Люди, которые станут организовывать новый мир, должны будут уметь всё время учиться новому и не бояться меняться. С этой необходимостью столкнутся все, но организаторы должны будут постоянно адаптироваться и уметь принимать будущее. У них должна быть безумно устойчивая психика.

Про будущее рынка труда и кадровую политику Яндекса нам рассказала Елена Бунина – директор по оргразвитию и управлению персоналом компании. Перед этим Елена прочитала доклад «IT-революция и послереволюционный мир» на очередной встрече проекта «Образ будущего» Комитета гражданских инициатив и Общероссийского гражданского форума

У гуманитариев будет полно работы в тот момент, когда у математиков и программистов поедет крыша

Цитата из доклада Елены Буниной

В своём докладе вы рассказали, что сегодня на рынке труда происходит революция: востребованными оказываются в первую очередь люди технических специальностей. Но вслед за этим придёт эволюция, которая подарит нам новые профессии. В какой срок, по-вашему, уложатся эти перемены?

Мне кажется, революция на рынке труда продлится ближайшие 5-7 лет, может быть – 10. Это зависит от того, насколько быстро будут развиваться технологии. Как мы сейчас видим, это достаточно непредсказуемо.

Слайд из презентации Андрея Себранта на конференции «Образ будущего»

На время революции нам постоянно нужно будет всё больше технических людей — программистов, специалистов в области анализа данных (data science). Всё будет крутиться вокруг них. После этого начнётся новая жизнь для нашей страны и всего мира.

Слайд из презентации Елены Буниной на конференции «Образ будущего»

Мне показалось, что сотрудники Яндекса, которые выступали на конференции «Рынок труда будущего», повторяли в своих прогнозах описание прогрессоров из мира Стругацких: в будущем малочисленная технически подкованная гуманитарная элита станет управлять большим количеством исполнителей. Вы правда верите, что так будет?

Не могу сказать, что я во что-то верю или не верю. Просто мне кажется это возможным и в то же время приемлемым.

Вы чувствуете себя таким прогрессором?

Да, я чувствую себя прогрессором. Наверное, я не стану уже тем великим ученым, который изменит мир. Но ведь перемены надо будет организовать. И это тоже, кстати, неизбежная инновация: нужны будут люди, которые организовывают будущее.

Главное, чему нужно будет учить детей – адаптивность. Жизнь будет меняться так быстро, что то чему, учили вчера, сегодня уже не пригодится

Цитата из доклада Елены Буниной

Какими будут основные компетенции этих организаторов?

Во-первых, люди, которые станут организовывать новый мир, должны будут уметь всё время учиться новому и не бояться меняться. С этой необходимостью столкнутся все, но организаторы, должны будут постоянно адаптироваться и уметь принимать будущее.

Слайд из презентации Елены Буниной на конференции «Образ будущего»

Во-вторых, у них должна быть безумно устойчивая психика: они не смогут позволить себе нервничать практически ни из-за чего. В их жизни всё время будут происходить какие-то изменения, многие из которых долгое время будут оставаться непонятными.

Эти люди будут как-то специально тренировать свою психику к переменам или такая способность даётся с рождения?

50 на 50. Любые способности и таланты — это всегда 50 на 50. Некоторые говорят, что 70 на 30. Но это никогда не бывает 100 и 0.

Важно, чтобы психика была устойчива изначально, в том числе, в первые годы жизни. Но во взрослом возрасте её можно укреплять через тренинги, терапию, йогу…

Это работает? Вы применяете такие практики на своих сотрудниках?

Я не применяю, но вижу, что многие сотрудники, когда нервничают, начинают обращаться за такой специализированной помощью и успокаиваются. Правда, иногда слишком…

Я оптимист: я надеюсь, что в будущем главным будет человеческое общение, а роботы просто помогут нам освободить время

Цитата из доклада Елены Буниной

Некоторые эйчары, с которыми я общался, говорят, что в будущем каждый станет восприниматься брендом. И чем раньше человек себя как бренд осознает, чем раньше начнёт себя публично как-то продавать — тем больше у него будет шансов преуспеть в работе.

Может так и будет, но для меня это звучит ужасно.

Я хочу верить в будущее, которое мне кажется приемлемым для жизни моей и моих детей. Такое будущее я описала в докладе.

