), что алгоритм будет играть всё более важную роль на рынке дистрибуции контента. Он сможет метко рекомендовать контент.

ВЫБОР FST. 15 ИЮНЯ 2017

 

В день публикуются тысячи статей. 99,9% — это вода. Найти стоящие тексты займет у вас часы. FST отбирает для вас 0,1% жемчужин. Только умные материалы, лонгриды, обзоры, интервью. Мы экономим ваше время, расширяем кругозор, обращаем внимание на идеи, которые могут изменить жизнь, работу, бизнес.

Но я категорически не согласен с тем, что искусственный интеллект лучше автора сумеет разобраться, о чём нужно писать, когда и как. Случись такое, мы выхолостим творческий потенциал и всех начнём стричь под одну гребенку.

Мне кажется, из серьёзных специалистов сегодня мало кто задумывается над темой творчества, когда речь идёт о производстве контента для электронных СМИ.

Ну, я с другой целью интересуюсь, не с прикладной-медийной. А с гуманитарной, считаю что мы сейчас можем пересмотреть кое-какие понятия о том что считать искусством. Социальные сети и умные алгоритмы доставки контента меняют правила игры. Это сложно объяснить емко, но я попробую.

Мне импонирует такая теория: «красота в глазах смотрящего» – искусства, которое не отражается в аудитории – не существует. Происходит акт творения – безусловно, его итогом становится объект творчества. Но пока объект моего творчества не нашёл свою аудиторию, де-факто его не существует.

Алгоритм будет играть всё более важную роль на рынке дистрибуции контента. Но я категорически не согласен с тем, что искусственный интеллект лучше автора сумеет разобраться, о чём нужно писать, когда и как.

Интернет и социальные сети создали новые каналы коммуникации между автором и потребителем. Есть 2 варианта как объект творения может быть воспринят аудиторией: как сообщение (тогда это просто коммуникация) или как искусство. Задача нейронной сети, как я её вижу – это вопрос, который в настоящий момент ВКонтакте решает с моим участием: доставить объект творчества к тем людям, которые смогут по достоинству его оценить. Чтобы он из коммуникации превращался в нечто большее.

С одной стороны достаточно и трёх человек, чтобы сообщение превратилось в искусство (если эти трое готовы так его оценить). Но мы должны найти этих троих из миллионов. Это серьезная задача. Связать эффективно творца и потребителя.

Ты говоришь интересные и неожиданные вещи. Насколько я понимаю, 2000-е у нас прошли под девизом, сформулированным Пелевиным – «творцы нам нафиг не нужны, нам нужны криэйторы». Теперь что же, тренд меняется и будущее за творцами?

Ты так говоришь как будто контент (который от «криэйтеров») и искусство это разные вещи. Я считаю, что искусство это одна из возможных субъективных оценок контента аудиторией.

Так что, творцы миру определенно нужны, особенно когда мы с коллегами решим вопрос, как связать человека, который создает нечто, с теми людьми, которые смогут это нечто по достоинству оценить. Ведь практически любое сообщение может стать для какой-то отдельной аудитории актом искусства.

Достаточно и трёх человек, чтобы сообщение в соцсети превратилось в искусство, но мы должны найти этих троих из миллионов и это серьезная задача.

Пусть люди будут творить, что хотят, а мы просто подыщем для них аудиторию. Это может быть 100 тысяч человек, может быть 5000 человек, а может всего 5 человек, но если они, действительно оценят такое послание – это будет нашей победой. Но такая задача не под силу ни одной человеческой редакции, с ней может справиться только алгоритм.

Я правильно понимаю, что тот же видеоблогинг в большей степени можно назвать творчеством, чем традиционное большое телевидение? 

Я так понимаю, здесь «творчество» употребляется как синоним «искусства»? Всё можно назвать искусством, если оно достигает своей ценящей аудитории.

Если какой-то определённый видеоблогер мне нравится, я скажу: «это искусство, в отличие от тех ребят». Так же и с музыкальными группами. У нас сейчас появляется возможность с помощью алгоритмов чётко доставлять сообщение до любого адресата.

Сейчас, наконец, мы можем выстраивать индивидуальные каналы коммуникации между создателем, «талантом» – и адресатом: человеком, который может объект творчества этого таланта воспринять.

Раньше медиа приходилось «бомбить» массовую аудиторию, либо формировать в головах людей определенные правила. Грубо говоря, мы  – ТВ и на 10 миллионов человек мы показываем Аллу Пугачеву и Филиппа Киркорова и говорим, что это круто, а вы верьте, давайте. И кто-то верит. А потом появляются другие ребята и говорят: мы альтернативные, у нас Бивис и Батхед, и это тоже круто! А я такой сижу, у меня всего два канала – основной и альтернативный, но мне не нравится ни то, ни другое (это реальная история моего детства). И я думаю, что происходит? Наверное, я какой-то неправильный, потому что не нравится ни та, ни другая повестка. На самом деле, то, что мне нравилось в тот момент, до меня просто не доходило из-за несовершенства каналов связи!

