Самыми интересными (и перспективными) направлениями в блокчейне являются все, которые находятся за пределами криптовалют: здравоохранение и медицина, логистика, земельные кадастры, государственный и корпоративный документооборот.

Мир блокчейна очень сильно фрагментирован — и обилие возможностей имплементации, техническая сложность темы, а также медийный ажиотаж вокруг индустрии очень мешают отделить зерна от плевел.

Отделим зерна от плевел: криптовалюты — это не всё, для чего нужен блокчейн

Давайте сначала разберемся с криптовалютами — потому что это наиболее «шумное» направление, но, при этом, наименее интересное для реальных инноваций (да и вообще, пользы кому-то, кроме самих участников игры). Существует более 150 криптовалют, 30 из которых являются основными, и на 10 из них приходятся основные объемы транзакций. Основная «добыча» криптовалют приходится на Китай — 60% «добычи» контролируют 4 китайских пула (грузинско-американский BitFury является крупнейшим «добытчиком» за пределами Китая). После ухода с рынка около 50 игроков осталось еще порядка 50 действующих обменников — 9 из которых являются основными (3 крупнейшие — в Китае). На всех на них самой популярной валютной парой является не биткоин-доллар, а биткоин-юань. (Китай демонстрирует постоянную способность создавать пузыри — взять хотя бы зачистку рынка онлайн-кредитования, которым вынужден заниматься их центробанк после череды банкротств и мошенничеств с их стороны.) Спекулятивная тема требует развития спекулятивных инструментов для поддержания интереса к себе: активно развиваются такие инструменты как высокочастотная и маржинальная торговля («с плечом»), вовсю выпускаются деривативы (т.е. в итоге деривативы на деривативы), а также индексные инвестиционные фонды. Как и с любой пирамидой: заработать можно — весь вопрос в том, что только тем, кто вовремя «выскочит».

Более интересным направлением являются электронные кошельки, особенно те, которые позволяют привязывать несколько валют (и используют криптовалюты только как универсальную базовую единицу для учета), а также выпускают классические банковские карты (т.е. позволяют со счета платить в оффлайне за реальные товары и услуги) — например, гонконгский Xapo (привлекли в 2016 году новый раунд в $40M, активно развиваются также в Аргентине и Венесуэлле) и британский Wirex. Смежное направление по выпуску банкоматов для криптовалют (в 2016 году рынок состоял всего из около 1000 банкоматов по всему миру, большую часть из которых произвели 3 компании) является скорее временным PR-инструментом, чем реальной надобностью.

Занятным нововведением на рынке являются ICO (initial coin offering)  —  смесь из IPO (продажи реальных акций компаний, только за криптовалюту), краудфандинга (покупки услуг или продуктов компании «на будущее») и p2b-кредитования (предоставления криптовалют компании в долг). Всего за 2016 год суммарно было проведено таких ICO на $250M, а за 2017 уже более чем на 1,8 млрд дол! Вопрос только в том  —  как все эти привлеченные «деньги» эти стартапы смогут вывести, конвертировать и потратить (сотрудники и партнеры не принимают пока что зарплаты и платежи в крипте, а ликвидности для обмена не хватает).

Если вернуться к финансовом сектору, то тут интересно всё, что лежит за пределами платежей и переводов: торговое финансирование, фиксирование залогов, эмиссия и торговля акциями, документооборот между банками и их корпоративными клиентами. Но в реальности как раз самые большие активности происходят либо в области денежных переводов, либо установления новых стандартов для банковского сектора за счет всевозможных ассоциаций и консорциумов. Интересный стартап из Сингапура — BAASIS — предлагает делать финтех-стартапам, телекомам, мессенджерам и е-коммерс игрокам полную идентификацию клиентов у банков-партнёров в разных странах через BAASIS ID. Две американские компании борются за право стать «новым Swift» для банков по всему миру — консорциум R3 и Digital Asset Holdings.

С Matthias Kroener (Fidor), Blythe Masters (Digital Asset Holdings) и Sopnendu Mohanty (Monetary Authority of Singapore) в Нью-Йорке

Будущее блокчейна — за пределами финансового сектора

Самыми интересными (и перспективными) направлениями в блокчейне являются все, которые находятся за пределами криптовалют: здравоохранение и медицина, логистика, земельные кадастры, государственный и корпоративный документооборот. Эстония, которая является лидером по внедрению электронных государственных услуг, совместно с блокчейн-стартапом Guardtime внедряет создание единой базы медицинских книжек для населения, которые будут доступны для обмена информацией клиникам, а также страховым компаниям. Тоже самое делает компания Prescrypt (совместно с SNS Bank и Deloitte) в Нидерландах, и BitHealth в США. Шведские чиновники совместно с ChromaWay и банком-партнером создают единый реестр земельных участков на блокчейне — чтобы облегчить жизнь продавцам и покупателям, а также банкам, которые хотят использовать их как залог. Такой же пилот в Грузии делает BitFury, BitLand в Гане (собираются масштабироваться в Нигерию и Кению), и Гондурас. ОАЭ собирается перевести весь государственный документооборот на блокчейн к 2020 году. Штат Дэлавэр, в котором зарегистрировано множество компаний из других штатов и государств, вводит систему регистрации компаний, выпуска акций, фиксирования решений советов директоров, перераспределения долей в результате купли-продажи на блокчейне (такой же функционал реализует в нескольких государствах сингапурская компания Otonomos). Британская компания Everledger предоставляет трекинг и провенант для бриллиантов, предметов искусства и дорогого алкоголя.

