В неко­то­рых слу­ча­ях ком­па­нии за­яв­ля­ли о якобы огром­ных убыт­ках, ис­чис­ляв­ших­ся сот­ня­ми мил­ли­о­нов и даже мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. На самом деле даже в таких от­рас­лях, как го­сти­нич­ный биз­нес, авиа­пе­ре­воз­ки и бро­кер­ские опе­ра­ции, не на­блю­да­лось боль­ших по­терь.

Джефф Хэнкок из Стэнфордского университета любит давать своим студентам задания на выходные, которые они потом обсуждают на занятиях. До 2008 года он иногда предлагал им провести такой эксперимент: в течение 48 часов не пользоваться интернетом, а затем рассказать, как на них повлиял этот опыт. Однако когда в 2009 году Хэнкок вернулся к преподаванию после годичного академического отпуска, ситуация в корне изменилась.

«Когда я предложил им это задание, аудитория взбунтовалась. Студенты в один голос заявили, что это нечестно и невыполнимо», — вспоминает Хэнкок, изучающий психологические и социальные аспекты общения в интернете.

Они говорили, что, оставшись без интернета даже на выходные, не смогут выполнить работу, заданную другими преподавателями, что это разрушит их социальную жизнь, что их друзья и родственники подумают, что с ними что-то случилось. Хэнкоку пришлось уступить и отменить задание, и с тех пор он никогда больше не пытался повторить этот эксперимент.

«Это был 2009 год, а сегодня, когда у каждого есть смартфон, боюсь подумать, как отреагируют студенты на такое предложение. Наверное, напишут на меня заявление в деканат», — говорит он.

Однако сейчас, когда мы все постоянно находимся в Сети, вопрос, поставленный Хэнкоком, звучит особенно важно: что же произойдет, если интернет исчезнет из нашей жизни хотя бы на один день? И ответ на него, похоже, будет не совсем таким, как кажется на первый взгляд.

ВЫБОР FST. 9 МАЯ 2017

В 1995 году менее 1% населения Земли имели доступ в интернет. Мировая паутина была чем-то малопонятным — по большому счету, игрушкой для людей из западных стран. Прошло более 20 лет, и сегодня интернет доступен для 3,5 млрд людей — почти половины населения земного шара — и каждую секунду это число увеличивается на 10 человек.

Согласно исследованию Pew Research Centre, каждый пятый житель США находится в сети «почти постоянно», и 73% американцев заходят в интернет по меньшей мере один раз в день. В Великобритании дела обстоят точно также, исследование 2016 года показало, что почти 90% населения страны пользовались интернетом в течение последних 3 месяцев. Многие просто не способны представить свою жизнь без Сети.

«Одна из главных проблем, связанных с интернетом, — это то, что люди воспринимают его как нечто само собой разумеющееся и при этом не осознают, какую ключевую роль в нашей жизни он теперь играет. Они даже представить себе не могут: каково это не иметь доступа к сети», — утверждает Уильям Даттон из Университета штата Мичиган, автор книги «Общество и интернет».

 

Но интернет не является чем-то вечным и незыблемым. Теоретически, доступа в него можно лишиться — в пределах какой-то страны или во всем мире. Например, это может произойти в результате кибератаки. Если хакеры выпустят на свободу вирусы, которые будут находить уязвимости в роутерах — устройствах, обеспечивающих трафик, — интернет зависнет. Закрытие серверов доменных имен — адресных книг интернета — приведет к масштабным сбоям в работе Сети, сайты перестанут загружаться.

Серьезные проблемы возникнут и в случае повреждения глубоководных кабелей, по которым осуществляется передача огромных объемов интернет-трафика, различные континенты будут оторваны друг от друга. Злоумышленникам не так-то просто добраться до этих кабелей, однако иногда они повреждаются в результате несчастного случая. В 2008 году жители стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Индии испытывали колоссальные сложности с выходом в интернет, когда подводные кабели трижды были повреждены — случайно или умышленно.

