Раньше мы доверяли институтам, таким как правительства и банки, сегодня полагаемся на других людей, зачастую незнакомых, пользуясь такими платформами, как Airbnb и Uber, и такими технологиями, как блокчейн. Общество может стать более открытым и ответственным, если мы всё сделаем правильно.

Давайте поговорим о доверии. Все мы знаем, насколько важно доверие, но когда дело доходит до доверия к людям, происходит нечто трудное для понимания. Пожалуйста, поднимите руку,если вам доводилось быть хозяином или гостем на Airbnb. Ух ты! Вас много. А у кого есть биткойны? По-прежнему много. Хорошо. Тогда поднимите руку те, кто хоть раз использовал Tinder, чтобы найти себе партнёра. Вас сложно сосчитать, потому что вы выглядите как-то так. Всё это примеры того, как технологии создают новые механизмы, приучающие нас доверять незнакомым людям, компаниям и идеям. И в то же время доверие к институтам —банкам, правительствам и даже церквям — рушится. В чём же тут дело, и кому доверять?

Давайте начнём с французской компании с довольно забавным названием BlaBlaCar. Эта платформа сводит вместе водителей и пассажиров, желающих разделить друг с другом долгую дорогу. Одна поездка в среднем составляет 320 километров. Так что выбирать попутчика следует с умом. Личные профили и отзывы помогают людям определиться. Можно увидеть, кто курит, кто какую музыку предпочитает, кто собирается взять с собой собаку. 

Но главный показатель —сколько вы будете разговаривать в машине. Bla — немного, bla bla — вы не прочь поболтать чуть-чуть, и bla bla bla — вы будете болтать без умолку всю дорогу от Лондона до Парижа.

Удивительно, что эта идея вообще работает, ведь она противоречит правилу, выученному в детстве большинством из нас: никогда не садиться в машину к незнакомцу. Тем не менее услугами BlaBlaCar пользуется более четырёх миллионов человек ежемесячно. Чтобы было понятней, это больше пассажиров, чем перевозят компании Eurostar или JetBlue. BlaBlaCar — прекрасный пример того, как технологии позволяют людям по всему миру сделать «прыжок доверия». «Прыжок доверия» происходит, когда мы идём на риск сделать что-то новое или не так, как делали это раньше. 

Давайте попробуем представить это вместе. Хорошо.

Я хочу, чтобы вы закрыли глаза. Один мужчина смотрит на меня широко раскрытыми глазами. Я в этом красном кругу. Я всё вижу. Закрывайте глаза. Мы сделаем это вместе. Я хочу, чтобы вы представили пропасть между собой и чем-то незнакомым. Это может быть человек, которого вы только что встретили. Или место, где вы никогда не были. Это может быть что-то, чего вы никогда не делали. Представили? Хорошо.

Теперь вы можете открыть глаза. Чтобы прыгнуть с привычного места и испытать удачу на ком-то или чём-то незнакомом, вам нужна сила, способная перенести вас через пропасть, и доверие является такой силой. Доверие — иллюзорное понятие, однако наша жизнь построена на нём. Я доверяю детям, когда они обещают мне выключить на ночь свет. Я доверила свою безопасность пилоту, доставившему меня сюда.

Мы часто пользуемся этим словом, не всегда задумываясь над его значением в разных жизненных ситуациях. Существуют сотни определений доверия, и большинство сводится к некого рода оценке вероятности того, что всё произойдёт как надо. Но мне не нравится это определение,потому что оно представляет доверие как нечто рациональное и предсказуемое, не проникая в человеческую сущность того, что доверие позволяет нам делать и как оно подталкивает нас ко взаимодействию с другими людьми. Поэтому я дам иное определение доверию. 

Доверие — это спокойное отношение к неизвестному. Если взглянуть на доверие c этой стороны, становится понятно, почему у него есть уникальная способность помогать нам справляться с неопределённостью, полагаться на незнакомцев, продолжать движение вперёд. 

Человеческие существа удивительны готовностью к прыжкам доверия. Вы помните, когда в первый раз ввели данные своей кредитки в форму на сайте? Это прыжок доверия. Я отчётливо помню, как сказала папе, что хочу купить на eBay подержанный «Пежо» синего цвета. Но папа справедливо отметил,что продавца зовут «Невидимый Волшебник» и, скорее всего, это не слишком удачная затея.