Оно тоже неидеально, но, как я надеюсь, жизнеспособно. Я сразу сказала, что это мои позитивные фантазии. Мне не хочется рассказывать о том, как будет «на самом деле». Достаточно посмотреть сериал «Чёрное зеркало», чтобы понять, какие ещё есть возможные сценарии будущего. Я попыталась всё-таки представить, что мы обо всём договорились между собой, живём хорошо и осознанно, у нас есть все необходимые технологии для повышения уровня жизни.

И что в этой ситуации нам понадобится, чтобы люди как-то приемлемо смогли существовать друг с другом? 

Понадобится работа, например. Потому что человек, когда у него нет работы, начинает деградировать. Работа может быть не только реальная, как медсестры или нянечки в детском саду, но и другого уровня. Например, много будет социальных проектов. Благодаря достижениями медицины у нас перестал работать естественный отбор. Сейчас врачи способны выхаживать даже тех детей, которые родились килограммовыми. Это значит, что со временем будет все больше взрослых, которым чаще, чем сейчас, нужна будет медицинская поддержка и забота. Всё больше будет социальных работников, которые работают с людьми с разными особенностями. Если повысить престиж такой профессии и правильно объяснить, что помогать людям – важная миссия, то к этой работе можно будет привлечь очень и очень многих.

Система образования изменится кардинально – индивидуальное образование будет не очень нужно, дети будут больше работать в командах

Цитата из доклада Елены Буниной

Вы сказали, что человек должен непрерывно самообразовываться. Сегодня есть традиционные вузы, международные образовательные проекты (например MBA), параллельно с этим бесчисленное число экспертов запускают свои узкоспециализированные курсы. О каком самообразования говорите вы? 

Я говорю о том, что человек не должен будет бояться постоянно учиться, чтобы и в 50, и в 60 лет иметь возможность и смелость сменить профессию и начать заниматься чем-то совершенно новым. Кстати, сейчас это уже происходит.

Люди, которые по старым меркам ничего нового пробовать вроде как не должны, начинают учиться и менять себя. Я вижу, как люди за 40 и за 50 пробуют изучать программирование. А всё-таки программирование — это такая вещь, которой раньше учились смолоду. Сейчас это меняется эволюционно. Когда накопится критическая масса, тогда поменяется вся система образования и школы с ВУЗами станут другими.

Слайд из презентации Елены Буниной на конференции «Образ будущего»

Вы верите в дистанционное образование?

В образовании оптимальный баланс, на мой взгляд, тоже – 50 на 50.

Я верю в то, что очень многое можно будет делать в онлайне. Но нужен живой контакт «учитель-ученик». Потому что, на самом деле, учитель зажигает ученика.

Я думаю, что у хорошего образования в будущем будет тройная структура:

  • Онлайн, где ты сможешь получить всё сам.
  • Онлайн или оффлайн, когда смотришь на великого учителя, который воплощает твой идеал. Например, в формате вебинара.
  • И тьютор – наставник, «карманный» учитель, с которым ты взаимодействуешь и который тебя мотивирует и с тобой общается.

В Яндексе такой подход реализован?

Мы работаем в этом направлении.

Сейчас мы делаем как раз онлайн-платформу для обучения. Пока на первом этапе мы наблюдаем за тем, как традиционное образование чуть-чуть переориентируется в сторону онлайна. Потому что, прежде чем делать даже эволюционные шаги, нужно понять, где мы находимся. Потом мы планируем активно начать менять образовательные практики, когда поймём, как сделать их лучше.

Это то, что мы делаем сейчас вместе с издательством «Просвещение» в сфере всеобщего образования.

Если говорить об образовании в программировании и data science, где мы себя чувствуем гораздо более уверенно — тут мы экспериментируем гораздо более нагло. Записываем онлайн-курсы, смотрим, как они идут, проводим регулярные занятия.

У людей, которые участвуют в ваших курсах, больше шансов устроиться на работу в Яндекс, чем у людей с улицы?

Конечно, больше. Чтобы попасть в большинство наших академических программ, нужно уже пройти достаточно строгий и высоконкурентный отбор. Мы недавно анализировали данные людей, которых чаще берём к себе на работу. Те, кто участвовали в наших активностях, попадают к нам в несколько раз чаще, чем просто с рынка.