Правительства некоторых стран имеют специальные «рубильники», с помощью которых они могут отключить интернет на территории своего государства. Власти Египта поступили так во время Арабской весны в 2011 году, чтобы демонстрантам было труднее координировать свои действия. Турция и Иран также блокировали доступ в интернет во время гражданских протестов. Считается, что такой «рубильник» есть и у правительства Китая. А американские сенаторы предложили сделать его и в США — в качестве защитной меры против возможной кибератаки.

Впрочем, сделать такой рубильник не так-то просто. Чем больше государство и чем лучше развиты в нем технологии, тем труднее полностью отключить там интернет.

ИИ ПРОТИВ НЕФТИ И СУДОРОГИ ГЕОПОЛИТИКИ

Однако самая большая угроза интернету исходит из космоса. Большая геомагнитная буря с солнечными вспышками, направленными в нашу сторону, выведет из строя спутники, электросети и компьютерные системы.

«Одна единственная солнечная вспышка может за несколько секунд совершить то, что не под силу бомбам и террористам. Рано или поздно такая геомагнитная буря обязательно случится», — говорит Дэвид Иглман, нейробиолог из Стэнфордского университета, автор книги «Почему так важен интернет».

Однако в большинстве случаев перебои с интернетом будут краткосрочными.

«На решение этих проблем, если они возникнут, будет брошены большие силы. У интернет-провайдеров и компаний, производящих сетевое оборудование, есть специалисты и планы действий, как восстановить интернет, если случатся форс-мажорные ситуации», — заявляет Скотт Борг из общественной организации United States Cyber Consequences Unit.

Однако мы так привыкли, что интернет всегда под рукой, что даже сравнительно короткие перебои повлияют на нашу жизнь. Но последствия этих перебоев окажутся не совсем такими, как представляется на первый взгляд.

В частности, вред, нанесенный экономике, будет не очень большим. В 2008 году Министерство внутренней безопасности США попросило Борга дать прогноз на случай отключения интернета. Ученый и его коллеги проанализировали экономические последствия компьютерных сбоев, начиная с 2000 года. Изучив квартальные отчеты 20 компаний, которые, по заверениям их представителей, сильнее других пострадали в результате этих событий, и более общие данные экономической статистики, аналитики обнаружили, что экономический эффект этих перебоев был на удивление незначителен — по крайней мере, в тех случаях, когда проблемы удавалось ликвидировать в течение четырех дней (более длительные отключения интернета не рассматривались).

«В некоторых случаях компании заявляли о якобы огромных убытках, исчислявшихся сотнями миллионов и даже миллиардов долларов. Однако на самом деле даже в таких отраслях, как гостиничный бизнес, авиаперевозки и брокерские операции, не наблюдалось очень больших потерь», — вспоминает Борг.

Оказалось, что отсутствие интернета в течение нескольких дней просто вынуждало людей выполнять свою работу позже намеченного.

ИННОВАЦИОННЫЕ КОМПАНИИ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

«Люди справились со своими обязанностями точно так же, как если бы у них был интернет, просто это произошло через два или три дня. Поэтому подобные перебои не представляют угрозу для экономики: по сути они сравнимы с длинными выходными», — говорит Борг.

Более того, в некоторых случаях краткосрочное отключение интернета приводило к росту производительности. В другом исследовании Борг и его коллеги проанализировали ситуации в тех компаниях, где интернет отключался на четыре или более часов. Вместо того, чтобы сидеть сложа руки, сотрудники занимались той работой, которую обычно откладывали на потом, например, приводили в порядок бумаги. В результате производительность труда росла.

«Мы в шутку предложили, что если все компании будут каждый месяц выключать компьютеры на несколько часов и заставлять сотрудников делать всю ту работу, которую они обычно откладывают на потом, то это приведет к итоговому повышению производительности. На мой взгляд, тот же положительный эффект будет наблюдаться и для экономики в целом», — утверждает Борг.

При краткосрочном отключении — на день или около того — сфера путешествий не должна серьезно пострадать. Самолеты могут летать и без интернета, поезда и автобусы также не остановятся. Однако более длительные перебои негативно скажутся на логистике. Компаниям будет тяжело осуществлять свою деятельность без интернета. «Я предлагал разработать план на случай отключения интернета, который помог бы людям и компаниям справиться с ситуацией, однако не слышал, чтобы кто-то действительно работал в этом направлении», — говорит Иглман.