Свою работу я посвятила исследованию того, как технологии меняют клей общества —доверие между людьми. Это увлекательная область для изучения, потому что мы здесь ещё многого не знаем. К примеру, по-разному ли мужчины и женщины проявляют доверие в цифровом пространстве? Одинаково ли мы формируем доверие в Сети и лицом к лицу?Передаётся ли доверие? Если вы доверяете Tinder поиски партнёра, значит ли это, что вы доверите BlaBlaCar поиски попутчика? 

Но изучив сотни сетей и магазинов, я заметила, что люди следуют одному общему шаблону, который я называю «подъём по лестнице доверия». Давайте используем BlaBlaCar для иллюстрации. 

На первой ступени вам нужно поверить в идею. Вам нужно поверить, что затея ездить с незнакомцами безопасна и стоит доверия. 

На второй ступени вы должны довериться платформе, тому, что BlaBlaCar поможет вам, если что-то пойдёт не так. 

А на третьей ступени по обрывкам информации вам нужно решить, стоит ли доверия другой человек. В первый раз подниматься по лестнице доверия непривычно и даже страшно, но в итоге это становится совершенно естественным. Наше поведение меняется, порой довольно быстро.

Другими словами, доверие приводит к переменам и инновациям. Меня заинтриговала идея, которую предлагаю рассмотреть и вам: можем ли мы лучше понять, как меняется каждый член общества, взглянув через призму доверия. Оказывается, эволюция доверия в истории человечества делится на три значимых этапа: локальный, институциональный и распределённый, через который мы проходим сейчас. 

Долгое время, до середины 1800-х, доверие строилось на тесных отношениях людей. Допустим, я живу в одной деревне с пятью первыми рядами этой аудитории, мы все друг друга знаем, и я хочу занять деньги. Человек, который не закрывал глаза, мог бы их мне одолжить, а если бы я их не вернула, вы все знали бы, что я ненадёжна. Моя репутация была бы испорчена, и вы перестали бы иметь со мной дело. Доверие было локальным и основывалось на прозрачности. 

В середине XIX века общество пережило огромные перемены. Люди переезжали в быстро растущие города, такие как Лондон и Сан-Франциско, и местного банкира заменили крупные корпорации, которые не знали нас лично. Мы стали помещать довериев «чёрные ящики» авторитетных органов, в такие вещи, как договоры, нормативы, страховые полисы, и меньше доверять другим людям. Доверие стало институциональным, основанным на полномочиях. 

Широко обсуждается неуклонное снижение доверия к институтам и корпоративным брендам. Меня всегда поражают громкие случаи обмана доверия: взлом телефонов News Corp,скандал с выбросами автомобилей Volkswagen, злоупотребления в Католической церкви, тот факт, что лишь один несчастный банкир оказался в тюрьме после большого финансового кризиса, или недавние «Панамские документы», показавшие, как богачи используют офшоры для ухода от налогов. И больше всего меня удивляет, почему руководителям так сложно принести искренние извинения, когда наше доверие обмануто? 

Было бы логично заключить, что мы перестаём доверять институтам, поскольку сыты по горло откровенной наглостью бесчестной элиты. Но то, что происходит сейчас, серьёзнее, чем рост числа вопросов к размерам и структуре институтов. 

Мы начинаем осознавать, что доверию к институтам нет места в веке цифровых технологий. Принципы формирования, использования, потери и возврата доверия к брендам, лидерам и целым системам переворачиваются с ног на голову. 

Это захватывает дух и в то же время пугает, потому что принуждает многих из нас пересмотреть то, как мы зарабатываем и теряем доверие наших клиентов, сотрудников и даже родных и близких. 

На днях я беседовала с гендиректором ведущей международной сети отелей, и, как часто бывает, мы заговорили об Airbnb. Он признал, что озадачен их успехом. Он был озадачен, как компания, зависящая от готовности незнакомцев доверять друг другу, достигла такого успеха в 191 стране. Я сказала ему, что хочу кое в чём признаться. Он посмотрел на меня немного странно, а я сказала — уверена, что многие из вас делают так же, — в отеле я не всегда вешаю полотенца после использования,но я никогда бы не поступила так, будучи гостем на Airbnb. Я бы никогда не поступила так в качестве гостя на Airbnb потому, что хозяева ставят оценки гостям и эти оценки, скорее всего, повлияют на возможность гостей устроиться в будущем. 

Это простой пример, как, возникнув в Сети, доверие будет менять наше поведение в реальном мире, делая нас более ответственными способами, которые мы пока даже представить себе не можем. 

