Обладатель состояния размером 15,6 млрд долларов Рэймонд Далио в свои 66 лет добился очень много даже по меркам его родной Америки. Заработав в 2015 году 500 млн долларов, он по версии издания «Форбс» занял девятое место в списке получающих наивысшие доходы управляющих хедж-фондами и трейдеров.

По версии того же «Форбса» Далио занимает 29-е место в списке четырехсот богатейших американцев, первое место среди богачей, живущих в штате Коннектикут, и шестидесятое место среди богатейших людей планеты.

Рэй Далио является основателем крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates, под управлением которого находится около 154 миллиардов долларов. В 2015 году «Бриджуотер» работал с переменным успехом. Входящий в него фонд Pure Alpha получил прибыль в размере 4,7%, другое его подразделение Pure Alpha Major Markets принесло 10,6% дохода. Еще один фонд All Weather, управляющий семьюдесятью миллиардами долларов, потерял семь процентов, что в течение трех лет стало его вторым убытком по итогам года. В 2014 году All Weather принес прибыль в размере 8,6%, сумев исправить ошибки, ставшие причиной его неубедительной работы в 2013 году. Что касается большого макро-хедж-фонда Pure Alpha, то он в 2014 году принес 3,6% прибыли, хотя многим макрофондам тогда пришлось нелегко, поэтому им оставалось только мечтать о росте в 13,7%, показанном в 2014-м индексом Standard & Poor’s 500, которым определяется состояние американского фондового рынка. Начавший работать в 2010 году фонд Pure Alpha Major Markets принес в 2014-м 8,7% прибыли. Весомая доля средств самого Далио вложена в All Weather, стратегия которого заключается в равенстве инвестиционных рисков.

В июле 2011 года Рэй Далио официально сложил с себя полномочия исполнительного директора хедж-фонда Bridgewater Associates, взяв взамен довольно нестандартный титул «ментора». Он также остается директором по инвестициям, разделяя эти функции с Грегом Йенсеном и Робертом Принсем. Сегодня Рэй занимается созданием большого благотворительного фонда. Согласно недавней публичной налоговой декларации Dalio Foundation, в 2013 году Рэй пожертвовал своему фонду 400 миллионов долларов, тем самым доведя его совокупные активы до 842 миллионов долларов.

Вкус к инвестициям почувствовал, работая помощником на поле для гольфа

Рэй Далио родился 8 августа 1949 года в историческом квартале Джексон Хайтс, входящем в нью-йоркский район Квинс. Его мать была домохозяйкой, а отец — джазовым музыкантом, он играл на саксофоне и кларнете в ночных клубах, в том числе манхэттенской «Копакабане». Когда Рэю было восемь лет, его семья переехала в пригородный поселок Манхассет. Юный Далио с удовольствием занимался спортом, играл с друзьями и недолюбливал школьные занятия, особенно механическое заучивание уроков. При этом, однако, он не был лентяем и подрабатывал, выкашивая соседские газоны, разнося газеты и очищая от снега подъездные пути к окрестным домам. С 12 лет он работал в гольф-клубе Links так называемым кедди, то есть помощником игроков, переносившим спортивный инвентарь и помогавшим им советами. Надо заметить, что Links был элитным клубом, его посещали многие финансисты с Уолл-стрит, а также некоторые высокопоставленные особы и государственные деятели – в частности, бывший король Англии Эдуард VIII, ставший Герцогом Виндзорским, и бывший вице-президент США Ричард Никсон, позже избранный президентом.

В 1960-х годах экономика была на подъеме и потому неудивительно, что приходившие сразиться в гольф богачи то и дело обсуждали фондовый рынок, на котором тогда наблюдался рост. Двенадцатилетний Рэй заинтересовался этим вопросом не на шутку и на заработанные в должности кедди триста долларов купил по пять долларов акции компании Northeast Airlines. Вскоре после этого была предпринята попытка ее поглощения, что привело к троекратному росту сделанных Рэем инвестиций. Вдохновленный успехом юный Далио стал изучать годовые отчеты крупных компаний и заводить разговоры с финансовыми воротилами. Путем проб и ошибок он тогда освоил принципы, которыми в дальнейшем руководствовался на протяжении всей своей инвестиционной карьеры.

В частности, Далио открыл для себя, что даже тщательное исследование рынка вполне может привести к ошибочным выводам, и что плата за ошибки может оказаться очень высокой. Он также узнал, что единственный способ победить рынок – это действовать правильно, когда остальные ошибаются. Размышляя над перспективами той или иной акции, он просил самых умных знакомых инвесторов раскритиковать его рассуждения. К окончанию средней школы он собрал портфель акций стоимостью несколько тысяч долларов, что в конце 1960-х годов было для подростка немалой суммой. После школы Рэй Далио поступил в C.W. Post College в Университете Лонг-Айленда, обучаясь в котором продолжал покупать и продавать акции, он также заинтересовался товарными фьючерсами. Этот сегмент привлек его мягкими маржинальными требованиями и возможностью получать в нем значительную прибыль, делая минимальные вложения.

