Энэб Джейн показывает жизнь в будущем, позволяя потрогать, увидеть, почувствовать потенциал того мира, который мы создаём. Хотим ли мы жить в мире, где умные машины патрулируют наши улицы, или где медицинская страховка зависит от нашей генетической предрасположенности?

Я зарабатываю путешествиями в будущее. Не просто в будущее, во множество возможных сценариев будущего, и привожу с собой артефакты будущего, чтобы вы могли осознать его сегодня. Я как археолог будущего. За годы путешествий я привезла с собой многое: новый вид искусственно выращенных пчёл,книгу «Питомцы как протеин», машину, которая приносит доход, продавая ваши генетические данные, лампу, работающую на сахаре, компьютер для выращивания пищи.

Ну ладно, я не путешествую в будущее... пока. Но вместе с моим мужем Джоном мы много размышляем и создаём разные сценарии будущего в нашей студии. Мы всегда в поиске слабых сигналов, витающего в воздухе потенциального будущего. Затем мы следуем за потенциалом в будущее, чтобы понять, каково оно, жить в таком будущем. Что мы можем видеть, слышать, вдыхать с воздухом? Мы проводим эксперименты, строим прототипы, создаём объекты, привнося в жизнь частичку будущего, реальную и ощутимую, чтобы вы могли почувствовать значимость будущих возможностей здесь и сейчас. Мы не предсказываем будущее, мы создаём инструменты, которые помогают связать нас в настоящем и нас в будущем, чтобы мы стали активными творцами будущего, которое мы выбрали, будущего, которое устраивает всех.

Как же это у нас получается? Недавно мы участвовали в проекте Drone Aviary, целью которого было изучение жизни в городе вместе с дронами. Они обладают способностью видеть то, чего не видим мы, проникать туда, куда нет доступа нам, всё реже обращаясь за указаниями к человеку. Важно было отработать технологию, и мы закатали рукава. В нашей студии мы построили несколько дронов. Они получили имена, функции и полетели... не без проблем, конечно. Запчасти отваливались, GPS сигнал пропадал, и случались столкновения. Но только через такие эксперименты мы могли сконструировать и апробировать срез будущей действительности.

Давайте прогуляемся в такое будущее? Представьте, что вы живёте в городе с дронами, вроде такого. Мы зовём его Ночной дозор. Вы можете заметить его вечером или ночью патрулирующим улицы. Сначала нам не нравился его монотонный шум. Но потом, как это часто бывает, мы привыкли. Вы хотите взглянуть на мир его глазами? Увидеть, как он опознаёт каждого жителя города в окру́ге, регистрирует детей, играющих в футбол в зоне, где игры в мяч запрещены, и отмечает их как делинквентов?

ВЫБОР FST. 5 – 11 АВГУСТА 2017

 

В день публикуются тысячи статей. 99,9% — это вода. Найти стоящие тексты займет у вас часы. FST отбирает для вас 0,1% жемчужин. Только умные материалы, лонгриды, обзоры, интервью. Мы экономим ваше время, расширяем кругозор, обращаем внимание на идеи, которые могут изменить жизнь, работу, бизнес.

Потом вы видите, как он разгоняет группу подростков, угрожая немедленно выписать судебное предписание. А вот огромный парящий диск по имени Мэдисон. Его пристальный взгляд подавляет. Я не могу отвести глаз. С каждым взглядом мне кажется, что он знает обо мне чуть больше. Почему он включил рекламу авиакомпании? Как он узнал, что я планирую отпуск? Я не уверена, забавное ли это совпадение или вмешательство в мою жизнь?

Вернёмся в настоящее. Создавая это будущее, мы многое узнали. Не только как работают машины, но и каково это — жить с ними бок о бок. Дроны вроде Ночного дозора и Мэдисона в такой форме пока не существуют, но большинство составляющих такого будущего уже с нами. Например, системы распознавания лиц уже везде: в телефонах и даже в терморегуляторах, а также в городских камерах, следящих за каждым нашим движением, взглянули ли мы на рекламу или поучаствовали в акции протеста. Эти вещи уже с нами, и мы часто не понимаем, как они работают, и какие последствия могут наступить. Всё это вокруг нас. Затруднительно даже представить, какие наши действия сегодня повлияют на наше будущее. 