Государственный документооборот, бюрократия, здравоохранение, земельный кадастр

По опросу участников одного из последнего Всемирного экономического форума уже к 2023 году технология блокчейн будет активно использоваться в сфере государственных услуг ведущими мировыми державами. Более того, порядка 10% мирового ВВП (по прогнозам ОЭСР) будет создаваться при непосредственном использовании технологии блокчейн. Основные выгоды от внедрения технологии ожидаются в сокращении операционных расходов (73% опрошенных), сокращении времени расчетов (69% опрошенных), сокращении рисков (57% опрошенных), росте возможности получения дополнительных доходов (51% опрошенных). В России эта технология позволит каждому из нас, как на машине времени, рывком, а по-другому мы не умеем, перейти от неэффективной бюрократической государственной системы сожительства с родным государством, к современной, необременительной, удобной, доверительной системе «государство — это я».

Представитель венчурного фонда Life.SREDA* Максим Авдеев сделал для журнала Forbes обзор применения технологии блокчейн в государственном управлении — правительства разных стран уже применяют технологии распределенного реестра в здравоохранении, в управлении земельной и другой собственностью, в документообороте:

Бюрократия

Госсектор является сложным и инертным механизмом, оставаясь при этом централизованной системой. От развитости этой системы зависит эффективность госуправления как такового, равномерное покрытие государственными услугами потребностей населения и предпринимателей (например, регистрация компании, брака, получение справок и выписок). Порой на сложностях во взаимодействии человека и госаппарата, его непрозрачности вырастают целые индустрии посредников (помощь в регистрации ООО, заполнение справок ГАИ и т.д.). Чем больше посредников — тем дороже и сложнее услуга. Организационные структуры госаппарата часто фрагментированы и почти всегда разрозненны, что делает сложным обмен информацией между департаментами и ведомствами. Часто посредники в цепочке получения госуслуг невидимы получателю (ведомства общаются между собой в «back-end»).

Многие страны осознают запросы нового поколения, людей, привыкших к быстрым и удобным продуктам, проводят исследования и решают вышеозначенные проблемы — активно реформируют систему оказания госуслуг. Некоторые мобилизуют разделенные IT департаменты в единые системы — так называемые «agencies»; другие начинают использовать альтернативные глубокие данные и «dark analytics» для быстрого анализа корреспонденции и запросов со стороны населения; третьи разрабатывают новые архитектуры взаимодействия между государственными юнитами; ну а последние, наиболее продвинутые, конечно же, применяют технологии распределенного реестра (блокчейн), на чем мы и остановимся.

Скорость, с которой различные государственные департаменты стран мира сегодня начинают интересоваться применением блокчейн-технологий не пропорциональна реальному развитию и уровню практического внедрения данной технологии — что вполне логично и понятно. Система госуправления должна быть устойчивой, это крайне статичный, малоподвижный механизм, и любое внедрение должно доказать свою эффективность. Вдобавок не все блокчейн-решения способны масштабироваться и соответствовать нагрузке. Но несмотря на это, есть ряд действительно любопытных проектов, о которых можно рассказать. 

С практической точки зрения, на мой взгляд, Эстония не является мировым инновационным бенчмарком, но, если взглянуть на их государственный проект единой государственной электронной системы — это один из самых успешных из реализованных в мире.

Проект стал успешным благодаря особой инфраструктуре: вместо единственной центральной системы, была создана децентрализованная открытая система, которая соединяет между собой различные сервисы и базы данных. Благодаря такой структуре системы, встраивание в нее новых сервисов и приложений стало крайне простым, а перевод их на основу блокчейн проходит с меньшими издержками и трениями, чем при централизованной работе государства.

Ключевые результаты всей системы были следующими: в 2016: 94% граждан имеют электронное удостоверение, позволяющее пользоваться системой; 2% ВВП страны сэкономлено на безбумажной работе государства; 4000+ сервисов предоставляются электронно; Эстония — страна №1 в мире по собираемости налогов и по Индексу Электронной Экономики.

Здравоохранение

Несмотря на то, что электронные медицинские карты, онлайн-доступ к данным пациента и их изменение могут быть реализованы без использования блокчейн, проблема достоверности и надежности данных остается нерешённой. При использовании блокчейн-технологии несанкционированное изменение/ доступ/ использование данных граждан становится невозможным, так как любая информация о подобных действиях записывается в системе.

В Голландии в 2016 году компания Prescrypt в сотрудничестве с SNS Bank NV и Deloitte разработала блокчейн-приложение, которое делает более легкими и доступными услуги для хронически больных пациентов. Концепция использует Idin-сервис онлайн-аутентификации, предоставляемый банками, в качестве средства для подключения к блокчейну. Idin обеспечивает такую же безопасность и удобство, как интернет-банкинг.

В Эстонии в первой половине 2016 года государство договорилось с компанией Guardtime о переводе данных электронных медицинских карт более чем 1 млн. граждан страны на блокчейн-основу. Одновременно проходит интеграция блокчейна в «Электронную Эстонию». Вслед за этим планируется перевод некоторых других систем государства на схожие инфраструкрурные блокчейн-решения компании.

В США стартап BitHealth, работающий плотно с государственными аппаратами над аналогичным проектом, в 2016 году начал использование блокчейн-технологии для того, чтобы дать пациентам дополнительные платежные возможности при работе со своими страховщикам. Хотя это зависит от скорости успеха биткоина на рынке, страховщики, которые предлагают этот метод, будет иметь существенное преимущество перед своими конкурентами.

Ведение земельного кадастра

Интересно, что данное направление внедрения блокчейн популярно как в развитых, так и в развивающихся странах. В развивающихся странах право собственности на землю до сих пор плохо документировано, в результате чего собственники не могут ее продавать, брать кредиты под залог и проводить с землей другие операции. Люди страдают от злоупотреблений сотрудников соответствующих ведомств.

