После переезда из России в Японию Артур Шомахов основал компанию по производству женской косметики. Shiawasedo Inc активно выходит на мировой рынок, а ее оборот достиг десятков миллионов долларов. Что стало причиной переезда и как иностранцу создать компанию с нуля, Артур рассказал Fast Salt Times.

Fast Salt Times: Артур, Shiawasedo Inc. - это ваша первая компания?

Артур Шомахов: Собственным бизнесом я занимаюсь с 25 лет. Сферы применения мозгов были разные. За два года до отъезда в Японию я создал ресурс pravto.ru, через который мы продавали (и продаем) в России автомобили, мотоциклы и спецтехнику из Японии. Сейчас это большой отдельный проект, только продажи ведутся уже в сорока странах мира. Именно эта связь с Японией в свое время и послужила решающей при принятии решения о переносе бизнеса в Японию.

FST: Почему в Японии занялись женской косметикой? Что повлияло на ваш выбор деятельности?

АШ: Я в какой-то момент заскучал от всех этих железок, экспортных продаж и стал искать варианты по созданию товара под собственным брендом. Мы в компании перебрали несколько вариантов и приняли решение создать свою косметическую линию.

На момент принятия решения для меня самым важным было то, что индустрия красоты - это та отрасль, где моментально внедряются новейшие научные разработки. Невероятно сложная и невероятно интересная тема!

Был еще один немаловажный момент. Как ни парадоксально звучит, но чтобы войти в эту отрасль, не нужны миллиардные вложения: надо просто соединить ниточки между производством, лабораторией, наукой и четко поставить цель. Иными словами, мы сделали то, что всегда умели, - выступили идеальными посредниками, оставляя за собой права на бренд. Я получаю кайф от того, что девчонки из многих стран мира пишут восторженные отзывы на нашу маску. Очень заряжает!

FST: Почему производство открыли не в России? Что побудило делать бизнес не дома?

АШ: Мне думается, что Россия не дает сегодня максимума возможностей для реализации задач, которые стоят перед моей компанией. Только не записывайте меня в трибуны и обличители государства. Все, что я хочу, - это выпускать идеальный товар, и чтобы мне не мешали это делать. Я не политик, а инженер-технолог и отдаю себе отчет, какое количество составляющих должно работать безупречно, чтобы на выходе было нечто, что не стыдно дарить, продавать по всему миру, а вы были уверенны в высочайшем качестве этого настолько, насколько это в принципе возможно сегодня в мировом производстве.

В России у меня не было проблем с властями, с налогами, с погонами, с бандитами, и, строго говоря, явно выраженных причин для отъезда не было.

Но хорошо иллюстрирует мои причины одна история пятилетней давности.

Я обещал дочери - уже взрослой самостоятельной девушке, которая давно сама работает и живет в другой стране - хоть на неделю махнуть вместе на Бали задолго до самой поездки. И вот билеты были куплены, графики согласованы, отпуска подбиты, отель забронирован, ребенок прилетает ко мне в Японию, и через пару дней у нас рейс Гаруда на тот самый Бали. А тут вдруг раз - и к нам в офис приходит комплексная налоговая проверка. Три серьезных официальных человека с красивыми удостоверениями, в черных костюмах, белых рубашках, с суровыми лицами.

Поскольку у нас нет всего того инструментария ухода от налогов, которые есть во многих странах, типа черной кассы, договоров с однодневками и т.п., и поскольку у нас своя бухгалтерия, да еще сторонний аудит, то я не сильно напрягся, лишь уныло подумал, что придется лететь ребенку на Бали без меня. В самом деле, не может же президент компании умотать ровно тогда, когда идет налоговая проверка и трое ребят проверяют все, что можно? Я позвонил нашим аудиторам, объяснил ситуацию и добавил: мол, жаль, но, видимо, придется мне остаться.

А дальше состоялся такой диалог:

- Артур-сан (пауза), а почему ты хочешь остаться?

- Потому, что у меня идет налоговая проверка, даже не местным, а префектуральным налоговым офисом.

- Ааа… (пауза) при чем здесь ты?

- Потому что (пауза) я за все отвечаю в своей собственной компании…

- Артур-сан…(пауза), перед налоговым офисом мы отвечаем, ты ведь платишь деньги за наши услуги и соответствие деятельности твоей компании японским законам, или (пауза) есть что-то, что мы не знаем?

- Танигучи-сан (пауза…сдерживая бешенство), ты знаешь каждую бумажку и каждую сделку с первого дня нашей компании!

- (Длинная пауза) А тогда, Артур-сан, ты почему хочешь остаться?