Приобщился к медитации и открыл свою компанию

Немалую роль в жизни молодого Рэя играла музыка, и, когда самый популярный в то время коллектив «Биттлз» отправился в Индию изучать искусство медитации, Далио подумал, что и он мог открыть в этом что-то для себя. Гуру группы «Биттлз» Махариши Йоги проповедовал так называемую трансцендентальную медитацию (ТМ), являющуюся современной адаптацией древнеиндийской практики, направленной на очищение рассудка от иррациональных чувств ради более ясного восприятия окружающей действительности. Рэй Далио стал практиковать ТМ ежедневно и с тех пор считает это занятие очень полезным. Он обнаружил, что медитация помогала ему сосредоточиться и раскрыть свой творческий потенциал, что улучшало его успеваемость в колледже. Большие успехи в учебе дали ему возможность продолжить образование в Гарвардской бизнес-школе.

Каждый день Далио медитирует и считает это занятие одним из важных залогов своего успеха.
Он утверждает, что медитация представляет собой простое упражнение, которое позволяет очистить разум и хладнокровно воспринимать окружающую действительность, уничтожив стресс и эмоции. Рэй медитирует уже пятый десяток лет, выделяя на это дважды в день в среднем по 20 минут. «О, это такая великолепная инвестиция!» По его утверждению, медитация открывает две стороны мозга и тем самым дает свободу спонтанности, креативности, открытости сознания. «Это самый большой подарок, который я могу кому-либо дать», — говорит он про медитацию.

Летом 1971 года молодой Рэй работал клерком на полу Нью-Йоркской фондовой биржи. Там он самолично смог увидеть последствия международного финансового кризиса и судьбоносного решения президента Никсона об отмене привязки доллара к стоимости золота. Так ознаменовался конец действовавшей после второй мировой войны Бреттон-Вудской валютной системы, в рамках которой были зафиксированы обменные курсы крупнейших мировых валют, а стоимость золота устанавливалась на уровне 35 долларов за тройскую унцию. На смену Бреттон-Вудской системе тогда пришла Ямайская денежная система, основанная на свободной торговле валютами.

На следующий день после этого президентского решения стоимость акций подскочила более, чем на тридцать процентов. На рынке воцарилась долгосрочная устойчивая инфляция, благодаря которой стоимость золота и многих сырьевых товаров будет расти несколько десятилетий. Рэй Далио хорошо понимал причины этого явления, так как много внимания уделял постижению законов ценообразования на сырьевом рынке и в своем профессиональном развитии заметно опередил других инвесторов. Он всерьез заинтересовался и новыми веяниями в области конвертации валют, позволившими получать прибыль в результате колебаний обменных курсов.

Лето между двумя годами обучения в Гарварде Далио провел, торгуя сырьевыми товарами в Мерилл Линч. Его прежде мало кому известная специальность быстро стала широко востребованной. Вместе с несколькими друзьями по Гарварду Рэй создал для торговли сырьевыми товарами небольшую компанию, названную Bridgewater Associates. Это начинание не принесло внушительных финансовых результатов, однако Далио сохранил название Bridgewater для дальнейшего использования. На фоне резко дорожавших сырьевых товаров, особенно нефти, Федеральная резервная система повысила процентные ставки, чтобы обуздать инфляцию, ценные бумаги просели, и спекулянты бросились на рынок сырья. Когда Рэй Далио появился в 1973 году на растревоженной Уолл-стрит, он был редким специалистом, имевшим гарвардскую степень MBA по финансам и успевшим накопить опыт торговли сырьевыми товарами.

Быстро завоевал доверие крупных клиентов

Далио провел год в Dominick & Dominick, LLC, а потом стал трейдером в Shearson Hayden Stone. В то время «Шиарсон» возглавлял Санфорд Вейл, вскоре ставший легендой Уолл-стрит после того, как спланировал сделку слияния, в результате которой появилась CitiGroup. По словам Далио, его раздражала существовавшая в «Шиарсоне» управленческая структура. Нервы Рэя раскалились до предела на новогодней вечеринке, где он в итоге подрался с начальником своего отдела. Несмотря на этот непозволительный для биржевика всплеск разрушительных эмоций клиенты, для которых торговал Далио, сохранили свою веру в него, и он ушел из Shearson, чтобы дальше трудиться для них уже независимо от опротивевшей ему фирмы. Новым рабочим местом двадцатишестилетнего Рэя стала его трехкомнатная квартира, где он возобновил деятельность Bridgewater Associates, превратив ее в небольшую торговую компанию. Наряду с самостоятельностью в бизнесе он обрел постоянство в личной жизни, повстречав Барбару Габальдони и заключив с ней брак.

Поначалу Bridgewater Associates консультировала нескольких корпоративных клиентов по поводу рисков, связанных с обменом валюты и процентной ставкой, но по мере того, как эти клиенты извлекали выгоду из советов Далио, его идеями стало интересоваться все больше инвесторов. В итоге за консультациями обратились McDonald’s и один из его крупных поставщиков, и «Бриджуотер» начал стремительно расширяться. Вместе с женой Рэй переехал в Коннектикут, и в 1981 году офис компании был перемещен туда же. В 1985 году одним из клиентов Bridgewater стал пенсионный фонд Всемирного банка, в 1989 году его примеру последовала система пенсионного обеспечения компании «Кодак».