Я живу в Великобритании, где в прошлом году провели референдум за отделение от Евросоюза, или против, известный как «брексит». Как только опубликовали результаты, появилось слово «брегрет» [Британия + сожалеет] для описания людей, которые из протеста голосовали за выход из ЕС, но не продумали возможные последствия. Отсутствие связи проявляется и в более простых вещах. Например, вы зашли в бар на рюмочку. Потом вы решили не ограничиваться одной. Вы понимаете, что проснётесь утром не в лучшей форме, но оправдываетесь: «В будущем с этой проблемой столкнётся другой Я». Но в будущем мы обнаруживаем, что будущий «Я» и есть я. 

В моём детстве в Индии в конце 70-х и начале 80-х годов было ощущение, что будущее нужно и можно планировать. Помню, как мои родители должны были планировать элементарные вещи. Когда они захотели провести телефон в дом, нужно было заказать и ждать, почти пять лет ждать установки. 

И если они хотели позвонить родственникам в другой город, нужно было заказать междугородние переговоры и затем ждать часами или даже днями. И вдруг в два часа ночи раздавался звонок и все выскакивали из кроватей и собирались вокруг телефона, кричали в трубку, обсуждали, как мы поживаем. В два часа утра.

Сегодня кажется, что всё случается слишком быстро, так быстро, что нам бывает трудно определить и осознать своё место в истории. Это рождает всепоглощающее чувство неуверенности и беспокойства, и мы просто позволяем будущему случаться с нами. Мы не связываем себя с «Я в будущем». Мы воспринимаем себя в будущем как незнакомца, а само будущее как чуждую страну. Но это не другая страна, оно раскрывается прямо перед нами, принимая ту форму, которую мы задаём ему сегодня. Мы и есть это будущее, и я верю, что бороться за будущее, которое мы желаем, важно и нужно сегодня больше, чем когда-либо. 

Присоединяйся к FastSaltTimes в FacebookВконтактеТелеграмTwitter

Из нашей работы мы узнали, что самый мощный стимул изменить поведение — это почувствовать напрямую, через ощущения и эмоции, некоторые последствия наших сегодняшних действий. В начале года нас пригласил Высший совет ОАЭ, чтобы помочь сформулировать стратегию развития энергетики страны до 2050 года. На основе эконометрических данных правительства мы создали модель города, где воплотили многие вероятные сценарии будущего. Когда я восторженно рассказывала группе из руководителей страны и энергетических компаний о нашей устойчивой модели будущего, один из участников возразил: «Я не могу представить, что в будущем мы поменяем свои машины на общественный транспорт». И ещё он сказал: «Я даже представить не могу, что скажу сыну не садиться за руль». 

Но мы были готовы к такой реакции. В сотрудничестве с учёными химической лаборатории в Индии мы создали примерные образцы воздуха 2030 года, при условии, что наше поведение не изменится. И я подвела группу к этому объекту, который содержал воздух-образец. Один вдох такого ядовитого воздуха из 2030 сделал то, что не могли сделать никакие статистические данные. Это не то будущее, которое вы хотите оставить своим детям. На следующий день Совет сделал важное заявление. Они вложат миллиарды долларов в возобновляемую энергетику. Мы не знаем, какую роль сыграла наша репрезентация будущего, но мы знаем, что энергетическая стратегия поменялась во избежание такого сценария. 

Если что-то типа воздуха из будущего вполне осязаемо и действенно, то путь из нашего настоящего в обусловленное будущее не всегда прямолинеен. В тот момент, когда технология, основанная на утопических идеях, покидает стены лаборатории и приходит в мир, она подвергается влиянию сил, неподвластных контролю создателей. В одном из проектов мы исследовали медицинскую геномику, технологию сбора и использования генетических данных людей для создания личной медицины. Мы поставили вопрос: Каковы непреднамеренные последствия взаимосвязи нашей генетики и заботы о здоровье? Чтобы погрузиться в вопрос, мы имитировали судебное разбирательство и предъявили 31 доказательство, тщательно воссозданное нами. Мы построили нелегальную генетическую клинику, самодельный инкубатор с углекислым газом, и выставили замороженную мышь на eBay. 

