Возникает вопрос: что такое большая компания, что такое масштаб, как это можно оценить. В Kickstarter работают немногим более 100 человек. Но сейчас можно быть небольшой компанией и при этом — иметь большое влияние на окружающий мир.

За восемь лет существования сайта Kickstarter его название стало синонимом слова «краудфандинг». Сервис, основанный в 2009 году предпринимателями Перри Ченом, Йенси Стриклером и дизайнером Чарльзом Адлером, доказал, что сильная эмоциональная история обеспечит стартапу стартовый капитал, а 100 сотрудников сервиса способны собрать $3,3 млрд более чем на 130 тыс. кампаний. На площадке собирали финансирование компании Oculus RiftPebble, а из российских — Nimb и Timebound, а также сотни проектов в области искусства, дизайна, кино. Один из сооснователей сервиса, Чарльз Адлер (покинул компанию в 2013 году), рассказал Inc., почему люди платят, чтобы прожить чужую историю успеха, как статус аутсайдера помогает собрать деньги и как делать бизнес, не изменяя базовым ценностям компании.

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И НОВЫЕ ЛЕКАРСТВА

 — Сейчас очень популярна тема ICO, и эта модель финансирования проектов в чем-то схожа с краудфандингом Kickstarter. Вас не пугает эта конкуренция? 
 

— Я не думаю, что мир черно-белый. Пока существует Kickstarter, поток грантов на нашей платформе не иссякает. А в мире не исчезли венчурные фонды, существуют банки, как и сто с чем-то лет назад, поэтому я думаю, что все эти новые валюты и способы финансирования проектов лишь одна из опций и не исключает другие. 

— Как в случае с ICO, так и с краудфандингом люди, по сути, дают деньги создателям компаний, у которых еще нет продукта. Что заставляет людей отдавать свои деньги?

— Нам, на самом деле, очень хочется доверять людям. С одной стороны, есть доверие сообщества — «я не единственный человек, который поддерживает проект, нас сотни». У кого-то есть практическая мотивация — получить вещь. Но есть и другая составляющая — когда я отдаю этот доллар, я чувствую, что участвую в чем-то полезном.

Фаундер проекта, запуская кампанию, вкладывает в нее часть себя. В видео он рассказывает про свой проект, бэкеры видят, как он нервничает, какие эмоции испытывает, — это все очень персонально. И это очень человеческий момент: мне хочется поверить в тебя и увидеть, что у тебя получилось. Ты делаешь что-то более смелое, чем то, на что я способен, ты уже преодолел какие-то трудности.

Сам акт пожертвования — это не про деньги и даже не про вещь, которую можно получить в итоге, а про переживание, которое можно получить. Так было в случае с Pebble — людям хотелось поддержать аутсайдеров, чтобы их история «случилась», «сбылась». Да, люди хотят получить вещь, но сам опыт поддержки, переживание для них гораздо важнее. Ты становишься частью истории проекта. Люди изголодались по эмоциональному взаимодействию.

Экономика Kickstarter

Проект получил $10 млн стартового капитала от венчурного фонда Union Square Ventures, сооснователя Twitter Джека Дорси, сооснователя Vimeo Зака Кляйна и сооснователя Flickr Катерины Фэйк.

Kickstarter изначально брал с участников кампаний 5% от собранной суммы. Спустя два года после основания создатели компании говорили, что она прибыльная.

Согласно «счетчику» на сайте, на Kickstarter за историю проекта было пожертвовано $3,3 млрд.

Поэтому основателю проекта важно быть хорошим актером — записать следующее видео со словами: «Хей, мы почти закончили, но сейчас столкнулись с такой-то проблемой, работаем над ней». Людям часто достаточно этой прозрачности. Именно поэтому мы запускали update по кампаниям (возможность в текстовых или видео сообщениях рассказывать бэкерам о работе над проектом — Inc.).

— Создавая сервис, вы думали, что изобретаете принципиально новый способ финансирования компаний, из которых вырастут Pebble или Oculus Rift?

— Есть важный момент: создавая компанию, мы не думали про краудфандинг. Хотели иметь площадку, где наши друзья и другие создатели каких-то креативных вещей могли бы воплотить свои задумки в жизнь.