По мере того, как у компании появлялись новые клиенты, сфера ее инвестиций расширялась. Далио взял на вооружение подход, называемый «глобальный макро», смысл которого заключается в распределении больших капиталов по всему миру на основе широких системных факторов. Рэй тщательно изучил историю рынка, что позволило ему обнаружить предыдущие примеры явлений, которые его конкуренты считали происходившими впервые. Он построил Bridgewater, предвосхищая изменения валютных курсов, цен на сырьевые товары, размер инфляции и рост ВВП в разных сегментах мировой экономики.

В 1991 году компания «Бриджуотер» открыла хедж-фонд, получивший название Pure Alpha, то есть «Чистая Альфа», ставший ее флагманским подразделением и приносивший среднегодовую прибыль в размере 18%. Термин «чистая альфа» означает разницу между общими средними прибылями на данном рынке, именуемыми «бетой», и прибылями, которые превосходят рыночную доходность, называемыми «альфой». Bridgewater стала одной из первых инвестиционных фирм, сделавших своим главным ориентиром разницу между этими двумя типами доходов.

В основу корпоративной культуры положил плюрализм и гласность

В течение многих лет Далио применял идеи, посетившие его благодаря медитации, для постижения законов психологии, влияющих на принятие решений во время работы на рынке и управления компанией. Он обнаружил, что самым большим препятствием для выбора верных путей развития был так называемый «барьер эго» — желание показать себя правым, а других – заблуждающимися, даже если на самом деле все обстоит совсем не так. По инициативе Далио управление «Бриджуотером» начало осуществляться в стиле, который он называет «радикальной прозрачностью». Этот метод означает, что критика коллег и разбор сделанных ими ошибок поощряются и ценятся, если, конечно, это способствует росту их профессионального уровня, а секретничать, сплетничать и выражать возмущение «за кулисами» запрещено. Все проводимые в фирме деловые встречи и совещания обязательно фиксируются на пленку, и каждый сотрудник потом может самолично ознакомиться с этими записями. Свои взгляды на управление бизнесом Далио изложил в 2005 году в более, чем стостраничном эссе «Принципы». При том, что некоторые хедж-фонды предпочитают не сообщать своим клиентам слишком подробные сведения о текущих показателях работы, инвесторы «Бриджуотера» получают ежедневную информационную рассылку, ежемесячные отчеты о деятельности, ежеквартальные обзоры и приглашения на брифинги от самого Далио и других руководителей. По словам Роберта Джонсона, бывшего администратора в Soros Fund Management, когда многие представители отрасли предпочитали окружать свою работу плотным покровом тайны, Рэй видел смысл в создании структуры, отличающейся открытостью и обладающей качествами, способными привлечь очень большие денежные средства.

На совещаниях, которые проходят в компании Bridgewater, сотрудники должны быть не просто слушателями или оппонентами, а активными участниками, оспаривающими высказанные мнения независимо от того, какой пост занимает выступающий. Сам Далио готов в пух и прах раскритиковать позицию того или иного менеджера и не колеблясь может у всех на глазах устроить «головомойку» какому-нибудь нерадивому юноше, предпочитающему комментировать ситуацию на мировых рынках слишком расплывчато и произнося общеизвестные истины. Далио может решительно пресечь такой поток сознания, посчитав его бессмысленным построением догадок, и в конечном итоге пустившийся в размышления молодой человек будет вынужден покинуть совещание, чтобы произвести тщательные расчеты по данному вопросу. Далио считает, что возникающие в ходе дискуссии сомнительные моменты следует обсуждать открыто, не боясь при этом указывать ораторам на слабые места в их системе аргументов. Такую манеру проведения совещаний он называет «синхронизацией», по всей видимости, имея в виду необходимость выработки у всех сотрудников единой и четкой макроэкономической картины, построенной не на зыбких допущениях и придуманных следствиях, а на реальных экспортно-импортных отношениях между странами и конкретных текущих показателях торгового обмена. По мнению Рэя, самой большой людской проблемой является чувствительность самолюбия, которое он обозначает как «эго», к решению вопроса о собственной правоте, а также выявлению слабых и сильных сторон своего характера.

Капризным богачам предпочел институциональных инвесторов

Если в узком кругу менеджеров обсуждается кандидат на вакансию в старшем управленческом звене, то Далио может с недоверием отнестись даже к такому весомому факту, как имеющийся у соискателя опыт работы в крупной компании на Уолл-стрит. Согласно принятым в «Бриджуотер» этическим нормам претендент на должность присутствует на этих переговорах, и Далио может прямо заявить ему, что не считает его достойным продвижения по службе, после чего разговор о его профессиональных навыках будет продолжен. И даже если человек убедительно опишет свой опыт работы на Уолл-стрит и будет настаивать на том, что успешно справится с новыми обязанностями, это вовсе не обязательно произведет впечатление на недоверчивого Далио, поэтому кандидат может и не получить повышения. Естественно, вся эта полная драматизма и, казалось бы, не подлежащая огласке беседа будет записана на пленку и предоставлена всем сотрудникам компании для прослушивания и осмысления.