Масштабный кризис с падением Сети, вероятно, особенно сильно ударит по малым предпринимателям и синим воротничкам. В 1998 году 90% из 50 млн пейджеров в США перестали работать в результате отказа спутника. В результате анализа последствий отключения выяснилось, что реакция людей на это событие напрямую зависела от социоэкономических факторов. Представители верхних слоев среднего класса — менеджеры, врачи, инженеры и т.д. — не воспринимали это как серьезную проблему.

Однако синие воротнички, такие как плотники и водопроводчики, всецело зависели от пейджеров при поиске работы и на несколько дней остались без заработка. Матери-одиночки, чьи дети ходили в детские сады, все время находились в состоянии беспокойства, так как с ними нельзя было связаться по пейджеру, если возникала какая-то ситуации, требующая их участия.

«Из этого следует вывод, что реакция человека на потерю доступа к интернету, скорее всего, будет зависеть от его социоэкономического статуса», — говорит Даттон.

Однако психологические последствия такого события будут очень серьезными, многие люди будут испытывать ощущения одиночества и тревоги.

«Важнейшая функция интернета — это общение между людьми», — говорит Хэнкок. Мы привыкли к тому, что можем связаться с кем угодно в любой момент, где бы человек ни находился. Если мы утратим эту возможность, последствия для психики будут негативными.

Боргу тоже приходилось испытывать эти эмоции: «Когда я вдруг понимаю, что забыл свой смартфон, то чувствую себя голым. Я сразу начинаю думать: „Знаю ли я, куда еду? Если моя машина сломается, даст ли мне кто-нибудь свой телефон, чтобы я мог обратиться за помощью?“»

В истории был уже подобный пример. В 1975 году в результате пожара в Нью-Йоркской телефонной компании 300 кварталов Манхэттена оставались без телефонной связи в течение 23 дней. Сразу после того, как связь была восстановлена, ученые провели исследование, опросив 190 человек. Они выяснили, что для 80% респондентов отсутствие телефона стало проблемой — потому, что они были лишены возможности связаться с друзьями и семьей. Свыше 67% опрошенных признались, что без телефона чувствовали себя «оторванными от общества» и «обеспокоенными», а почти 75% сказали, что после восстановления связи почувствовали себя более уверенно.

«Есть мнение, что, лишившись интернета, люди станут более общительными и захотят проводить больше времени с друзьями и семьей, но я думаю, что это не так. На самом деле большинство пользователей интернета активнее общаются с другими людьми — по сравнению с теми, кто не выходит в Сеть», — утверждает Даттон. С ним соглашается Стине Ломборг из Копенгагенского университета: «Если бы у нас не стало смартфонов, мы бы не начали чаще затевать разговоры с незнакомыми людьми на автобусной остановке, вовсе нет».

Утрата интернет-связи может вынудить людей больше общаться в каких-то конкретных ситуациях: например, коллеги будут обсуждать рабочие вопросы не в электронных письмах, а в личной беседе, однако в целом это будет иметь негативные последствия.

«Мир не рухнет, если мы на день лишимся интернета. Но я думаю, что для большинства людей даже один день без Сети будет полон мучений», — добавляет он.

Впрочем, это ощущение со временем пройдет.

«Потеря интернета заставит многих осознать то важное место, которое он занимает в их жизни, однако вскоре мы вновь будет воспринимать его как нечто само собой разумеющееся. Мне бы хотелось думать, что отключение интернета заставит нас взглянуть на мир по-другому, но, боюсь, что этого не произойдет», — подводит итоги Хэнкок.

Может, он прав. Однако даже в этом случае Хэнкоку не под силу убедить своих студентов отказаться от интернета хотя бы на выходные.

Евгения Сидорова

Источник

Читайте также:

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ КАК ИСТОЧНИК БОГАТСТВА

 

FST: ХАШЕМ АЛЬ ГАИЛИ – ЕВАНГЕЛИСТ ХАЙТЕКА И ЗВЕЗДА FACEBOOK

 

ВООБРАЖАРИИ ВОЙНЫ