Развитые же страны совершенствуют операционные процессы, уменьшая в разы время совершения сделки, которое часто занимает несколько месяцев, снижают риск мошенничества и ошибок в документах и транзакциях (переход прав, например), делая процесс и систему надежнее. Это приводит к повышению привлекательности страны для ведения бизнеса и инвестиций. В России же при внедрении системы блокчейн мы видим добавочный потенциал в увеличении налогооблагаемой базы по земельному налогу.

В Швеции в начале 2016 года Национальная земельная служба, заявила об успешной работе с блокчейн стартапом ChromaWay, консалтинговой фирмой Kairos Future и поставщиком услуг телефонной связи Telia. Было разработано решение для покупателей и продавцов, и результаты их работы были протестированы с участием сторонних банков. В процессе участвовали пять сторон: покупатель, продавец, агент недвижимости, банк и государственная служба кадастровой̆ регистрации.

В Грузии в середине 2016 года Компания BitFury, Национальное агентство публичного реестра Грузии, а также экономист Эрнандо де Сото объявили о начале пилотного проекта по кадастровому учету на базе блокчейна. В начале 2017 года уже началась его практическая реализация. Данный эксперимент — первый опыт Bitfury за пределами сферы майнинга и разработки устройств для майнинга, в котором она успешно зарекомендовала себя, начиная с 2010.

В Гане в начале 2016 года проект Bitland, основанный̆ на платформе Graphene, получил официальное разрешение правительства Ганы для составления земельного кадастра на основе блокчейна Bitshares и выпустил CADASTRAL — базовые токены. С их помощью можно будет регистрировать права на землю, решать спорные вопросы землевладения, продавать и покупать землю. Это пилотный̆ проект, но Bitland планирует распространить его на другие африканские страны. Первыми в списке стоят Нигерия и Кения. На Кению возлагаются особые надежды, в силу более высокой̆ образованности населения и распространенности интернета.

В Гондурасе в 2016 году правительство в сотрудничестве с компанией Factom приняло решение использовать распределенный реестр для регистрации прав на землю, чтобы бороться с мошенничеством. Данная инициатива учитывает особо острые исторические проблемы с правами на землю в странах Латинской Америки. Из-за высокого уровня коррупции и неумелого руководства со стороны правительства в Гондурасе уже несколько десятков лет существует конфликт, связанный с проблемой прав собственности.

Регистрация компаний, голосование

Данные направления наиболее плотно связаны с обменом информацией между государственными ведомствами, и, таким образом, существующие проекты направлены на то, чтобы снизить издержки, связанные с обменом информацией и объединением в единую систему хранения информации.

В ОАЭ в 2016 году наследный принц утвердил государственную стратегию по полному переводу государственного документооборота на блокчейн-протокол к 2020 году. Конечная цель правительства — запуск блокчейн-платформы в других городах по всему миру, установить единый стандарт для «умных городов». 

В штате Делавер в США в 2017 году презентовали инициативу по автоматизации юридической и операционной деятельности компаний, которые действуют в этой, одной из самых привлекательных, юрисдикции. Инициатива реализуется в партнерстве со стартапом Symbiont и технологической компанией Pillsbury Winthrop Shaw Pittman LLP. Создаваемая система переводит в цифровую среду процесс регистрации компаний, отслеживание движения акций и управление коммуникацией держателей акций.

В Эстонии в 2017 году по итогам почти полуторагодовой работы между правительством Эстонии и биржей Nasdaq над технологии блокчейн-системы голосования для акционеров компаний было объявлено, что эксперимент оказался успешным и будет продолжена более глубокая работа над расширением ее использования. Запуску системы голосования e-voting в Эстонии предшествовал релиз блокчейн-платформы Linq для рынка частного капитала. Первая сделка тогда была проведена с акциями компании Chain.

Давайте рассмотрим еще несколько интересных примеров практического применения технологии блокчейн за пределами финансовой сферы:

—  Авторство и право владения: Ascribe помогает художникам и творческим людям подтверждать и сохранять право авторства с помощью Блокчейн. Рынок Ascribe позволяет создавать цифровые издания с помощью уникальных идентификаторов и цифровых сертификатов для подтверждения авторства и подлинности. Кроме того, налажен и механизм передачи права владения от художника или автора к покупателю или коллекционеру, в том числе и юридические его аспекты. Другие примеры сервисов из этой области: Bitproof, Blockai, Stampery, Verisart, Monegraph, Crypto-Copyrightcrypto-copyright.com, Proof of Existence.

—  Операции с товарами и сырьем: Uphold — платформа для перемещения, конвертирования, совершения транзакций и хранения любых форм денег, товаров или сырья. Сервис связывает воедино банковские операции, кредитные, дебетовые карты и биткойн-кошельки во внутреннем цифровым кошельке сервиса для упрощения финансовых услуг или транзакций. Бизнесы и физические лица могут перевести средства на свой аккаунт в системе с помощью банковского перевода, дебетовой, кредитной карт, или биткойн-кошельков.

—  Цифровая идентичность, проверка подлинности и подтверждение прав доступа: 2WAY.IO, ShoCard, Guardtime, BlockVerify, HYPR, Onename и ряд других компаний применяют технологию распределенного реестра в решениях, предназначенных для идентификации и подтверждения прав доступа. BAASIS ID и Civic — платформы по управлению идентификацией на базе блокчейн, услуги которой направлены на решение проблемы кражи личных сведений клиентов. Сервис позволяет пользователям регистрировать, подтверждать персональную информацию и защищать свою кредитную историю от мошенников. UniquID Wallet предоставляет безопасное решение по управлению идентификацией, интегрированное со сканерами отпечатков пальцев и другими биометрическими персональными устройствами. Работа с приложением UniquID Wallet доступно на нестандартных устройствах, серверах, персональных компьютерах или смартфонах, планшетах и других устройствах с ограниченным временем работы без питания.