Вклад Далио в развитие финансовой отрасли не ограничивается «радикальной прозрачностью» в управлении. Другим его полезным изобретением является ориентация хедж-фонда на обслуживание главным образом институциональных инвесторов, а не зажиточных людей. В 2011 году из примерно ста миллиардов долларов, вложенных в «Бриджуотер», только малая часть принадлежала богатым семьям. Почти треть капитала составляли инвестиции государственных пенсионных фондов, другая треть была вложена корпоративными пенсионными фондами, — в частности, компании «Дженерал Моторс», — четверть капитала принадлежала находившимся под правительственным управлением государственным инвестиционным фондам, — таким, как Правительственная инвестиционная корпорация Сингапура. «Зарабатывание денег на постоянной основе – это Святой Грааль, и Рэй с «Бриджуотер» сделали это», — заметил Нг Кок-Сонг, — директор по инвестициям сингапурского фонда. По его словам, компания Далио постоянно занимается самокопанием и задается вопросом: «Имеем ли мы на это право?»

Не так давно на вопрос журналиста о том, инвестировал ли Далио в биткойны, тот ответил отрицательно и заметил, что, хотя валюта – это его конек, он не будет вкладываться в биткойны, так как должен лучше понять их природу. На вопрос о том, если бы сейчас на дворе опять был 1975 год, открыл ли бы Рэй снова хедж-фонд «Бриджуотер», он не колеблясь ответил утвердительно. «Это все равно что сказать, открыт ли сегодня мир для Стива Джобса или Билла Гейтса? Это всего лишь вопрос воображения». Возможно, в данном случае Далио вспомнил действительно отличавшегося богатым воображением дизайнера, пропагандиста информационных технологий и организатора компьютерного производства Джобса по той причине, что хорошо его знал, дружил с ним не один десяток лет и с таким же, как у Стива, огромным энтузиазмом на заре своей карьеры хотел как можно быстрее выйти на большой рынок.

Вовремя заметил приближавшийся кризис

В 2006 году аналитики из Bridgewater пришли к выводу, что совокупные расходы по обслуживанию долга в США превосходили доходы, и хедж-фонд сделал крупные инвестиции в американские казначейские обязательства, золото и японскую йену. Далио понял, что в 2007 году ажиотаж на рынке жилищной ипотеки в Америке сойдет на нет, и, встретившись в Вашингтоне с Секретарем казначейства, предупредил его, что крупные банки, вложившие немалые средства в ипотечные ценные бумаги, оказались перед лицом банкротства. Весной 2008 года Bridgewater забрал свои средства из нескольких крупных банков, в том числе «Леман Бразерс» и «Беар Стернс». Всего через неделю второй рухнул, и на международных финансовых рынках быстро распространилась паника.

В разразившемся после этого кризисе большинство инвестиционных компаний понесли огромные убытки, а входящий в «Бриджуотер» фонд Pure Alpha зафиксировал прибыль в размере 9,5%. В тяжелом для экономики следующем году Далио поделился своим видением процесса «делевериджа» в эссе под названием «Шаблон для понимания происходящего». Рынки подтвердили правильность избранного Рэем подхода, и в 2010 году фонд Pure Alpha вырос на 45 процентов, то есть на 15 миллиардов долларов, что превысило прибыль eBay, Yahoo, Amazon, и Google вместе взятых.

Работая на любом рынке компания Bridgewater может пользоваться дюжиной и более разных индикаторов. Тем не менее, даже если почти все они указывают на созревание определенной тенденции, Далио все равно не полагается только на подсказки компьютеров. До тех пор, пока он вместе с другими менеджерами не придет к выводу о том, что определенная торговая сделка будет иметь смысл, фирма ее не заключает. Такой подход к инвестиционному процессу неизбежно вносит в него элемент человеческого суждения, «старомодного» в эпоху господства биржевых компьютерных алгоритмов, но Далио упрямо требует, чтобы окончательный выбор делался в рамках модели, которую он строил более тридцати лет. Рэй утверждает, что именно твердая приверженность систематическому анализу и систематическому инвестированию отличает «Бриджуотер» от прочих хедж-фондов. Многие инвесторы любят порассуждать о влиянии текущих событий на рынок, однако никто не утруждается встроить их в надлежащий исторический контекст и связать с законами, по которым работает машина экономики.