Сейчас, наконец, мы можем выстраивать индивидуальные каналы коммуникации между создателем, «талантом» – и адресатом: человеком, который может объект творчества этого таланта воспринять.

Впрочем, есть нюансы и разница в понятиях «мне нравится» и «искусство». Есть ведь объекты, которые ты можешь признать искусством, просто неблизким тебе (условно, если мне не нравится Рембрандт, это не значит, что я не считаю его художником и его картины искусством).

Хорошо. Возвращаясь к этим тезисам Яндекса о будущем медиа, они говорят, что вместо конкурирующих СМИ в будущем возникнет конкуренция отдельных историй. 

В первую очередь усилится конкуренция за время человека. Главная ценность – это время человека, которое он готов уделить какому-то контенту. И, безусловно, даже на истории, которые производит один единственный талант, дистрибуция будет распространяться не канально, а индивидуально. Наша задача как раз состоит в том, чтобы работать с такими критериями, чтобы они были правильными, и обучать эту сеть.

Присоединяйся к FastSaltTimes в Facebook, Вконтакте, Телеграм, Twitter

Что по поводу оптимальных форматов повествования? Есть мнение, что из всех форматов для нас важнейшим является сторителлинг.

Если мы говорим А  – что дистрибуцией будет заниматься некий алгоритм, обученная и самообучаемая нейронная сеть, то я точно не буду браться говорить Б – что она станет относиться с приоритетом к какому-то конкретному медийному формату. Ей, вероятнее всего, будет всё равно – фото, видео, лонгрид, история,видеозарисовка… Для алгоритма главное, чтобы это соответствовало критериям, которые открывают возможность показать это человеку, пользователю.

Я присутствовал однажды на лекции ныне покойного Павла Шеремета, где он настаивал, что журналист – это в первую очередь человек, который любит рассказывает истории и умеет это делать. Алгоритм алгоритмом, но есть, возможно, и вполне человеческие законы жанра?

Если мы возьмем медийную экосистему ВКонтакте, там есть две подгруппы – две подсистемы: творческая и издательская.

Творческая – таланты, пользователи, которые что-то производят. Они могут быть профессионалами – блогерами, писателями, фотографами, пикчерами, неважно кем. Главное нюанс, они часто специализируются на определенном типе контента. В издательской экосистеме живут субъекты, которые рассказывают истории – там главенствует сторителлинг. В этом большая разница между этими двумя подсистемами.

Профессиональные медиа сегодня, безусловно, должны стать сторителлерами и рассказывать истории. Просто пересказывать новостную повестку уже бессмысленно.

Профессиональный журналист – это не сказочник, а человек, который что-то раскапывает, узнает, упрощает, объясняет, заворачивает и преподносит читателю красиво и интересно. Для алгоритма такие изыски могут оказаться недостаточным критерием для финального выбора, показывать это сегодня человеку или нет.  Поэтому я и не могу сказать, что какой-то один формат победит все остальные.

Но профессиональные медиа сегодня, безусловно, должны стать сторителлерами и рассказывать истории. Просто пересказывать новостную повестку уже бессмысленно. Медиа проиграли событийку соцсетям. Любая демонстрация, катастрофа, падение самолета – всё это появляется в первую очередь в социальных сетях как контент от очевидцев и только потом где-то освещается.

Может быть ты обращал внимание, в США сейчас много говорят про фактчекинг, про то, что профессиональные СМИ – последний бастион правды. Это потому, что оперативность проиграна, событийка проиграна и теперь нужно переизобрести себя: ответить на вопрос, для чего мы нужны читателю. А нужны мы читателю потому, что у нас здесь только проверенная информация, а в сети может быть разная. Это хорошая попытка, хорошее позиционирование, я его поддерживаю. Медиа начинают отвечать за свои слова: они, собственно, должны были это делать всегда, но почему-то в погоне за оперативностью на это забили.

Так что, если говорить о новых стандартах для профессиональных медиа: первый из них – медиа как бастион правды и объективности, второй – сторителлинг. Investigating journalism и фактчекинг – вот два столпа новейших медиа.

Мы можем сегодня строить прогнозы на будущее медиа в диапазоне 10-15-20 лет? 

Десять лет это очень много, на самом деле. Десять лет назад мы жили в мире, в котором только начинали развиваться соцсети. А теперь они везде. Скажу так: главное, что будет меняться – отношение к дистрибуции контента.

