Приближается эра машин, способных думать, учиться и адаптироваться, а это значит, что человечество может столкнуться с массовой безработицей. Что нам следует делать? В своём выступлении Мартин Форд предлагает отделить прибыль от традиционной работы и создать институт универсального базового дохода.

Я начну с одного пугающего вопроса: ждёт ли нас всех в будущем безработица? Колоссальный прогресс в технологиях, который мы видим на примере беспилотных автомобилей, вызвал бурный интерес к этому вопросу, но поскольку в прошлом его уже неоднократно задавали, возможно, что теперь нам следует спрашивать, может ли на этот раз всё действительно измениться.

Страх, что машины могут заменить рабочих и привести к массовой безработице, зародился как минимум 200 лет назад, во время промышленной революции в Англии. С тех пор эти опасения появлялись снова и снова.

Могу предположить, что большинство из вас никогда не слышали про «Доклад о тройной революции», хотя это был выдающийся доклад. Он был составлен командой гениальнейших людей, в числе которых были два лауреата Нобелевской премии, и этот доклад был представлен президенту Соединённых Штатов. Согласно докладу, США находились на грани экономического и социального переворота, [Изменится ли всё на этот раз?] поскольку индустриальная автоматизация грозила оставить миллионы людей без работы. Этот доклад был представлен президенту Линдону Джонсону в марте 1964 года. И сейчас, спустя 50 лет, мы видим, что ничего подобного не произошло. Эта история повторялась снова и снова. 

 

Тревогу поднимали неоднократно, но каждый раз напрасно. И поскольку опасения так и не оправдались, к ним перестали относиться серьёзно. И тем не менее эти опасения утверждают: да, технологии действительно могут опустошить целые индустрии. Они могут полностью уничтожить целый ряд профессий и видов работы. В то же время, разумеется, прогресс принесёт и множество новшеств. В будущем появятся новые индустрии, которым, конечно же, потребуются человеческие ресурсы. Появятся новые специальности, и возможно такие, которые мы пока даже не можем себе представить. Именно так история развивалась до сих пор, и всё складывалось вполне благоприятно.

Оказалось, что новые профессии в целом намного лучше, чем старые. Например, они стали более интересными. Новые рабочие условия стали гораздо безопаснее и комфортнее, и, конечно же, увеличилась зарплата. Так что история получилась вполне позитивной. И все обстоятельства складывались удачно. Однако есть один особый класс рабочих, чья история развивалась совсем иначе. У этих рабочих технологии отобрали все рабочие места, не оставив взамен никаких новых возможностей. И эти работяги, разумеется, лошади. [Количество лошадей в США: 22 млн в 1915, 3 млн в 1960]

И теперь я хочу задать весьма провокационный вопрос: возможно ли, что в будущем значительная часть человеческих ресурсов попадет под сокращение так же, как когда-то это случилось с лошадьми? Сейчас у вас наверняка возникла инстинктивная реакция. Вы скажете: «Это абсурд. Как вы можете сравнивать человека с лошадью?» Лошади, конечно, очень примитивны, с появлением автомобилей, грузовиков и тракторов, для них не осталось работы. Люди, с другой стороны, наделены интеллектом; мы можем учиться и адаптироваться. И в теории это означает, что мы всегда сможем найти себе новое занятие и, следовательно, всегда соответствовать экономике будущего.

И вот тут мы должны понять одну очень важную вещь. Машины, которые угрожают рабочим в будущем, значительно отличаются от автомобилей, грузовиков и тракторов, которые когда-то заменили лошадей. Машины будущего будут способны думать, учиться и адаптироваться. А это значит, что в конечном итоге технологии начинают посягать на те фундаментальные способности человека, которые принципиально отличают нас от лошадей, способности, которые до сих пор позволяли нам оставаться впереди прогресса, соответствовать экономике и фактически быть незаменимыми. Что же на самом деле отличает современные информационные технологии от тех, что были в прошлом? Я бы выделил три основополагающих пункта.

[Экспоненциальное ускорение] Первый из них — это непрерывный процесс экспоненциального ускорения. Я знаю, вы все знакомы с законом Мура, однако на самом деле он работает гораздо шире и охватывает множество сфер, например, программное обеспечение, коммуникации, скорость передачи данных и так далее. Но самый главный факт, который необходимо понимать, заключается в том, что это ускорение продолжается уже очень долгое время. Фактически уже несколько десятилетий. Если считать с конца 50-х годов, когда изобрели первые интегральные схемы, удвоение вычислительной мощности произошло уже 30 раз. Это гигантское число удвоений для любого количества, и фактически это означает, что очень скоро мы увидим невероятный результат абсолютного прогресса, и, безусловно, эти показатели будут продолжать увеличиваться. В ближайшие годы и десятилетия мы станем свидетелями таких событий, к которым мы совершенно не готовы. И то, что мы увидим, шокирует нас.