Оценивая макроэкономическую ситуацию, Далио уделяет особое внимание размеру кредита, создаваемого банками и прочими финансовыми учреждениями, который он считает ключевым фактором валового потребления. На первый взгляд, это довольно банальный ход, однако до недавних пор экономисты и политики не придавали большого значения росту кредитных обязательств, гораздо больше внимания уделяя объему запущенной в экономику денежной массы. В июле 2007 года Далио в ежедневной рассылке «Бриджуотера» написал про «обычаи безумного кредитования и привлечения займов», добавив, что его компания хочет избежать этого помешательства. Спустя полмесяца после заморозки рынка субстандартной ипотеки в рассылке Далио было написано, что события на финансовом рынке развивались так, как он и ожидал, и «это пронесется сквозь систему со скоростью урагана».

Для предотвращения обвала сделал все, что мог

В поисках исторических прецедентов Bridgewater свел воедино подробные истории предыдущих кредитных кризисов, взяв временной промежуток начиная с Веймарской Германии. Аналитики компании также изучили состояние почти всех крупных финансовых организаций мира и пришли к выводу, что из-за «токсичных» долгов им предстояло лишиться около 850 миллиардов долларов. Вооружившись этой информацией, Далио в декабре 2007 года наведался в Казначейство и встретился с кем-то из помощников Секретаря Генри Полсона. Никто не придал большого значения его словам, но упрямый Рэй отправился в Белый дом, где показал свои расчеты старшим экономистам. По поводу этого визита бывший сотрудник администрации Буша, присутствовавший на встрече, вспоминал, что спрогнозированные Далио потери банковской системы были астрономическими. При этом все вокруг говорили про ликвидность, а Рэй говорил про платежеспособность.

После того, как предупреждения Далио не были всерьез восприняты в Вашингтоне, он снова поделился своей тревогой с клиентами. В январе 2008-го в его рассылке говорилось о том, что, если экономика покатится вниз, то это не будет обычной рецессией, а скорее бедствием, через процесс избавления от долга ведущим к кризису, который, в свою очередь, вызовет экономические потрясения. Это будет продолжаться до тех пор, пока не начнется рефляция, обесценивание валюты и выдача правительством гарантий выживания главным представителям финансовой отрасли. По мере углубления кризиса Далио продолжал оценивать его намного точнее, чем многие высокопоставленные политики. Когда правительство ничего не сделало для спасения банка Lehman Brothers и тот рухнул, Рэй был глубоко разочарован. В сентябре 2008 года он написал своим клиентам, что теперь остается сидеть и ждать, не покажут ли власти какой-нибудь припрятанный про запас фокус, или же они по-прежнему будут проявлять удивительное безрассудство. В данном случае Далио опять не ошибся, ибо «кролик» в виде «Акта 2008 года о чрезвычайной экономической стабилизации», получившего известность как «План Полсона», действительно был извлечен на свет из «шляпы» чиновничьих кабинетов.

В итоге Федеральная резервная система одолжила банкам 700 миллиардов долларов, бизнес и население получили налоговые послабления, были созданы стимулы для развития альтернативной энергетики. Широкая публика спустя время узнала, что Lehman Brothers в отличие от других крупнейших банков не получил от правителей спасательного круга во многом из-за крайне скандального поведения его руководителя Ричарда Фулда, за которым успело прочно закрепиться прозвище «самого ужасного директора в США» и который сам себя сразу после кризиса назвал «самым ненавистным человеком в Америке». Похоже, Рэй Далио, частично итальянец по национальности, просто в силу врожденной семейственности долго и упрямо пытался «спасти мир», в то время, как хладнокровные властители использовали финансовый кризис, чтобы путем интриг избавиться от порядком надоевшего им «страшного» банкира-расточителя. С тех пор в послужном списке Фулда есть самое большое банкротство в истории США, положившее начало крупным потрясениям мировой финансовой системы, а Далио может гордиться тем, что его совесть чиста, так как о грядущей турбулентности он предупредил всех, в чьих силах было ее предотвратить.

Примерный состав «всепогодного» портфеля

В 2001 году Bridgewater Associates открыл фонд All Weather, что можно перевести как «Удобный при любой погоде», в работе которого был период продолжительностью около десяти лет, когда он приносил средний доход в размере 10%. Для рассмотрения его стратегии важны не столько показатели доходности, сколько способность фонда удерживать инвестированные средства в состоянии низкой волатильности, заявленной в качестве ориентира. По некоторым оценкам, в 2008 году этот фонд просел на 20%. По сравнению со средним показателем портфеля, полностью состоящего из акций и просевшего в 2008 году на 38,5%, потери «всепогодного» портфеля были меньше, он также сработал лучше, чем на процент, по сравнению с портфелем, состоящим на 60% из акций и на 40% — из облигаций. Такой портфель не имеет никаких шансов победить «всепогодные» инвестиции в условиях высокой инфляции и падения ВВП. Знаменитый All Weather Fund был закрыт для прихода новых вкладчиков с 2006-го года, когда его активы выросли почти до 50 миллиардов долларов. Но даже если бы фонд не закрыли, минимальная инвестиция в него составляла бы около четверти миллиарда долларов, что в любом случае делало вхождение в All Weather практически недоступным для неинституциональных клиентов.

