Для городов будущего большое значение будут играть инновации и поиск новых форм. Но будет ли в них место для сохранения чего-то старого? Это особенно интересно обсудить на примере китайских городов, которые, с одной стороны, буквально пропитаны историей, а с другой, — очень быстро меняются.

Ма Янсонг — первый китайский архитектор, награжденный премией RIBA Fellowship. Он — основатель бюро MAD architects и профессор Пекинского университета гражданского строительства и архитектуры. Ма Янсонг работает над футуристическим, экоустойчивым и технологическим направлениями в проектировании, которые, к тому же, представляют собой современную интерпретацию традиционной восточной философии единения с природой.

***

Вы выросли в традиционном доме, а сейчас ваш офис находится в районе Бэйсиньцяо, среди старых дворов и новых небоскребов. Какое значение для вас имеют традиционные и культурные наследия города?

В старом городе здания невысокие. Они соответствуют масштабам человека, а не города. На улицах кипит жизнь, здесь постоянно что-то происходит. Люди больше взаимодействуют друг с другом. Вот почему старые части города мне нравятся больше. Новые города тщательно спроектированы. Здесь слишком много пространства, но при этом не так много места для человеческих чувств.

Когда я прихожу на работу, мне хочется видеть, как живут люди, как они общаются друг с другом. Как-то меня спросили: «Почему бы тебе не работать в офисной башне?». На что я ответил: «Я не занимаюсь административной работой». Для меня важнее чувствовать себя живым. Это я могу почувствовать в старой части города. 

В китайской архитектуре и городском планировании был особый смысл, построенный на философии и символизме. Его следы до сих пор можно обнаружить в структуре Запретного города. Как эта идеология влияет на современные проекты в Пекине?

Сейчас новая часть города не имеет ничего общего со старой. Новые районы Пекина — это стандартный современный город с высотными зданиями и автомагистралями.

В традиционных районах природа была центром городского планирования. В старой части Пекина есть озера, горы и искусственные природные объекты, которые были элементами городского планирования. Горожане селились вокруг этих природных объектов. Таким образом, природные и искусственные элементы в городе могли сосуществовать.

В СОВРЕМЕННОМ ГОРОДЕ СНАЧАЛА СТРОЯТ ИНФРАСТРУКТУРУ, УЛИЦЫ, А ТОЛЬКО ПОТОМ, СРЕДИ БОЛЬШОГО КОЛИЧЕСТВА ЗДАНИЙ, НАХОДЯТ МЕСТО ДЛЯ ПРИРОДЫ

Такая же философия применяется при строительстве китайского сада: люди возводят здания или павильоны, которые являются его частью. Искусственное и природное должно сочетаться. Нельзя фокусироваться на одних только зданиях. В традиционной китайской философии здания вообще не берутся в расчет. Главную роль играет не дом, а сад, потому что все, что, в нем находится, представляет собой единое целое. Важно, чтобы в центре находился дворик, в котором бы росли деревья и жили птицы. Тогда у вас есть свое небо и своя земля.

Так строилась жизнь. В каком-то смысле двор, сад, город сосуществуют так же, как и люди. Но в современном городе это не работает. В современном городе сначала строят инфраструктуру, улицы, а только потом, среди большого количества зданий, находят место для природы. Но и тут она не играет такой важной роли, как в прошлом.

В будущем мы поймем значение традиционного города. Но сейчас все сводится к коммерческим ценностям, и поэтому города становятся похожими друг на друга. Планировщикам следует создавать больше природных объектов, а уже вокруг них строить здания. Раньше так и делали, а сейчас такого нет.

Проект Shanshui City. MAD Architects

Может ли город сохранить свою индивидуальность в условиях глобализации?

Думаю, что да. Я приводил пример с двором, садом и традиционным городом. Это элементы разных масштабов: малых, средних и больших. Так что теоретически мы можем развивать эту философию до объектов еще большего масштаба, а в будущем до масштабов мегаполиса.

Если строить города по той же схеме, что и сады, то у людей возникнет чувство сопричастности к этому месту, а архитектура начнет играть роль ландшафта.

Как вы пришли к идее ландшафтной архитектуры? Такой, например, как в проекте Шань-шуй-сити?

Шань-шуй — это китайские иероглифы, которые означают «гора воды». Они символизируют не столько пейзаж, сколько духовное значение природы. Именно поэтому словом «шань-шуй» называют еще и формат стихотворений.

Проект «Шань-шуй» — не экогород, здесь дело не в экоустойчивости. Это красивый город, в котором люди хотят жить, частью которого они хотят стать. Такое же чувство обычно возникает, когда мы находимся в красивом саду. А я хотел перенести его в город. Цель «Шань-шуй» — развитие традиционной философии в новых городах.

Я хотела бы побольше узнать о старой части Пекина. Что будет с ней в будущем? Сложно ли ее будет сохранить?