Мы боролись с препятствиями, которые мешали создателям реализовывать свои уникальные взгляды и проекты, доносить их до аудитории. Например, писатель не может опубликовать свой роман в крупном издательстве, потому что думает прежде всего об экономической составляющей и каждая книга должна отвечать некой модели, которая уже приносила много денег. Эти ограничения касаются любого проекта — книги, фильма, стартапа, — но в самой этой оценке содержится ограничение творческого высказывания автора.

Русские проекты на Kickstarter

NIMB

Проект кольца с тревожной кнопкой Nimb (создатели — Леонид Берещанский и Никита Маршанский) летом 2016 года собрал на Kickstarter больше $237 тыс. (при требуемых $50 тыс.). Кампании помогла личная история сооснователя проекта Екатерины Романовской: она рассказала, как пережила ножевое нападение.

TIMEBOUND

Мобильное приложение для «проживания» событий мировой истории в режиме реального времени, созданное командой редакторов, дизайнеров и разработчиков из российских изданий —Esquire, Forbes и «Афиши», — в апреле 2017 года собрало на Kickstarter чуть более $20 тыс.

BERSERK

Российская настольная карточная игра Berserk собирала на Kickstarter деньги для международного развития — в России она десять лет как популярна. В 2013 году авторы собрали более $57 тыс. (при заявленных $15 тыс.).

— За эти годы общество стало с большей готовностью поддерживать проекты и доверять бизнесу? 

— Мы стали частью более широкого разговора о роли бизнеса в обществе. Да, у Kickstarter есть коммерческие успехи, но важнее общественная ценность, которую мы создаем. Можно не только вырастить коммерчески успешную компанию, но и придерживаться первоначальных идеалов — поддерживать креативные проекты. Для меня это гораздо более интересное следствие существования Kickstarter. 

— Как думаете, можно с помощью общественного финансирования создать действительно крупную компанию? 

— Вы спрашиваете про бизнес, но мы, как правило, не думаем про проекты с этой точки зрения. Почему нет? У нас были примеры компаний, таких как Pebble или Oculus Rift.

Создатели игры Cards against Humanity собрали на Kickstarter $15 тысяч — не самая большая сумма, согласитесь. Но важна не сумма, которую собрал проект, а сколько людей о нем в итоге узнает. Самые большие деньги (более $12 млн) создатели игры заработали потом, продавая ее на Amazon. В результате игра просто изменила представление о карточных настольных играх. Это удивительно, ведь ее делает совсем небольшая команда из Чикаго.

Возникает вопрос: что такое большая компания, что такое масштаб, как это можно оценить. В Kickstarter работают немногим более 100 человек. Но сейчас можно быть небольшой компанией и при этом — иметь большое влияние на окружающий мир.

Самые известные проекты на Kickstarter

PEBBLE TECHNOLOGY CORPORATION

Производитель умных часов запускал три успешных кампании на Kickstarter. В 2015 году, собирая деньги на модель Pebble Time, компания установила абсолютный, так и не побитый рекорд площадки, получив от бэкеров более $20 млн.

FIDGET CUBE

Создатели антистрессовой игрушки Fidget Cube привлекли в конце 2016 года более $6,4 млн.

OCULUS RIFT

Основанный в 2012 году Палмером Лаки и Джоном Кармаком стартап по производству очков виртуальной реальности собрал на Kickstarter $2,5 млн.

Алена Сухаревская

Источник

Читайте также:

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

 

ВЫБОР FST. 14 — 20 ОКТЯБРЯ 2017

 

КАК AFTERPAY ЗАХВАТЫВАЕТ РЫНОК ПЛАТЕЖЕЙ В ОНЛАЙН-РИТЕЙЛЕ АВСТРАЛИИ

 

10 НОВЫХ ФОНДОВ, СКОНЦЕНТРИРОВАВШИХСЯ НА ЮВА

 

КАК WELIVE БУДЕТ МЕНЯТЬ ГОРОДА НА ПЛАНЕТЕ

 

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ЗАРАБАТЫВАЕТ НА НЕДВИЖИМОСТИ

 

7 КНИГ ОБ ИСКУССТВЕННОМ ИНТЕЛЛЕКТЕ И РОБОТАХ