[Способность к обучению] Второй пункт заключается в том, что машины, в некотором смысле, начинают думать. Я не говорю сейчас об искусственном интеллекте из области фантастики, который способен мыслить, как человек. Я имею в виду, что машины и алгоритмы могут принимать решения. Они решают проблемы, и, самое главное, они учатся. Фактически центральной технологией и основной движущей силой нынешнего прогресса является способность машин к обучению, и эта технология становится невероятно мощной, разрушительной и продолжает набирать обороты. 

Один из лучших примеров, который я видел недавно, что может сделать подразделение «Гугл» DeepMind с помощью системы AlphaGo. Это система, которая смогла обыграть лучшего в мире игрока в древнюю игру го. На мой взгляд, в игре го есть две исключительные особенности. Первая: в процессе этой игры количество возможных конфигураций, складывающихся на доске, абсолютно бесконечно. На самом деле вариантов больше, чем количество атомов во вселенной. И это значит, что невозможно построить компьютер, который сможет выигрывать в игру го тем же способом, что и, например, в шашки, то есть используя исключительно примитивную мощность вычисления. Совершенно ясно, что здесь необходим более утончённый, думающий подход. Вторая исключительная особенность: если вы побеседуете с любым участником чемпионата по го, вы поймёте, что практически невозможно чётко сформулировать, о чём именно думают игроки во время партии. Это происходит интуитивно, они как будто чувствуют, каким должен быть следующий ход.

БЕЗУСЛОВНЫЙ БАЗОВЫЙ ДОХОД КАК ОТВЕТ НА ТЕХНОЛОГИЧЕСКУЮ БЕЗРАБОТИЦУ

Зная об этих особенностях, я бы сказал, что игра в го на уровне мировых чемпионов никогда не будет доступна машинам, и тот факт, что это не так, должен всех нас очень насторожить. Дело в том, что мы склонны проводить очень чёткую границу, с одной стороны от которой находятся все те задачи и специальности, которые по своей сути являются рутинными, повторяющимися и предсказуемыми. И мы знаем, что такой вид работы встречается в разных сферах, в разных профессиях и на разных уровнях квалификации, и так как они изначально предсказуемы, мы понимаем, что в будущем, вполне вероятно, их смогут освоить машины и они будут автоматизированы. И не сомневайтесь — это очень много рабочих мест. При грубом подсчёте это что-то около половины всех рабочих мест в экономике.

С другой стороны от этой границы находятся все профессии, для которых необходимы способности, присущие, по нашему мнению, исключительно человеку, и потому мы уверены, что они защищены от автоматизации. Теперь опираясь на то, что мне известно об игре го, я бы предположил, что она должна находиться на безопасной стороне. Однако тот факт, что это не так, и что «Гугл» уже решил эту проблему, предполагает, что эта граница весьма нестабильна. Она будет сдвигаться, и сдвигаясь, будет поглощать всё больше и больше профессий, которые мы пока ещё считаем защищёнными от автоматизации.

Также важно понимать, что это касается не только низкооплачиваемой работы, ручного труда или труда, который не требует высокого уровня образования. Множество примеров демонстрируют, что технологии стремительно поднимаются по лестнице знаний и навыков. Мы уже видим покушение на такие специальности, как бухгалтер, финансовый аналитик, журналист, юрист, радиолог и так далее. Так что большинство наших предположений относительно профессий и рабочих мест, которым в будущем угрожает автоматизация, будут меняться и расширяться.

Если мы сложим все тенденции вместе, я думаю, это докажет, что в будущем мы имеем все шансы столкнуться с массовой безработицей. Или как минимум с повсеместной неполной занятостью и застоем зарплат, а может быть, даже их снижением. А также с увеличением классового неравенства. Всё это, разумеется, вызовет всеобщее волнение и стресс. Но кроме этого, существует ещё и основная экономическая проблема, и причина кроется в том, что работа является основным механизмом, который распределяет доходы и, следовательно, покупательскую способность между всеми потребителями производимых товаров и услуг. [Магазин закрывается. Где покупатели?]

ОТНИМУТ ЛИ РАБОТУ У ЛЮДЕЙ РОБОТЫ И ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

Чтобы рыночная экономика процветала, нужно много, очень много потребителей, способных покупать товары и услуги. Если этого не происходит, то мы рискуем оказаться в ситуации экономического застоя или даже спада, а всё потому, что не будет хватать покупателей производимых товаров и услуг. 