В старой части города живет только небольшая часть населения. А всего в Пекине сейчас живет около двадцати миллионов человек. Так что сейчас главная проблема — как построить новый город. Сохранить то, что есть — это уже другая задача, для Пекина она не главная. Скорее она идет параллельно.

Здания, дворики, старые районы города — это все было частью природы. Они были построены из кирпичей и дерева, то есть из натуральных и, как следствие, недолговечных материалов. Этим они отличаются от европейских зданий, которые строились из камня, и поэтому могут стоять вечно.

СЕМЬЯ И ОБЩЕСТВО — ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНО. БЕЗ НИХ САМИ ЗДАНИЯ НИЧЕГО НЕ ЗНАЧАТ

Но жизнь изменится. Изменятся и здания. Здания будут построены заново. Сейчас мы сохраняем старые дома только для того, чтобы люди имели возможность посмотреть на них. Мне кажется, это неправильно. Их нужно переделать во что-то более современное. Так, чтобы люди могли селиться в них и быть счастливыми.

Hutong Bubble. MAD Architects

Это похоже на то, что вы сделали в проекте Hutong Bubble?

Да, верно. Многие старые дома в плохом состоянии, в них даже нет туалетов. Людям там неудобно жить, они хотят переехать. Вместо них заезжают богачи, которые все переделывают. Но если съедет много коренных местных жителей, то разрушится целое сообщество. Это неправильно. Семья и общество — это очень важно. Без них сами здания ничего не значат.

Очень важно, чтобы прежние жильцы тоже остались. Именно поэтому мы будем не просто улучшать условия жизни, но и предоставлять все, что им нужно для жизни. Мы придумали проект Hutong Bubble — это особый вид архитектуры, состоящий из абстрактных объектов, которые имеют отражающую поверхность. Отражая все вокруг, он сам становится совершенно незаметным. Таким образом мы можем добавить новые элементы в традиционные архитектурные формы, не нарушая при этом их целостность. А местные жители будут чувствовать себя жителями современного города.

В китайских городах есть не только старинная архитектура, но и европейские колониальные здания, такие, как Бунд в Шанхае. А еще есть города, разработанные по проектам футуристической архитектуры. Что из всего этого нужно сохранить? Что будет иметь значение для городов будущего?

Я уважаю историю. Архитектура — это только ее крошечные детали, и особое внимание стоит уделить не ей, а городскому планированию. Думаю, город будущего будет больше сосредоточен на окружающей среде.

Архитектура должна меняться, потому что людей станет больше, у них появятся новые потребности. Нам нужны небоскребы и здания, которые будут выполнять новые функции, но в них по-прежнему будет отражена наша философия. Нужно понять, что эта философия может нам дать.

Бюро MAD разработало проект Beijing 2050. Откуда взяла идея такого проекта?

Будущие решения зависят от текущих задач. Наши предложения будут ответами на самые острые городские вопросы. Например, это вопросы, касающиеся проекта Bubble и предложения посадить лес на площади Небесного спокойствия. Этот проект связан с общественным пространством. Сейчас в нашей стране существует довольно-таки много свободного места, которое не является публичным.

Площадь Небесного спокойствия является местом с политическими и символическими коннотациями, но сейчас оно не предназначено для людей. Однако в будущем оно может стать народной площадью. Для этого его надо сделать более открытым и зеленым.

Площадь Тяньаньмэнь. MAD Architects

Еще одно наше предложение называется «плавающий город». Оно решает проблемы высокой плотности населения в Пекине. Мы предлагаем здания, «плавающие» над другими небоскребами и связанные с другими башнями.

Вы предлагаете снова сделать площадь Тяньаньмэнь парком. Это место имеет большое политическое значение. Какой была реакция жителей города на такое предложение?

Никто не сказал, что это — плохая идея. Но этот проект еще только предстоит сделать, и сейчас никто не может точно сказать, когда мы его закончим. Но я верю, в будущем это место изменится, оно уже меняется.

А если мы переместимся в будущее: каким вы видите Пекин через 100 или 500 лет?

В будущем каждый человек сможет почувствовать себя частью большого города. Сейчас в Пекине десять миллионов жителей. Они решают жить вместе, затем они решают, что им нужен зеленый город. А нам надо сделать город таким, чтобы он всем нравился. Сейчас его все ненавидят, людям плохо в этом городе.

Нужно понять, почему люди хотят жить вместе. Старая часть Пекина была идеальным городом. Это самое красивое место для жизни. Там есть горные и водные ландшафты. Это был очень амбициозный проект, который жителям удалось воплотить в жизнь. Нам тоже надо попробовать воплотить в жизнь наш амбициозный проект. При этом надо думать наперед и брать в расчет то, какой будет жизнь через сто или двести лет.

София Минасян

Источник

Читайте также:

ГОРОД, КОТОРЫЙ ВАС ВИДИТ, ГОРОД, КОТОРЫЙ ВАС ПОМНИТ

 

УГЛЕРОДНАЯ АРХИТЕКТУРА РОБОТОВ

 

КЛИМАТ И АРХИТЕКТУРА БУДУЩЕГО