Лорен Томпсон на страницах Forbes объявил, что война в космосе уже началась, хотя ее ход засекречен, а борьба пока не носит «кинетический характер». Томпсон подчеркивает, что Китай активно занимается разработкой способов уничтожения или выведения из строя военных и гражданских спутников США.

Лорен Томпсон (Loren Thompson) на страницах издания «Форбс» (Forbes) объявил, что война в космосе уже началась, хотя ее ход засекречен, а борьба пока не носит «кинетический характер». Томпсон подчеркивает, что Китай активно занимается разработкой способов уничтожения или выведения из строя военных и гражданских спутников США, что скажется на работе всей инфраструктуры Штатов в случае начала «горячей» фазы боевых действий.

Выход из строя системы глобального позиционирования (GPS) сделает невозможным применение «умных боеприпасов» американскими вооруженными силами, усложнит ориентирование и маневрирование, станет причиной учащения случаев дружественного огня. Также будут рассинхронизированы смартфоны, системы навигации самолетов, грузовиков, кораблей, станут неработоспособными службы экстренной помощи.

По мнению эксперта, впервые после окончания Холодной войны военные в США стали относиться к космосу серьезно. Американцы хотели бы видеть свою космическую инфраструктуру и спутники способными противостоять внешнему воздействию противника. Имеется в виду способность выдерживать удары, маневрировать, уклоняться, быть быстро заменимым и даже наносить ответные удары. Это займет лет двадцать, но главное, по мнению Томпсона, что процесс пошел. В 2016 году была обозначена новая космическая концепция (Space Enterprise Vision), которая призвана создать «устойчивую» космическую инфраструктуру вооруженных сил США к 2030 году.

Томпсон, тем не менее, опасается, что США могут не успеть выстроить новый мир своих военных спутников и противник ударит до обозначенного выше срока, а также ошибочной может стать ставка на использование коммерческих компаний и спутников, на чем сейчас сосредоточены военные, пытающиеся быстро нарастить свои варианты действий в случае начала войны. Томпсон считает, что существующие возможности гражданских компаний не удовлетворяют требованиям Пентагона и не дадут необходимой свободы действий военным.

Об этом же говорит и бывший заместитель министра обороны по закупкам и технологиям Фрэнк Кендалл (Frank Kendall). Он отмечает, что военная космическая продукция разрабатывается годами, стоит дорого и сильно отличается даже по габаритам от того, что запускают коммерческие компании. У бизнеса зачастую просто нет никакой мотивации для участия в военных проектах и тем более в инвестирование в эту область.

В Пентагоне популярна фраза Трампа о необходимости защиты «инновационных основ национальной безопасности». С точки зрения военного космоса, это в том числе означает возврат к разработке военных спутников и ракет, а не только к контрактам на вывод продукции в космос коммерческими подрядчиками. У американцев есть надежды, что спад в военно-космической отрасли после бюджетного секвестра 2013 года будет преодолен и военный космос вновь окажется на передовой «конкуренции великих держав».

Ресурс Phys.org рассказывает о планах Китая по размещению в космосе лазеров, которые будут использованы для расчистки орбит от космического мусора и осколков спутников. Безусловно, появление китайских лазеров в космосе сразу наводит на мысли об их военном применении. Весной прошлого года глава Стратегического командования вооруженных сил США генерал Джон Хайтен (John E. Hyten) в интервью CNN заявил, что Китай откровенно нацелен на то, чтобы бросить вызов США и их союзникам и разместить в космосе лазеры и инструменты подавления сигналов. Генерал добавил, что США не может позволить этому произойти.

Издание «Сайфер Бриф» (The Cipher Brief) также озабочено противоспутниковым оружием Китая, откровенно недоумевая, как этот вид вооружений вписывается сегодня в военную доктрину Пекина и при каких условиях Китай пойдет на его применения.

Авторы материала предупреждают, что китайцы ведут разработки в этом направлении, прикрываясь продукцией двойного назначения, чтобы скрыть свои планы. По сути противоспутниковое оружие делится на применение направленной энергии, кибератаки, использование ракет для непосредственного поражения и воздействие на спутники противника с помощью своих платформ, которые находятся на той же или близких орбитах, что и цель.

Первый звонок прозвенел в январе 2007 года, когда Китай сбил ракетой свой старый метеорологический спутник на низкой орбите в 800 км. В 2010, 2013 и 2014 годах были произведены другие испытания ракет, которые можно было характеризовать как разработка противоспутникового оружия.

Впрочем, по словам бывшего заместителя директора ЦРУ Джона Маклоглина (John McLaughlin), в 2008 году США также сбили с орбиты свой неисправный спутник-шпион с помощью ракеты SM-3 на высоте 247 километров. Противоракеты сегодня созданы для уничтожения целей на высоте 2400 километров и ниже, где и находятся орбиты многих разведывательных спутников, так что говорить о противоспутниковом оружии, как только о китайском ноу-хау, нет смысла. В 2013 году Китай запустил ракету, которая должна была в научных целях достичь высоты в 10 тысяч километров, а по мнению Пентагона, это был тест противоспутникового оружия для поражения целей на высоте до 36 тысяч километров.

Ряд американских экспертов считают, что Китай может пойти на применение такого оружия в случае атаки США на Северную Корею или в ходе конфликта за острова в Южно-Китайском море.

С другой стороны, атака на спутники не станет критической для американских вооруженных сил, но повлечет за собой ответные меры и удары. То есть, станет поводом для начала реальной масштабной войны и резкой эскалации боевых действий. В худшем случае, атака на американский спутник может быть расценена как подготовка к ядерному удару по США, что заставит американцев нанести первыми удар по Китаю.

Вывод из строя разведывательных спутников на низких орбитах не сильно повлияет на действия военных. Сбить навигационные спутники на более высоких орбитах будет сложнее и займет больше времени, возможно этого времени будет даже достаточно для маневрирования. И даже если Китай сможет, например, прервать связь Пентагона и авианосной ударной группы (АУГ), нет никаких гарантий для Китая, что АУГ перестанет действовать в автономном режиме и не предпримет ответных ходов.

В общем и целом, бывшие высокие военные чины и военные аналитики относятся к противоспутниковому оружию и вероятности его применения гораздо спокойнее, чем журналисты большинства изданий

Читайте также:

BOEING PHANTOM WORKS – БОЛЬШЕ ЧЕМ АВИАСТРОЕНИЕ

 

«ОТЕЦ ИНТЕРНЕТА» ВИНТ СЕРФ: ИИ – ЭТО ИСКУССТВЕННЫЙ ИДИОТ

 

ВООБРАЖАРИИ ВОЙНЫ