Портфель фонда All Weather собран исходя из подхода, разработанного Рэем Далио. Его точный состав хранится в секрете, однако подробные описания портфелей «всепогодного» стиля можно нередко встретить на сайтах, освещающих вопросы инвестирования. Главная идея «всепогодной» философии заключается в том, что предсказать будущее невозможно, однако в любом случае события будут развиваться по двум из четырех экономических сценариев: рост ВВП, падение ВВП, рост инфляции, сокращение инфляции. Для каждого из этих сценариев подходят разные типы активов.

Следует иметь в виду, что «всепогодный» портфель отнюдь не призван приносить наибольшие возможные доходы. Вместо этого он имеет своей целью допустить такой риск, который возникает при хранении средств в денежном виде, однако при этом прибыль от инвестиций должна заметно превосходить доходность денежного вклада. Учитывая, что прибыли от некоторых видов инвестиций и типов активов отличаются высокой волатильностью, составитель «всепогодного» портфеля должен сократить ее путем подбора активов, которые под давлением рынка естественным образом движутся в противоположных направлениях. Та часть портфеля, которая ориентирована в сторону получения прибыли от растущих инфляционных ожиданий, будет двигаться в направлении, противоположном той части портфеля, которая сориентирована на получение прибыли от падающих инфляционных ожиданий.

Активы для такого портфеля подбираются исходя из следующей методики. Часть «Ожидание роста ВВП»: акции, сырьевые товары, корпоративные облигации, облигации, выпущенные на развивающемся рынке (EMB). Часть «Ожидание падения ВВП»: ценные бумаги Казначейства США (трежерис), казначейские защищенные от инфляции облигации (TIPS) и облигации, привязанные к индексу инфляции (ILB). Часть «Ожидание роста инфляции»: ILB и TIPS, сырьевые товары и EMB. Часть «Ожидание снижения инфляции»: акции, трежерис.

Рабочая модель его хедж-фонда устояла, когда все прочие модели рухнули

За долгие годы работы на рынке Далио пришел к выводу о том, что экономика представляет из себя не что иное, как машину. Одни и те же явления повторяются из раза в раз. По его мнению, это очень простая машина, она работает одинаково как для конкретного человека, так и для страны, которая является ничем иным, как совокупностью людей и компаний. Производительные силы создают прибыль, поэтому «в конце дня вы можете потратить то, что заработали в течение него, и этот доход будет функцией от производительности». Существуют долговые циклы, причем главными являются два из них: кратковременный, который еще называют бизнес-циклом, и долговременный, развитие которого поддерживают центральные банки, снижая процентные ставки. Когда появляются большие спреды, в систему закачивается ликвидность. Далио утверждает, что в настоящее время США находятся в средней точке кратковременного долгового цикла и близко к концу долговременного долгового цикла. Возможно, исходя из этого он делает вывод, что сегодня ожидаемые прибыли от активов очень малы. По его словам, доллар является мировой валютой, так как очень большая часть долгов высчитывается именно в долларах, что возлагает на Федеральный резерв ответственность не только за американский Центробанк, но и за «мировой Центробанк», — то есть, по всей, видимости, Всемирный банк. Рэй убежден, что Южная Европа сегодня находится в состоянии депрессии и нуждается в более мягкой монетарной политике, которая также необходима Японии, Китаю и развивающимся странам. По мнению Далио, складывающаяся сегодня картина очень похожа на ту, которая наблюдалась с 1982 по 1987 годы. Есть много стран, в том числе производителей сырья, которые имеют долг, деноминированный в долларах. Он видит в этом растущую проблему, так как прибыли этих стран падают, создавая там дефицит долларовой массы.

По словам Алана Гринспена, перед вхождением в недавний крупный финансовый кризис экономическая модель Федрезерва была настолько продвинутой, насколько это только было возможно. В ней воплотились все новые концепции со всеми их теоретическими достижениями – в том числе монетаризм и рациональные ожидания. Увы, эти красивые построения не учли того, как «работал мир», и новейшая модель обрушилась тогда, когда она была нужнее всего. JP Morgan за три дня до коллапса «Леман Бразерс» твердо верил в то, что американская экономика входила в полосу ускорения. В итоге рухнула и его модель, эта же печальная участь постигла и модель МВФ. Что касается рабочей модели «Бриджуотера», то она под напором острого финансового кризиса не дрогнула. Далио считает, что неизжитые стереотипы мировоззрения, препятствующие трезвому осознанию некоторых основополагающих моментов макроэкономики, со временем породят новые проблемы. Он встревожен тем, что у каждого есть мнение насчет дальнейшего развития событий в мировом хозяйстве, однако никто не удосуживается искать компромисс по поводу того, «как работает машина», хотя экономика функционирует именно как механизм и в ней отчетливо видны причинно-следственные связи.