Трафик – это архаизм. Медиа будут продавать не трафик, а контакт с аудиторией. Они станут мультиканальными, отвяжутся от сайтов  (сайты – не венец развития медиа, а просто одна из площадок подачи контента).

Трафик – это архаизм. Медиа будут продавать не трафик, а контакт с аудиторией.

Я люблю рассказывать студентам историю становления медиа. Станок Гутенберга – на нём долгое время печатали книги, но газеты при этом не появлялись. Возникла массовая аудитория, которая умеет читать, за ней возникли газеты. Затем радио. Первое время по радио крутили бокс и оперу. И только потом, когда бокс стал собирать достаточное количество людей в кабаках, начали крутить новости, делать рекламу, зарабатывать. Потом появилось телевидение – медиа тоже туда пришли не сразу. Затем возник Интернет, стали развиваться сайты. Следующая история – это мультиканальные медиа, которые находят свою аудиторию, где угодно.

Тот же Buzzfeed ещё 2 года назад стал записывать в свой охват метрики своих профилей в социальных сетях и видехостингах. Сегодня для них социальные сети – львиная часть аудитории, это контакты, которые они продают рекламодателю.

А медиаформаты? Сейчас параллельно со сторителлингом мы наблюдаем всплеск производства видео для интернета. Это останется? Нужно современным студентам журфаков в обязательном порядке осваивать навык монтажа и работы с видеокамерой?

Видео никуда не денется: дело в том, что посмотреть «кино» менее энергозатратно для мозга, чем прочитать текст. Умение читать – приобретенная способность, а не врожденная способность человека. Она требует недюжинных энергозатрат.  Так что учится работать с видео нужно. Да и это просто,  есть масса приложений, которые всё за тебя сделают, так что не надо быть монтажером от бога.

Но текст при этом никуда не денется, потому что его можно просканировать, а видео требует большей вовлеченности. Это разные способы медиапотребления. В какой-то момент удобен один, в какой-то другой.

Есть теория о том, что вся медийная тема скоро разделится на 2 части – одни ребята будут находить истории и их рассказывать, а другие – паковать подачу под каналы, где эти истории будет распространяться.

Кстати, о медипотреблении. Журналист должен понимать кому он свою историю расскажет, как его аудитория потребляет медийный контент, и подстраиваться под это.

Есть теория о том, что вся медийная тема скоро разделится на 2 части – одни ребята будут находить истории и их рассказывать, а другие – паковать подачу под каналы, где эти истории будет распространяться.

Что ждёт ВКонтакт в ближайшем будущем? Лично я однозначный фанат этой соцсети как технологической площадки, но при этом вынужден сидеть в Фейсбуке потому, что там все интересные мне люди. 

Я могу ответить только за свою часть. Задача, над которой мы сейчас активно работаем, и в обозримом будущем представим решение – обеспечить тебе возможность контакта с людьми, которые производят интересный контент. Это то, с чего мы начали наш разговор.

А начинающим, отраслевым медиа вы сможете что-нибудь предложить? 

Да, мы сможем помочь и отдельным людям, и медиа найти своего ценителя. Связать их контент и человека который сможет его оценить.

При этом мне кажется, крайне важным, что такая задача будет решена не редакцией, а алгоритмом. Потому что никакая редакция не сможет добраться до самых глубоких уголков неизвестных пабликов, а нейронка сможет.  И еще что важно, алгоритм – это возможность добиться честности, правдивости, отстраненности в отборе.

Сергей Владимирович Паранько

С 2009 года работал в Mail.RuGroup редакционным директором медиапроектов, а затем руководителем проектов по локализации портала в странах СНГ. Курировал работу девяти медиапроектов (ежедневная аудитория 10 млн человек). Отвечал за редакционную политику, эффективность работы редакций, подбор и оценку персонала, внедрение новых форматов подачи материала.

Один из пионеров создания стандартов редакционной аналитики — метрик, основанных на изучении внимания и вовлеченности пользователей. Автор курса «Современная интернет-журналистика» для факультета журналистики МГУ. Лауреат рейтинга молодых медиаменеджеров России (2014).

В 2017 году присоединился в команде социальной сети Вконтакте в качестве директора по медийной экосистеме.

Источник

Читайте также:

ТЕЙЛОР ПИРСОН. КОНЕЦ РАБОТЫ ПО НАЙМУ: ДЕНЬГИ, СМЫСЛ И СВОБОДА

 

ЗАХАРИ МЭЙСОН. ЗВЕЗДА НЕИЗВЕСТНОСТИ, СОЦИАЛЬНОГО РАССЛОЕНИЯ И ИИ

 

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД: ХАЙТЕК-ГИКИ УБИВАЮТ СЕКС И КУЛЬТУРУ