В числе заявленных возможностей можно выделить индивидуальное блокчейн-хранилище для информации об используемых «девайсах» и отсутствие паролей, замененных алгоритмами распознавания пользователя по подключенным к системе персональным объектам. Это позволяет добиться максимально высокого уровня целостности и оперативной совместимости в рамках любой инфраструктуры. Identifi связывает все личные сетевые профили и персональные данные в единый идентификационный инструмент.

—  Энергетика: Основатели Energy Blockchain Labs утверждают, что компания представляет собой единственное в мире предприятие, деятельность которого целиком посвящена полному циклу создания добавленной стоимости в энергетической отрасли. Будучи основанной в 2016 году тремя опытными специалистами в области энергетики, финансов и информационных технологии, лаборатория работает над революционными решениями, в числе которых есть совместные с другими компаниями проекты, нацеленные на разработку ряда энергетических интернет-технологий на базе Блокчейн и решение задач в области выработки и потребления энергии, торговли, управления ей и других.

В энергетической отрасли есть и другие сферы, где талантливым предпринимателям удалось найти способ применить децентрализованные распределенные реестры.

Grid Singularity — децентрализованная платформа обмена информацией в отрасли, предоставляющая ряд приложений, упрощающих анализ данных и тестирование, управление интеллектуальными энергосистемами, работу с «зелеными сертификатами» и другое.

Проект TransActive Grid от LO3 Energy представляет собой криптографически защищенную децентрализованную «опенсорс» платформу для приложений. Встроенные инструменты бизнес-логики позволяют в реальном времени измерять уровень выработки и потребления электроэнергии, а также некоторые другие показатели. Проект находится на стадии разработки и первая демонстрационная установка на данный момент работает в нью-йоркском районе Бруклин.

—  Средства электронного голосования: Follow My Vote разрабатывает безопасную и прозрачную платформу для анонимных онлайн-голосований, использующую технологию Блокчейн и эллиптическую криптографию чтобы гарантировать точность и достоверность результатов. Исходный код проекта открыт.

 —  Общение с представителями муниципальной власти: Advocate, платформа для улучшения взаимодействия граждан с государственными представителями, нацеленная на помощь как рядовым членам общества, так и претендентам на позиции управляющих в местных государственных органах. Также стоит упомянуть и компанию по организации управления Borderless — платформа гражданского управления, позиционирующая себя как коалиция доступных всему миру юридических (браки, регистрации юр. лиц, нотариус) и экономических услуг (базовый доход, финансовые операции) на основе умных контрактов и блокчейна Expanse.

—  Документооборот для бизнеса: что касается решений для эффективного управления внутри организаций, то для этой цели существуют такие сервисы, как Otonomos, BoardRoom и Colony. Otonomos и BoardRoom автоматизируют процесс формирования, финансирования и управления компанией с помощью Блокчейн. Colony позволяет жителям из разных стран мира создавать онлайн-компании.

Государственные закупки и аукционы

9 марта на Blockchain & Bitcoin Conference в Таллине представили сервис электронных аукционов e-Auction 3.0. Это проект украинских разработчиков, заменяющий чиновников на «прозрачный» блокчейн. В нём видны условия, процесс и результаты аукционов по аренде и продаже госимущества.

e-Auction 3.0  —  один из знаковых проектов в сфере государственного управления: он показал, что проблему субъективных решений и вмешательства в торги можно устранить кодом. Сервис был протестирован в ряде украинских городов и получил поддержку отдельных администраций.

Команде разработчиков помогали крупные украинские банки, а также компания Microsoft. В проекте добровольно участвовало столько людей, что реализация даже не потребовала денежных инвестиций.

Реформы в образовании

Еще одну возможность применения технологии, в частности сферу образования  —  обсуждали на конференции EdCrunch. Основные характеристики блокчейн — доступность и неизменность информации, которые позволяют внедрить ее в сферу образования. Она поможет подтверждать фактическую квалификацию выпускников школ или студентов.

Если учебные заведения будут регистрировать выданные дипломы об образовании или сертификаты об обучении в блокчейне, то потенциальному работодателю не составит труда убедиться в том, что вы действительно проходили обучение в данном ВУЗе или на курсах, а не приобрели «липовый» диплом.

Такими данными, которые будут находиться в открытом доступе, смогут воспользоваться инвесторы, находящиеся в поиске перспективных дипломных работ, а также ВУЗы для принятия решения о перезачете ранее изучаемых дисциплин, при смене студентом места обучения.

Как пример можно привести Coursera, который выдает слушателям профессиональных курсов соответствующие сертификаты. Если у сайта возникнут проблемы с сервером, то выпускники не смогут подтвердить подлинность своих документов, поскольку файлы в формате pdf, очень просто подделать. Однако если документ будет внесен в распределенный реестр, то не составит сложности восстановить его в нужный момент.

Главное: Борьба с коррупцией

Технология блокчейна может помочь в борьбе с коррупцией. В некоторых странах ее уже начали использовать в тестовом режиме на государственном уровне.

В странах, где всякий может изменить публичные записи в госреестре, если заплатит, кому надо, коррупция является острой проблемой. Ее решением может стать технология блокчейна, которая, кстати, уже успешно применяется в Грузии.