Чем это более серьезные, программистские активности, тем чаще. Из Школы анализа данных мы берем почти всех. Ну а что? Сами обучили – сами взяли.

Как в будущем будут обстоять дела с дистанционной работой? Владелец WordPress недавно закрыл офис в Сан-Франциско, так как большинство их сотрудников предпочитают работать удалённо. Насколько широко такая практика распространится и готов ли Яндекс увеличивать штат дистанционных сотрудников?

Яндекс пока совсем не готов расширять у себя штат дистанционных сотрудников. Есть такие профессии, которые могут быть дистанционными. Например, асессоры – специалисты по анализу поисковой выдачи. Но та работа, которая ведется над сервисами командами, очень плохо идет, если делается дистанционно. Потому что при командном творчестве контакт глаза в глаза страшно важен. Даже если это контакт по скайпу, он совсем другой.

Могут быть какие-то смешанные подходы. Например, когда сотрудники работают по скайпу 5 дней, а потом 3 дня вместе. Но успешно работать, если всё время находиться на расстоянии — такой возможности для бизнеса я пока не вижу.

Я всё-таки верю в общее физическое пространство. Оно как-то по-особенному тебя заряжает.

Возможно, прогрессорам, которые создают ядро будущего человечества, нужно жить бок о бок. А если речь идёт о каких-то «душевных работягах», которые обеспечивают поддержку готовых сервисов?

Поддержка и сейчас прекрасно справляется со своими задачами, работая в дистанционном режиме. Какой-нибудь колл-центр успешно функционирует, даже если распределен по разным городам. Мне кажется, там, где для работы достаточно голоса или видеокартинки — это нормально. Там, где рождается что-то новое, где предполагается совместное творчество — уже нет.

Но я вовсе не говорю, что коллегам необходимо существовать вместе, а лишь утверждаю, что им надо достаточно часто встречаться. Что в рабочем времени должен быть какой-то промежуток в течение дня, когда все находятся на работе. Кто-то может работать с 9 утра до 5, потому что детей отводит в школу или сад, а кто-то хочет против потока ехать — и приходит в 12 или в 2, и уезжает поздно ночью…

То есть демократизация общения с персоналом в будущем будет увеличиваться?

Да, но у нас так было всегда.

За последние годы политика работы с персоналом в Яндексе изменилась? 

 Я бы не сказала. Общие принципы остались те же, что сначала. Семейственность осталась. Но нас стало в разы больше и поэтому приходится более четко следить, кто чем занимается. Поэтому теперь, например, мы отслеживаем, чтобы у людей были близкие компенсации на одинаковых уровнях. Пока компания работала в режиме стартапа, такого не было. Когда у тебя 300 человек сотрудников — это не очень важно: с каждым договорились и все. Когда 6-7 тысяч — уже очень важно.

Детей надо учить так, чтобы они понимали – учиться нужно всю жизнь, смирились с этим и начали получать удовольствие

Цитата из доклада Елены Буниной

Беседовал Илья Переседов

***

Елена Бунина

Окончила механико-математический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, там же защитила кандидатскую диссертацию. В 2010 году стала доктором физико-математических наук.

Работает в Яндексе с 2007 года. Была организатором Школы анализа данных, в которой сейчас возглавляет отделение Computer Science. Занималась академическими программами компании. В 2011 году стала руководителем департамента организационного развития и управления персоналом.

С 2001 года Елена Игоревна преподаёт на механико-математическом факультете МГУ, с 2011 года — профессор кафедры высшей алгебры.

Источник

Читайте также:

АНДРЕЙ ШАРОНОВ: НАША ХРОНИЧЕСКАЯ ЗАНЯТОСТЬ - ЭТО НАША ТРУСОСТЬ

 

ЛЮДИ БУДУЩЕГО. ШЕСТЬ НОВЫХ ПРОФЕССИЙ НА СТЫКЕ С IT

 

АНДРЕЙ ПОЗДНЯКОВ: БУДУЩЕЕ УЖЕ НАСТУПИЛО

 

ТЕЙЛОР ПИРСОН. КОНЕЦ РАБОТЫ ПО НАЙМУ: ДЕНЬГИ, СМЫСЛ И СВОБОДА