Как работает экономическая машина

Свои взгляды на организацию торгово-финансовой деятельности Далио изложил в виде длящегося полчаса повествования, основные тезисы которого иллюстрируются в виде движущихся нарисованных картинок. Он сам читает текст за кадром, при этом выразительно заостряя внимание зрителя на важных моментах, что превращает построенную на сухих схемах теорию в увлекательный рассказ. Одним из его тезисов является утверждение, что кажущаяся сложной экономика в действительности представляет собой довольно простую машину, состоящую из нескольких элементов и множества повторяющихся сделок. Процесс их заключения не прекращается по той причине, что подобные отношения заложены в человеческой природе. Сделки порождают три главных движущих силы, стимулирующих экономику. Первой из них является рост производительности, вторая сила – это кратковременный кредитный цикл, а третья — долговременный кредитный цикл. Далио изучает эти три движущих мотива и накладывает их друга на друга так, чтобы в итоге получился шаблон, позволяющий понять движение экономики и происходящие вокруг события.

Экономика представляет собой результат сложения массы проведенных сделок. Нет ничего проще, чем сделка, любой человек постоянно участвует в заключении сделок. Даже покупка любого товара представляет собой не что иное, как сделку. Ее смысл заключается в том, что покупатель передает деньги продавцу и получает взамен необходимую ему вещь. Но не только деньгами можно оплатить свое приобретение – для этого используется и кредит, который тратится таким же образом, как и деньги. Сложив денежные и кредитные расходы можно узнать, сколько всего средств было потрачено. Именно этот показатель способствует развитию экономики. Разделив израсходованные средства на количество проданных единиц товара, можно узнать его цену. Именно так описывается суть сделки, которая представляет собой не что иное как один из столпов экономики. И финансовые циклы, и шестеренки экономического механизма получают импульс к движению именно от сделок. Вот почему, осознав смысл сделок, можно постичь, на чем зиждется все огромное здание экономки.

Составными частями рынка являются все покупатели и все продавцы, которые проводят сделки, направленные на передачу товара или услуги. Вот почему есть рынки автомобилей, пшеницы, акций и множества прочих товаров. Совокупность сделок, заключаемых на всех рынках, и образует экономику. Сложив общие расходы с общим объемом реализованного на всех рынках товара, можно узнать все индикаторы, необходимые для осознания экономических законов.

Они устроены совсем не сложно. Банки, заводы, люди, правительства проводят сделки по указанному выше принципу, меняя товары на кредит или деньги. При этом самым крупным покупателем и продавцом является правительство, состоящее из двух основных звеньев. Первое – это центральное правительство, которое собирает налоги и тратит деньги, а второе – это центральный банк, отличие которого от прочих покупателей и продавцов заключается в том, что от него зависит, сколько в экономике будет кредита и денег. Инструментами влияния центробанка на рынок являются печать новых денег и регулирование процентных ставок. Вот почему это учреждение выступает как важный участник кредитных взаимодействий.

Кредит заслуживает особого внимания, так как является важнейшей и по всей видимости менее всего изученной частью экономических отношений. Эта часть экономики является наибольшей по объему и подвержена наибольшим изменениям. Одновременно с покупателями и продавцами на рынок выходят дебиторы и кредиторы, причем вторые преследуют цель превратить свои деньги в еще большие деньги. Дебиторы же как правило стремятся приобрести то, что не могут себе сегодня позволить, это может быть дом или машина, они также могут искать средства для развития своего бизнеса. Кредит может стать для дебиторов и кредиторов средством достижения желаемых целей.

Обязательством дебиторов является выплата взятого кредита и процентов по нему. Если процентные ставки высокие, то денег дается взаймы меньше, так как кредитные средства дороги. Если же процентные ставки низкие, то число выдаваемых кредитов возрастает, ибо заемные средства обходятся дешево. Если дебитор берет на себя обязательство вернуть долг, а кредитор оказывает ему доверие, то таким образом возникает кредит. Вот почему любые два участника рынка могут создать кредит фактически «из воздуха». Однако при всей кажущейся простоте этого алгоритма кредит не так и прост. Дело в том, что его можно называть разными терминами. Ведь сразу после создания кредита он становится долгом, который выступает в качестве обязательства дебитора и актива кредитора. С течением времени по мере выплаты кредита и процентов по нему актив и обязательства обнуляются, а сделка признается законченной.

Почему кредит считается важным элементом экономики? Дело в том, что получивший кредит дебитор может нарастить свои расходы. Они способствуют развитию экономики, ибо каждый потраченный кем-то доллар превращается в чей-то доход. Соответственно, каждый полученный вами доллар является чьей-то тратой. Значит, тратя все больше денег, вы способствуете росту чьего-то заработка. И если кредиторы видят, что доходы человека начали расти, то они гораздо быстрее соглашаются выдать ему кредит.

Кредитоспособный заемщик обладает двумя ценностями – залоговым имуществом и возможностью погасить долг. Если он получает доход намного больший, чем долг, то это позволяет ему погасить кредит. Если же заемщик не может рассчитаться с долгом, то в счет его погашения можно продать его ценные активы. Их наличие у заемщика увеличит желание кредиторов выдать ему деньги. В итоге растущие доходы вызывают рост выданных заемных средств, что увеличивает объем расходов. Развивающийся сценарий увеличения трат, доходов и выдачи кредитов порождает рост экономки и является причиной возникновения циклов.