В ее блокчейн-системе хранится почти 200 тысяч записей о правах на земельные участки, причем с одной стороны она надежно защищена от несанкционированного доступа, а с другой — любой желающий может просмотреть все эти записи. Это первый случай использования децентрализованной сети на государственной службе.

Проект помогал разрабатывать акселератор Blockchain Trust Accelerator. Его сооснователь Томика Тиллеман ранее работал в Государственном департаменте США и написал речь Хиллари Клинтон о свободе интернета (для этого ему пришлось проработать 100 часов без сна).

Тиллеман верит, что блокчейн поможет сохранить целостность публичных данных, будь то информация о собственниках земли или количество голосов на выборах. «Сейчас общество с трудом доверяет правительству, — сказал он.  —  Технология блокчейна сможет решить эту проблему, ведь она предоставляет надежные и открытые системы, которые не сможет затронуть коррупция».

По данным социологического опроса компании Edelman, в 2017 году доверие людей к государственным учреждениям снизилось. Жители половины 28 стран, участвовавших в опросе, признались, что меньше всего доверяют своему правительству.

В Грузии возникла потребность в такой системе еще в хаотичные постсоветские времена, когда чиновников часто обвиняли в манипуляциях с записями в госреестре. Сейчас же правительству страны удалось очистить свою репутацию, и Тиллеман считает, что это только начало. Проект кадастровой карты на блокчейне был пилотным, следом за ним правительство Грузии планирует перевести на эту технологию и другие реестры и сервисы.

Платформу Ethereum называют одной из самых передовых технологий в сфере блокчейна и криптовалют. Ее придумал программист российского происхождения Виталик Бутерин. С шести лет он живет в Канаде, куда эмигрировали его родители. В 2014 году, оставив учебу в Университет Уотерлу, чтобы реализовать свою идею, Бутерин получил грант на $100 тысяч от фонда основателя PayPal Питера Тиля и выиграл премию World Technology Awards, обогнав Марка Цукерберга. Cегодня капитализация Ethereum — больше $4 млрд, а интерес к платформе проявляют IBM, JPMorgan Chase, Deloitte, Royal Bank of Scotland, и другие ведущие мировые компании. Microsoft и UBS уже запустили на платформе собственные приложения. В интервью русской версии Inc. Бутерин рассказал, каким образом с помощью блокчейна побороть коррупцию.

С Виталиком Бутериным и Игорем Песиным в офисе Life.SREDA

— Ты веришь в то, что коррупцию можно искоренить с помощью технологий?

 — Да, с помощью блокчейна это реально. Криптовалюту легко пометить, а значит, легко проследить ее путь до конечного получателя, будь то учитель, врач и так далее.

— Для чего блокчейн нужен государству и бизнесу?

 — Объясню на простом примере. Сейчас, чтобы зарегистрировать свою недвижимость, вы заполняете документы и сдаете их в соответствующее учреждение. Но где гарантии, что злоумышленник, получивший доступ к данным, не перепишет ваш дом или квартиру на другого? С блокчейн это невозможно. Система распределена на большом количестве компьютеров, и все ее участники тут же увидят изменения: они отслеживаются. Поэтому доверие граждан к услугам с использованием блокчейн резко возрастает.

Или возьмем сферу межведомственного взаимодействия. Сейчас есть централизованные электронные системы документооборота, но опять же, никто не застрахован от манипуляций, подмен или удаления данных. А в блокчейн все транзакции прозрачны и зарегистрированы.

О том, что коррупция — это не очень хорошо, можно догадаться из одного её названия, которое с латыни переводится как «порча». Так её называли ещё в Древнем Риме, где ближе ко временам Цезаря она достигла масштабов, сравнимых с нынешними. Для того, чтобы как-то обозвать это явление, риторы использовали слово «порча», имея в виду разложение общественной морали.

Конечно, достаточно легко всё списать на развращённость людей как общности. Между тем, ещё Макиавелли писал, что люди по своей природе дурны, и ведут себя хорошо лишь тогда, когда их к этому побуждает необходимость. Спорить с великим гуманистом или нет — это вопрос десятый, однако едва ли можно отрицать, что в его словах так и сквозит горечь практического опыта.

Если мы обратим свои взоры на Древний Рим, то увидим, что там существовало огромное количество возможностей для злоупотреблений властью. Сперва это происходило открыто, однако в результате в городе случилась революция, монархия была низложена, и воцарилась республика. Несколько столетий Рим жил, раздираемый внутренними смутами и внешними войнами, однако коррупция так и не смогла стать общей практикой ведения дел. Она стала таковой, когда в Италии установился прочный мир, и вместо того, чтобы решать проблемы, римляне стали предаваться изнеженности. В прежние времена магистратур добивались люди деятельные, которые могли защитить республику — и именно поэтому поначалу ни о какой коррупции речи не шло. Однако продолжительный покой отодвинул необходимость в достойных людях у власти, и её стали добиваться более богатые. Избиратели же перестали бояться за свою жизнь и имущество и стали активно содействовать практике массового подкупа. Всё это привело к тому, что в Риме сперва случилось три гражданских войны, потом установилась олигархия, а после и вовсе — централизованная империя.

С тех самых пор коррупция уже не покидала подмостки истории. Везде, где была власть, начиналось воровство. С наступлением более цивилизованных времён в цивилизованных же обществах воровать стало куда сложнее — однако, как известно, хорошее знание закона легко может освободить от ответственности перед ним. В автократических обществах законы и вовсе составлены таким образом, чтобы облегчить коррупционные схемы.