Помню, разговор был до чрезвычайности вежливый, как всегда бывает, когда японцы не понимают меня, а я не понимаю их.

Программа в моем мозгу четко давала алгоритм действий: остаться, ответить на вопросы, разрулить все проблемы, самому контролировать все от А до Я.

Программа в мозгу моего аудитора была иная: рутинное дело, показать документы, ответить на вопросы. Но при чем здесь президент компании? Это вообще не его дело.

Мы много раз потом вспоминали этот случай, смеялись и до сих пор, когда не понимаем друг друга, становимся крайне вежливыми.

Переезжая же в Японию и таща за собой своих лучших ребят, я не знал, как тут устроен бизнес, но моя интуиция мне говорила, что если тебя кладут мордой в стол и требуют ключи от сейфа, махнув какой-то бумажкой, если твой аудитор в аналогичной ситуации стучит ножками и намекает, что, может, стоит с «ними» договориться, если законы можно трактовать в какую угодно сторону, если налоговая база меняется каждый квартал, то, надо думать, это не предел мечтаний для компании.

Сегодня, пожалуй, могу точно сказать, почему я в Японии, а не в России: потому что тогда, 10 лет назад, мне надоело, когда никто ни за что не отвечает, но при этом не забывает регулярно выставлять счета.

Кстати, на Бали мы тогда слетали. Штрафов начислили 500 йен, это примерно 5 долларов: аудиторы среди тонн бумаг проглядели какую-то почтовую марку, которая должна была быть на документе.

FST: Но почему все-таки выбор пал на Японию, а не другие страны, например, в Европе, СНГ или на США?

АШ: Потому что лучшие мировые технологии сегодня сосредоточены в Японии, а жизнь слишком коротка, чтобы довольствоваться компромиссами.

FST: Как долго готовились к такому шагу?

АШ: Вообще не готовился. Проект pravto.ru продавал так много и так резко набрал обороты с момента старта, что меня в 2005 году пригласили в качестве СЕО в японский аукционный дом Crystal Group Co., Ltd. Не последняя, кстати, была компания в Японии, учитывая, что объем продаж в месяц составлял более тысячи единиц техники. Я, в свою очередь, поставил условие, что заберу с собой лучших сотрудников из московского офиса pravto.ru.

Проработав пару лет в качестве СЕО в Crystal Group, я разошелся во мнениях по поводу ведения бизнеса с акционерами и затем еще несколько лет работал в качестве консультанта в той же компании, но больше внимания уделял уже своему проекту. Через три года после моего ухода с поста СЕО компания Crystal Group разорилась, тогда я впервые отчетливо понял, что законы бизнеса одинаковы для всех.

FST: С какими трудностями сложились при открытии своей компании в 2007 году? Насколько сложно это сделать иностранцу?

АШ: Ответ потянет на хороший доклад. Формально открыть компанию несложно, но есть много специфики. С началом практической работы придется перестраивать многие базовые положения в своей голове: например, понять, что деньги - тут ничто по сравнению со связями, переговоры - это искусство, которому надо учиться, а право купить товар надо заслужить.

FST: Вы сказали, что уехали с командой. Как много сотрудников поехали с вами? Много ли россиян сейчас в компании?

АШ: Я забрал с собой тогда пять человек. Сейчас в компании полтора десятка русских и выходцев из СНГ, по сути, все центры принятия решения за нашими ребятами. За японцами: бухгалтерия, аудит, логистика, стивидоры, юридическое сопровождение.

FST: Есть ли какие-то особенности работы с производством в Японии?

АШ: Я не вижу каких-то особенностей, кроме той, что надо потратить годы, чтобы с тобой начали разговаривать в принципе.

У нас нет проблем с сертификацией продукции. Мы успешно продаем товар на внутреннем рынке, потому что все до последней молекулы сделано в Японии: от упаковки до ультра-сложных компонентов собственно состава. Когда у тебя прозрачный бизнес и соответствующие органы понимают, где, как, на чем и из чего сделана твоя продукция, то нет оснований ставить тебе препоны.

Собственных роботизированных линий у нас нет. Мы работаем так, как работают все премиальные косметические компании в Японии: мы ставим задачу, лаборатория делает образцы, мы их тестируем, проверяем на безопасность и эффект, размещаем заказы, еще раз проводим тесты и потом выпускаем в продажу.

С точки зрения географии производства точнее будет сказать, что мы все делаем на территории нашей префектуры.

FST: Самые большие трудности с бизнесом в Японии связаны с…?