Смысл всякой сделки в том, что для получения чего-либо необходимо что-то отдать. Размер добываемых средств зависит от объема произведенных товаров и услуг. По мере накопления производственного опыта уровень жизни возрастает. Это не что иное как рост производительности. Те, кто отличаются от других изобретательностью и трудолюбием, способны поднять свою производительность и улучшить свой образ жизни быстрее, чем это сделают ленивые и медлительные люди.

Деньги являются средством урегулирования сделок. Покупая в баре пиво и расплачиваясь наличными вы сразу же закрываете сделку, а если берете пиво в кредит, то таким образом «открываете в баре счет», так как берете обязательство заплатить позже. Так вместе с барменом были созданы кредит и обязательство. До тех пор пока по счету не будет заплачено актив и обязательство не аннулируются, долг не погасится, а сделка не закончится. Надо признать, что большинство людей называет деньгами то, что надо называть кредитом. Общая сумма кредитов в США составляет около пятидесяти триллионов долларов, а общая сумма денег – всего три триллиона.

Единственным способом увеличения расходов в бескредитной экономике является рост производства. Там же, где есть кредит, можно увеличить траты, беря взаймы. Вот почему в кредитной экономике трат становится больше, а доходы в краткосрочном периоде опережают производительность. Правда, на большем промежутке времени все происходит не так. Не следует воспринимать кредит как стопроцентное зло, порождающее волнообразные циклы. Плохо если кредитом оплачивается завышенное потребление, которое на деле не по карману потребителю благ. Однако если кредит помогает эффективно распределить ресурсы и создает доход для погашения долга, то это хорошо. Примером может послужить покупка в кредит телевизора, который не создаст дохода для погашения долга. Если же купить в кредит трактор и он поможет вырастить больше урожая и получить таким образом больше денег, то это позволит погасить долг и улучшить свой образ жизни.

Главные ориентиры компании – совершенство и «радикальная правда»

Сегодня хедж-фонд Bridgewater, расположенный в Вестпорте, штате Коннектикут, управляет на рынке глобальных инвестиций средствами многочисленных институциональных клиентов, в число которых входят центральные банки, иностранные правительства, государственные и корпоративные пенсионные фонды, университетские и благотворительные фонды. В «Бриджуотере» трудится около полутора тысяч человек, многие из них молоды или недавно вошли в период расцвета сил. За свою сорокалетнюю историю компания Bridgewater удостаивалась звания наиболее эффективной управляющей организации и новатора отрасли. Эта фирма стала одной из немногих, сумевших благополучно преодолеть финансовый кризис 2008 года. За последние десять лет она получила более пятидесяти отраслевых наград и различных знаков почета, — в том числе награды за отраслевое новаторство, высокие показатели, качество исследований, обслуживание клиентов и степень их удовлетворенности, качество операций и операционную инфраструктуру. В 2014 году хедж-фонд «Бриджуотер» получил отраслевые знаки почета «Лучший в управлении институциональным портфелем», «Лучший в бюджетировании риска», «Лучшие рабочие места», «Лучшее обслуживание клиентов», «Инвестиционная компания года», «Общее совершенство», а также многочисленные награды за инновации и эффективность. Клиенты и сотрудники «Бриджуотера» регулярно дают ему в ежегодных опросах наивысшие оценки.

Своими высокими результатами эта компания обязана своей уникальной деловой культуре.
Выше всего прочего здесь ценятся истина и совершенство. Чтобы всегда работать наилучшим образом, компания постоянно пытается увидеть истинное положение вещей, в особенности там, где правда кажется особенно неприглядной, чтобы принять взвешенное решение по поводу того, как решать проблемы наилучшим образом. Согласно корпоративным установкам, основой для принятия решений должны служить логика и разум. Именно через стремление быть совершенными с помощью предельной правдивости и прозрачности фирма строит осмысленную деятельность и осмысленные отношения.

Своей первостепенной задачей Bridgewater считает совершенство, или, точнее, постоянное улучшение. По мнению компании, чтобы достичь совершенства, необходимо подходить к работе и людям принципиальным образом. Помимо всего прочего фирма ценит независимое мышление и инновации, при этом признавая, что первое порождает разногласия, а вторые невозможны без допущения ошибок. Благоприятствуя свободному мышлению и процессу обновления, в компании поддерживают атмосферу радикальной открытости, даже если честность кажется трудной и неудобной. Каждый сотрудник «Бриджуотера» имеет право и обязанность убедиться, что его личная работа и коллективная деятельность имеют для него смысл. Разногласия и ошибки, которые обычно не приветствуются в других местах, в «Бриджуотере» поощряются, так как являются почвой для обучения, которое помогает использовать потенциал компании в наибольшем объеме.

«Тот, кто живет, гадая на хрустальном шаре, будет есть битое стекло»

Источник

Читайте также:

Как мамины советы помогли заработать 5 миллиардов
Рикардо Семлер и его корпоративная демократия
Миллиардер-финансист Эбби Джонсон: инстинкты и стремление улучшить всё