Проблема общества, погрязшего в коррупции, состоит в том, чему примером является случай с римлянами. Коррупция в финансах и управлении неразрывно связана с коррупцией этической. Если не существует никаких действенных ограничений, понуждающих человека оставаться в рамках закона, он будет творить беззаконие. Человека, который украл десять тысяч долларов, посадить достаточно просто. Однако, в коррупционных обществах едва ли можно посадить человека, который украл десять миллионов. Сейчас же мы живём в эпоху, когда наконец появилась возможность если не искоренить коррупцию, то как минимум свети её к позорному минимуму.

Крупные коррупционные схемы обычно разворачиваются в уютной тиши бухгалтерии. Как правило, они сводятся к махинациям при проведении тендеров (особенно государственных), при оформлении заказа на услуги, и многих других в целом скучных вещей, на которые вбухиваются совершенно невообразимые суммы — а в случае с государственным аппаратом, эти невообразимые суммы берутся не из оборота, а из бюджета, который, если повар нам не врёт, формируется за счёт собираемых налогов. Коррупция в налоговой сфере в свою очередь так же имеет немыслимые масштабы. Всё это достигается очень простым способом — встроенной непрозрачностью и неконтролируемостью всей системы.

Если же организовать систему закупок, тендеров и конкурсов на основе доброго старого блокчейна, картина изменится с радикальностью, которая и не снилась ультраправым политикам. Из неё начисто исчезнут основные методы обеспечения коррупции — те самые непрозрачность и неконтролируемость.

Распределённый реестр способен продемонстрировать любому человеку проведение любого процесса. Если любая транзакция по условному тендеру проходит через неизменяемый реестр, все откаты становятся ясными, как божий день. Отсутствие контролирующего органа в сочетании с полной доступностью базы данных, таким образом, являются тем самым условием, которое побуждает дурного человека поступать хорошо, каким бы испорченным — в обычном или латинском значении слова — он ни был. И именно такие процессы и позволят заложить экономический базис для общества, где благоденствие является унылой нормой жизни.

Единый государственный скоринг

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого — трудности и остракизм.

За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Реализовывать проект помогают такие технологические гиганты как Alibaba\AliPay и Baidu.

Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему  —  система социального кредита (社会信用体系). Более точный по смыслу перевод этого термина  —  система социального доверия.

В 2007 году были опубликованы «Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита». Тогда проект был очень похож на расширенную систему скоринга — оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США.

«Используя международный опыт, совершенствовать системы скоринга в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов, качества продукции»  —  такая задача была поставлена в документе. Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ  —  «Программу создания системы социального кредита (2014–2020)». В ней система изменилась до неузнаваемости.

Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе. Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать  — на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений.

Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами — на B. Если рейтинг упал ниже 849 — ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо  —  дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Для юридических лиц правила игры сформулированы более четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если никаких претензий нет — компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта». Это значит, что если при обращении в какую-либо инстанцию компания представила неполный комплект документов, ее обращение все равно принимается в работу, а недостающие документы просто можно донести потом или даже прислать скан.

Тем, у кого низкий рейтинг,  —  дорогие кредиты, повышенные ставки налогов, запрет на эмиссию ценных бумаг, запрет на инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию,  —  Alibaba и Tencent. Почему выбраны именно эти компании, понятно. Tencent  —  владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba — крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж составляет более $23 млрд. Причем и Tencent, и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на сервисы мобильных платежей этих двух компаний  —  Alipay и WeChatPay  —  приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг $5,5 трлн.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что ты покупаешь, где покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь, в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем и о чем ты общаешься в чате, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo  —  крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей,  —  знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Кстати, Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом  —  твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

В компании подчеркивают, что пока Sesame Credit  —  это пилотный проект и дело сугубо добровольное. Однако, во-первых, пользователей активно подталкивают предоставлять личную информацию и заманивают в сети рейтингов, играя на самых высоких чувствах. Например, на любви. Китайский сервис знакомств «Байхэ», аналог Tinder, обещает одиноким сердцам поднять их анкеты в результатах поиска на первые строчки, чаще высвечивать их профили на главной странице, если у них будет высокий рейтинг Sesame.

Во-вторых, многие даже не знают, что машина уже работает против них и они давно под колпаком. Взять, например, расплодившиеся в огромных количествах в Китае различные сервисы шеринга (краткосрочной аренды). Во всем мире в основном существует два типа шеринга: каршеринг (аренда автомобилей) и байкшеринг (аренда велосипедов). В Китае же в аренду можно взять и велосипеды, и зонтики, и зарядки для телефонов, и баскетбольные мячи. Бизнес-модель такой аренды, как может показаться, крайне неэффективна. Аренда велосипеда в крупнейшем сервисе байкшеринга Ofo стоит всего полтора юаня в час, баскетбольный мяч в Zhulegeqiu можно взять поиграть за один юань в час, столько же стоят зонтики Molisan. Зачастую все эти вещи не оборудованы никакими датчиками геолокации, защитой от кражи. Неудивительно, что многие фирмы практически сразу разоряются.

Обладателям высоких рейтингов сулят упомянутую выше систему «принятия неполного комплекта», обещают «зеленый свет во всех административных процедурах», а также серьезную поддержку и преференции в образовании, трудоустройстве, открытии бизнеса, социальных гарантиях. Тем, у кого низкий рейтинг, напротив, грозят всевозможные административные препоны, ограничения в покупке недвижимости, авиабилетов, билетов на высокоскоростные поезда, ограничение выезда за границу, ограничение на проживание в отелях люкс.

Конечно, в официальных документах упоминается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК провинции Сычуань недавно подписала с Университетом электроники и технологий КНР соглашение о создании первой в стране системы рейтингов и оценки надежности для чиновников низового уровня. Система называется «Умное красное облако».