Я не утверждаю, что нам не нужны отели или традиционные формы управления. Но нельзя отрицать, что доверие в обществе находит новые пути проявления, и это приводит к большому сдвигу в сторону от XX века,определявшегося верой в институты, к XXI веку, подпитывающемуся распределённым доверием.

Доверие больше не формируется сверху вниз. Оно расщепляется и встаёт с ног на голову. Теперь оно прозрачно и нелинейно. Появляется новый рецепт доверия, распределённого среди людей и строящегося на прозрачности. 

И скорость этого сдвига только увеличится с появлением блокчейна — инновационной технологии расчётов, лежащей в основе системы «Биткойн».

Давайте начистоту, пытаясь вникнуть в то, как работает блокчейн, можно сломать голову. Для этого, в числе прочего, нужно разобраться в весьма сложных понятиях со страшными названиями. Криптографические алгоритмы, хеш-функции и майнеры — люди, контролирующие обмен, — всё, что было создано таинственным человеком или группой людей, стоящей за именем Сатоси Накамото. Это грандиозный прыжок доверия, который ещё не произошёл. 

Но попробуйте представить. The Economist выразительно назвал блокчейн великой цепью уверенности. Мне легче всего описать эти блоки как таблицы, заполненные активами. Это могут быть документы на собственность. Или пакет акций. Или творческий актив, например, права на песню. 

Каждый раз, когда что-то перемещается из одной позиции в списке куда-либо ещё, это перемещение вместе со временной отметкой вносится в открытые записи блокчейна. Всё просто.

Истинный смысл технологии блокчейн в том, что у нас отпадает необходимость привлекать третью сторону в лице адвоката, поверенного или негосударственных посредников, чтобы провести обмен. Если вернуться к лестнице доверия, здесь вам также нужно поверить в идею,довериться платформе, но уже не надо доверять другому человеку в традиционном понимании.

Значение этого колоссально. Так же как интернет распахнул двери в век информации, доступной каждому, блокчейн радикально изменит доверие в глобальном масштабе. 

Я намеренно откладывала до конца разговор об Uber, так как понимаю, что это спорный и весьма заезженный пример, но в отношении новой эпохи доверия это прекрасный объект изучения. Мы увидим случаи злоупотребления распределённым доверием. Это уже случалось, и дело может принимать ужасный оборот. Я не удивлена протестами объединений таксистов по всему миру, призывающих правительства запретить Uber, утверждая, что сервис небезопасен. 

Мне довелось быть в Лондоне во время протестов, и я заметила один твит Мэтта Хэнкока — британского министра по вопросам бизнеса. Он написал: «Кто-нибудь может рассказать подробнее об этом #Uber, о котором все говорят? Я никогда раньше не слышал о нём». 

Объединения таксистов узаконили первый уровень лестницы доверия. Они узаконили идею, которую пытались уничтожить, и за сутки число регистраций выросло на 850 процентов. Это очень яркая иллюстрация того, что как только принципы доверия изменились у целой группы людей, обратной дороги нет. Каждый день пять миллионов человек совершают прыжок доверия, передвигаясь с Uber. 

В Китае аналогичной платформой Didi пользуется 11 миллионов человек ежедневно. Эти 127 поездок в секундудемонстрируют, что данное явление стало межкультурным. 

Впечатляет, что и водители, и пассажиры, видя чьи-либо имя, фотографию и рейтинг, чувствуют себя безопаснее, и, что с вами, возможно, случалось даже ведут себя немного любезнее в автомобиле. 

Uber и Didi — ранний, но яркий пример того, как технологии формируют доверие между людьми способами и в масштабах, которые ранее нельзя было и представить. 

Сейчас многие из нас спокойно садятся в машины к посторонним. Мы встречаемся с кем-то, с кем нас свело перелистывание вправо. Мы делим домá с людьми, которых не знаем. И это только начало, потому что настоящий прорыв происходит не в технологиях, а в том, как они меняют доверие. 

Со своей стороны, я хочу помочь людям постичь новую эпоху доверия, чтобы мы всё сделали правильно и не упустили возможность перестроить системы с уклоном в прозрачность, открытость и личную ответственность.

Читайте также:

ГРЯЗНОЕ БЕЛЬЕ ЭКОНОМИКИ СОВМЕСТНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

 

МОЖНО ЛИ ПРОЖИТЬ, РАБОТАЯ НА UBER?

 

UBER ЗДЕСЬ, UBER ТАМ