АШ: С этапом становления. Это реально сложно. Есть старая фраза: "полжизни ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя". Если продержишься первые несколько лет, то потом среда - банки, партнеры, госструктуры - помогают тебе изо всех сил.

FST: Какие основные рынки сбыта? И как осуществляется доставка-логистика?

АШ: Основные рынки для нас - это Китай, Япония и Россия. В последнее время к ним добавились Казахстан и Прибалтика. Первые шаги делаем в Европе. 

Что касается доставки, то разовые покупки конечный потребитель получает экспресс-почтой, в зависимости от региона доставки - Fedex, EMC, DHL и т.п. У логистов есть выборка по скорости доставки и "хождению" в конкретную страну. Дистрибьютерам в основном осуществляется авиа-доставка продукции.FST: Примерные обороты компании?

АШ: В районе десятков миллионов долларов в год, если учитывать, в том числе, и то громадное количество грузов, которое отправляет из Японии наш экспортный отдел.

FST: Какие планы на развитие? Появятся ли новые линейки и рынки сбыта, будете ли расширять производство?

АШ: Планы очень простые: осенью выходит премиальная линейка по уходу за лицом и телом, контрольные образцы готовы, и сейчас проводятся их тесты. Разумеется, все разработано и произведено в Японии: лосьон, сыворотка, крем для лица, крем для тела. В среднесрочной перспективе хотим дойти до парфюма.

Что касается рынков, то мы в активном поиске серьезных партнеров по миру, на данном этапе - прежде всего, в Европе. Мы никуда не спешим и спокойно выбираем тех, с кем можно делать дело.

FST: Как привыкали к новой стране? Знали ли вы японский язык, когда начинали бизнес в Японии? Выучили ли сейчас?

АШ: Я люблю Японию. Кобе стал моим любимым городом. Я не чувствую себя тут чужим ни с какой точки зрения.

Я не знал японского языка тогда и не знаю его сейчас, разве что только простые фразы и обороты. Для ведения переговоров в Японии язык надо знать в совершенстве, а я слишком ленив для того, чтобы потратить на это столько своего личного времени и энергии, поэтому в офисе и поездках по Японии со мной рядом всегда кто-то, кто посвятил изучению языка многие годы. Что касается повседневной жизни, то вполне хватает английского.

FST: Есть ли дискриминация со стороны местных органов к гайдзину и его бизнесу?

АШ: Нет. Вообще, совсем и абсолютно. За все годы мне никто не дал понять ни в бизнесе, ни в быту, что я "не с этого района".

 

FST: Вернетесь в Россию? Пожелания начинающим предпринимателям из России?

АШ: С определенного момента не ты строишь графики, а компания определяет твое местоположение в пространстве. В России бываю не так часто, как хотелось бы, но бываю. Пока у меня действующий бизнес в Японии, говорить о том, что моя «база» будет в России, не приходится.

Никого ни разу не призываю уезжать. Совсем и абсолютно. Это выбор каждого. Почему уехал лично я - написал. Я не политик, не оппозиционер, не сторонник власти и не "гордый трибун". Все, что хочу, - это чтобы мне не мешали работать, речь даже не идет о помощи.

А возможность уехать есть всегда. Я даже не представляю ситуации, когда уехать нельзя. Отсутствие денег? Есть направления за которые платят вперед.

Старики, которых нельзя оставить? Значит, надо забирать с собой.

Не знаете язык? У меня в компании работает парень, который уперся и выучил японский за три месяца. Это не шутка.

Прикованы к коляске (не дай Бог!)? Значит, надо идти в IT, дизайн, переводы, написание книг и тд.

Если кого-то устраивает отсутствие ответственности, это их личный выбор. Они решили так. Кто-то решил иначе. Полагаю, это та ситуация, когда есть смысл подумать о себе, остальные как-то сами разберутся.

Если вы чувствуете (или знаете), что можете больше в других условиях, значит, надо выбирать возможности, а не менять условия на месте. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить еe на "сизифов труд".

Сегодня мир предлагает невероятные возможности для развития вашего бизнеса. Оцените направление, куда вас тянет, бейте в одну точку и у вас все получится.

Читайте также:

ТЕЙЛОР ПИРСОН. КОНЕЦ РАБОТЫ ПО НАЙМУ: ДЕНЬГИ, СМЫСЛ И СВОБОДА

 

ЮВАЛЬ ХАРАРИ О ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТАХ БЕССМЕРТИЯ

 

ЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО: РОБОТЫ ДЛЯ ВСЕХ ИЛИ ДЛЯ БОГАТЫХ?