С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать такие данные о каждом чиновнике, как посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение. Система будет сопоставлять данные о доходах чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных, а также информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться степень его политической благонадежности. Отмечается, что таким образом можно будет гораздо эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров.

Открытость и прозрачность блокчейна поможет вернуть доверие к государственной власти

Появление и развитие блокчейн-технологии заставило задуматься о принципиально новых возможностях реализации e-Government. По результатам отчета «Укрепление доверия к правительству» (2017, январь), подготовленного IBM Institute for Business Value (IBV), «девять из десяти руководителей стран планируют в 2018 году инвестировать в разработку блокчейн- решений в области финансовых операций, управления активами, управления контрактами и соблюдения нормативных требований».

Первое очевидное и наиболее важное для e-Government преимущество блокчейна по сравнению со стандартными базами данных  —  это предельная защищенность информации от фальсификации. Это означает, что данные о гражданах, недвижимости, компаниях, сертификатах, дипломах, правах на собственность и пр. после занесения в государственные блокчейн-реестры изменить практически невозможно. Самым главным следствием такой предельной надежности является возможность использовать данные реестров в качестве полноценных юридически значимых документов: запись в блокчейн-реестре становится достовернее любой бумаги с подписью и печатью и к тому же доступна всегда и везде.

Вторым важнейшим преимуществом блокчейн-платформ для построения e-Government является возможность использования механизма смарт-контрактов для автоматизации операций с данными. Если блокчейн-реестры содержат юридически правомочные записи, скажем, о собственности, то механизм передачи этой собственности, а по сути, процедуру внесения в реестр записи о новом собственнике, можно поручить специальной программе — смарт-контракту. И если контракт сохранить в блокчейне, таким образом исключив возможность его несанкционированного изменения, и одновременно обеспечить однозначность выполнения алгоритма контракта (в любой момент времени, на любом узле сети блокчейн), то ему, как и записям в реестрах, можно присвоить юридическую значимость.

При этом следует обратить внимание на то, что регламентирующие документы — государственные законы и другие нормативные акты — по большей части описывают алгоритмы действий с данными реестров. Поэтому есть возможность формулировать их на программном языке смарт-контрактов и также поместить в блокчейн, где они, приобретя статус смарт-законов, будут выполняться автоматически.

Получается, что использование блокчейна может перевести саму идею электронного правительства на новый уровень. Речь должна идти уже не просто об удобном сервисе предоставления гражданам и бизнесу, а о принципиальном переформатировании самой деятельности государства, полном погружении ее в цифровую экосистему блокчейна.

В результате государство получит значительное сокращение бюрократического аппарата, практическое устранение бумажного документооборота, существенное снижение транзакционных издержек, полный контроль над деятельностью чиновников, ну и самое главное, создание благоприятной среды для бизнеса и граждан.

На волне интереса правительств как развитых, так и беднейших стран к блокчейн-технологии появились и стартапы, уже изначально ориентированные на построение блокчейн-платформ специально для E-government: австрийская Neocapita, Procivis в Швейцарии и Эстонии.

Neocapita заявила о создании децентрализованной платформы на основе private fully-permissioned blockchain Stoneblock, предназначенной для решения самой дорогостоящей проблемы электронного правительства  —  создание реестров. Техническое описание отсутствуют. Однако 29 марта в Facebook был анонсирован выпуск Stoneblock Whitepaper. Так же информация, что Neocapita ведет переговоры о внедрении платформы Stoneblock в Афганистане и в Папуа-Новой Гвинеи.

Швейцарский стартап Procivis в сотрудничестве с экспертами по электронному правительству из Эстонии анонсировали запуск к концу 2017 года пилотной версии «app store» для электронного правительства на базе блокчейна. Procivis ставит задачу создать приложения, реализующие полный спектр услуг для граждан  —  таких, как цифровая идентификация, голосование, подача налоговых деклараций, ведение кадастра и пр. Однако пока (на конец апреля 2017 года) неизвестны никакие технические подробности проекта

Новая монетарная политика «вертолётных денег»

В 2008 году, анонимный программист втайне разработал уникальное решение для хака насилия, написав: “Государства умело отрубают головы сетям с централизованным управлением, таким как Napster, однако “чистые” P2P сети, такие как Gnutella и Tor, твёрдо стоят на ногах.” Это привело к рождению первой децентрализованной денежной системы: Биткоин. Он был открыто создан для противостояния насильственному принуждению и контролю со стороны централизованных сил. Именно поэтому Сатоши предусмотрительно остался инкогнито. Он знал, что за ним придут, поскольку он является символической головой Биткоина.” “Власть всегда находилась в руках священных королей и государств. До сегодняшнего дня. Теперь это право возвращается к его законному собственнику: Народу. И это распахнёт двери для мировой коммерции, заложив первый кирпич экономики изобилия, представленной в Star Trek, оставляя старый мировой порядок с экономикой дефицита на страницах учебников истории.

Термин «вертолетные деньги» (helicopter money) был предложен лауреатом Нобелевской премии по экономике Милтоном Фридманом в 1969 году в работе «Оптимальное количество денег». Его концепция заключается в том, что увеличить инфляцию и стимулировать экономическую активность можно с помощью передачи денег непосредственно домохозяйствам, которые, располагая большими средствами, будут активнее тратить.