Очень важно понимать, что каждому из нас необходим доступ к рыночной экономике, чтобы добиться успеха. Вы можете представить себе эту ситуацию на примере одного выдающегося человека. Представьте себе на минуту, что, скажем, вы взяли Стива Джобса и забросили его одного на необитаемый остров. На этом острове он будет бегать, собирая кокосы, так же, как любой другой человек. Он не станет исключительной личностью, и причина тому, разумеется, отсутствие рынка, где он мог бы реализовать свой невероятный талант. Так что доступ к рынку необходим каждому из нас, а также всей системе в целом, чтобы оставаться стабильной.

Таким образом, возникает вопрос: что конкретно мы можем сделать? [Что нам делать? Базовый доход.] Ответ можно увидеть сквозь весьма утопическую призму. Представьте, что в будущем мы все будем меньше работать, больше отдыхать, проводить больше времени с семьёй и иметь больше возможностей заниматься тем, что нравится, и тому подобное. Я считаю, что это прекрасная картина. Это именно то, к чему нам всем непременно нужно стремиться. Но в то же время, я считаю, нам нужно быть реалистами, и мы должны осознавать большую вероятность появления серьёзной проблемы распределения дохода. Многие, скорее всего, останутся обделёнными. И я думаю, для решения этой проблемы нам в конечном итоге придётся найти способ, как отделить доход от традиционной работы. И самый лучший, самый простой путь, который я вижу, это создание гарантированного или универсального базового дохода.

АНГЛОЯЗЫЧНЫЕ КНИГИ 2017-2018. ВЫБОР FST

Сейчас базовый доход становится очень важной идеей. Он привлекает всё больше внимания, множество важных пилотных проектов и экспериментов проводятся по всему миру. На мой взгляд, базовый доход это не панацея, это не окончательное решение, а скорее, отправная точка. Эта идея, которую мы можем развивать и совершенствовать. Например, я уже неоднократно писал о возможности внедрения мотивационных стимулов в базовый доход. Чтобы проиллюстрировать это, представьте, что вы старшеклассник, который плохо учится и находится на грани отчисления. И тем не менее предположим, вы знаете, что в будущем, несмотря ни на что, вы всё равно получите такой же базовый доход, как и все остальные. На мой взгляд, подобная ситуация создает неверный стимул всё бросить и уйти из школы. 

Поэтому я предлагаю организовать эту систему иначе. Например, мы можем тем, кто успешно закончит школу, платить больше, чем тем, кто бросит учёбу. Эту идею о внедрении стимулов в базовый доход можно использовать и в других сферах. Например, мы можем создать стимулы для тех, кто работает в сообществах оказания помощи нуждающимся, или делает что-то полезное для окружающей среды и так далее. Итак, внедряя стимулы в базовый доход, мы можем его значительно улучшить, а также, возможно, сделать несколько шагов к решению другой проблемы, с которой мы можем столкнуться в будущем, а именно как найти своё призвание и реализовать свой потенциал, чем заполнить своё время в мире, где, возможно, традиционная работа будет нужна всё меньше и меньше. 

Итак, расширяя и совершенствуя базовый доход, мы сможем его значительно улучшить, а также, возможно, сделать его политически и социально более приемлемым и осуществимым, и в итоге, действуя таким образом, мы увеличим шансы на реализацию этого проекта. 

Я думаю, что одно из главных, почти инстинктивных возражений, возникающих у многих из нас по отношению к идее о базовом доходе или к любому другому способу расширения зоны безопасности, это страх, что в итоге слишком много людей будет сидеть в колеснице экономики и слишком мало окажется тех, кто будет её толкать. И всё же главная мысль моего выступления заключается в том, что в будущем именно машины будут толкать для нас эту колесницу экономики. В итоге мы получим больше возможностей для организации нашего общества и экономики. И я думаю, в конце концов этот метод станет не просто вариантом, а естественной необходимостью. Потому как вся эта ситуация создаст сильнейший стресс в нашем обществе, а также потому, что именно работа является тем механизмом, который даёт потребителям возможность совершать покупки, чтобы в итоге развивалась экономика. Если этот механизм в будущем начнёт разрушаться, тогда нам придётся заменить его чем-то ещё, иначе всей нашей системе угрожает нестабильность.

В заключение хочу добавить, что, на мой взгляд, поиск решения этих проблем и особенно способа организации экономики будущего, которая будет работать для каждого из нас, на всех уровнях общества, станет одним из самых важных испытаний, с которым мы все столкнёмся в ближайшие годы и десятилетия.

Читайте также:

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ МАРТИНА ФОРДА «РОБОТЫ НАСТУПАЮТ»

 

ОТПЕЧАТОК ТЕХНОЛОГИЙ: ЧТО СТАНЕТ С ПРЕСТИЖНЫМИ ПРОФЕССИЯМИ

 

ТАЙЛЕР КОУЭН. СРЕДНЕГО БОЛЕЕ НЕ ДАНО. ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