«Вертолетные деньги» могут превратиться из гипотетического в реальный инструмент стимулирования экономики, дают Citigroup, HSBC и Commerzbank  —  все эти компании за последние две недели в своих отчетах для инвесторов упоминали эту идею. Еще раньше на эту же тему высказался управляющий инвестфонда Bridgewater и один из самых успешных инвесторов США Рэй Далио. Инвестор уточнил, что в этой фазе центробанки начнут напрямую финансировать госрасходы с помощью электронных денег и направлять деньги непосредственно домохозяйствам.

Президента ЕЦБ Марио Драги заявил в марте 2016 года, что, хотя в европейском регуляторе не обсуждали «вертолетные деньги» всерьез, «это очень интересная концепция». Аналогичным образом чуть позднее высказался член правления и главный экономист ЕЦБ Питер Прает: в интервью он сообщил, что теоретически любой центробанк может печатать деньги и выдавать их населению, вопрос лишь в том, будет ли этот чрезвычайный инструмент уместен. В 2002 году председатель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке заявил, что они «почти наверняка» могли бы быть эффективным стимулом потребления и, следовательно, цен.

Принцип «вертолётных денег» заложен и в основе экспериментов в ряде стран по введению «обязательного базового дохода».

Бретт Кинг, автор бестселлеров «Банк 3.0» и Augmented, со-основатель мобильного банка Moven (входит в портфель Life.SREDA*), выступая на последнем Петербургском Экономическом Форуме отметил: «Проблема, с точки зрения банковской отрасли, состоит в том, что будет большое количество различных изменений и мы потеряем управление большим количеством банковских процессов. В частности, когда мы начинаем использовать какие-то разумные системы, например, на смартфонах, интерфейсы умного дома, умные автомобили, которые могут предпринимать шаги от вашего лица, все эти устройства, узлы, потенциально могут иметь свои собственные банковские счета.

Прямо сейчас у нас нет ни законодательной, ни системной конструкции в банках, которая позволила бы беспилотному автомобилю иметь свой собственный счёт, если человек не поставит там подпись. Это лишь один пример того, как существующая система упрётся в естественные пределы. Думаю, что система будет расти очень быстро, будет масштабироваться. Она позволяет иметь высокую степень проверяемости, прозрачности, она также может просматриваться через интернет, поскольку интернет сегодня является матрицей или фабрикой, на которой всё работает. Блокчейн обеспечивает подобные возможности по отслеживанию всех транзакций, позволяет нам выйти за пределы тех конструкций, которыми сегодня оперируют банки.

С Бреттом Кингом, Игорем Песиным и Робом Финдли в Сингапуре

Есть очень интересные возможности, например уменьшение трения в банковской системы, возможность повысить степень защиты. Взять, например, одну простую область: борьба с отмыванием денег. В глобальном масштабе тратятся миллиарды долларов на то, чтобы выполнять все требования регуляторов по борьбе с отмыванием денег, но даже со всей регистрацией и соответствующей информацией, с отчётом по всем подозрительным операциям, всё равно сегодня всё это совершенно неэффективно и отмывание денег продолжается.

Для этого потребуется, чтобы регуляторы использовали системы, опирающиеся на искусственный интеллект. Подобные штуки будут работать гораздо эффективнее в будущем. Снижается нагрузка на банки, на потребителей, и всё это будет более эффективно и для регуляторов. Но какие для этого требуются знания, навыки, использование определённых технологий, искусственного интеллекта, наблюдение за сетями, соглашение о совместной работе между регуляторами из различных регионов. Пока что мы до этого ещё не дожили. Блокчейн  —  это действительно революция.»

Можно много рассуждать об инновациях, финтехе, блокчейне, краудфандинге, обниматься и целоваться, награждать друг друга наградами, но посмотрите на то, как эффективно Швеция борется с наличными деньгами. Правительство страны просто начало последовательно запрещать «кэш»  —  что подтолкнуло развиваться финтех-стартапы в свою очередь.

* Венчурный фонд Life.SREDA расположен в Сингапуре, который уже больше года строит финтех-хаб (и команда фонда Life.SREDA активно помогает с самого начала «азиатской Швейцарии» привлекать зарубежные таланты и инвестиции в город-государство).

В конце 2016 года к фонду в гости приезжал в т.ч. первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов и расспрашивал, как развить финтех в стране и где российский «центробанк не дорабатывает». Потом в Москве он на конференции Агентства Стратегических Инициатив поделился впечатлениями от своего посещения офиса фонда и отметил важность формирования “правильной среды” для привлечения талантов и развития предпринимательства в новых технологических отраслях, а на последнем Петербургском Экономическом Форуме сказал: «У нас были ребята, резиденты Сколково, они много лет делали блокчейн-стартап, звонили-звонили в МинФин и ЦБ, им никто не ответил, в итоге переехали в Сингапур, и теперь их клиенты  —  Индия и Швеция».

Ранее в этом году при поддержке Life.SREDA в Казани была запущена финтех-лаборатория, которая занимается развитием различных сервисов, связанных с блокчейн-технологиями.

Руководство республики Татарстан сказали, что при помощи фонда Life.SREDA рассматривают возможность внедрения технологии блокчейн в систему госуправления.

Позже Группа Qiwi объявила о покупке у Life.SREDA акселератора для финансовых стартапов InpsiRussia, резидента особой экономической зоны татарстанского «Иннополиса».

Слава Солодкий

Источник

Читайте также:

СЛАВА СОЛОДКИЙ: ОТКРЫВАЯ АЗИЮ

 

ВЛАДИСЛАВ СОЛОДКИЙ — О ГОРЯЧИХ ТЕМАХ ДЛЯ ФИНТЕХ-СТАРТАПОВ И ОПАСНОСТЯХ ICO

 

СИНГАПУР ВЫВОДИТ НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ ПОНЯТИЕ «УМНЫЙ ГОРОД»