Давайте перенесёмся в это будущее, где рассматривается это дело. Встречайте подзащитного — Арнольд Манн. Гигантская мировая компания биотехнологий Dynamic Genetics подала на него в суд, так как есть сведения, что Арнольд незаконно вживил запатентованный компанией материал в своё тело. Как же так вышло? Всё началось тогда, когда Арнольда попросили сдать образец слюны для Национальной службы здравоохранения Великобритании. Когда Арнольд получил счёт за медицинскую страховку, он был шокирован и напуган. поскольку дополнительные платы взлетели до небес, и ни он, ни его семья не могли себе позволить такие суммы. 

В скане его генетических данных государственная машина обнаружила риск хронического заболевания. И Арнольда обязали начать выплаты потенциальных затрат на эту будущую болезнь, начиная уже сегодня. В том приступе панического страха Арнольд в тайне пробрался в тёмные коридоры нелегальной клиники для лечения. Лечение — это изменение ДНК, чтобы машина не смогла больше распознать риск болезни и плата за страховку опять стала доступной. Но его поймали. И началось судебное разбирательство Dynamic Genetics против Манна. 

Оживляя подобное будущее, для нас было важно, чтобы люди могли соприкоснуться и почувствовать его потенциал. Поскольку непосредственное участие заставляет людей задавать правильные вопросы, такие как: Каковы следствия жизни в мире, где меня судят из-за моей генетики? Или: кто должен владеть моей генетической информацией? И что они могут с ней делать? Если это вам кажется неактуальной или надуманной проблемой, в наши дни Американский конгресс рассматривает малоизвестный законопроект HR 1313, об оздоровительных программах для сотрудников. Он дополнит Закон о недискриминации по генетическому признаку, более известный как GINA, и позволит работодателям запрашивать у работников генетические данные, истории болезни родных, впервые в мировой практике. Если вы откажетесь, последуют серьёзные санкции. 

В работах, которые я показала, будь то дроны или генетические суды, представлены неприятные сценарии будущего с целью помочь нам их избежать. Но что, если у нас не получится? Сегодня, особенно учитывая изменение климата, кажется, мы приближаемся к катастрофе. Что бы нам хотелось сейчас сделать, так это подготовиться к будущему и продумать инструменты и взгляды, дающие нам надежду, надежду, вдохновляющую на поступки. 

Сейчас в нашей студии мы проводим эксперимент. Он ещё не закончен. На основе прогнозирования климатических данных мы исследуем будущее, в котором Запад перешёл от изобилия к скудности. Мы живём в городе будущего, подверженном частым наводнениям, с периодами пустых полок в супермаркетах, с экономической нестабильностью, разорваными цепочками снабжения. Как мы можем не просто выжить, но процветать в таком мире? Какую пищу мы едим?

Чтобы оказаться внутри ситуации, мы строим в Лондоне такую комнату из 2050 года. Это как капсула времени, которую мы позаимствовали из будущего. Мы ограничили всё до минимума. Всё, что мы любим так нежно в доме: плоский телевизор, холодильник с интернет-связью, мебель ручной работы, всё это ушло. Вместо них мы собираем пищевые компьютеры из запчастей, которые мы нашли на свалке и перепрофилировали. Сегодняшние отходы стали завтрашним ужином. Например, мы закончили работу над первым автоматом с использованием аэропоники, в котором питательный раствор преобразуется в туман, без воды и почвы, для ускорения роста растений. На данный момент получены замечательные помидоры. Нам нужно больше пищи, её нельзя вырастить в крошечной комнате. Нужно ещё поискать, что можно взять от города? Насекомых? Голубей? Лис? 

Раньше мы показали воздух из будущего. Сейчас мы показываем целую комнату будущего. Комнату, полную надежд, инструментов и практики для конструктивных действий в агрессивной среде. Проведите время в этой комнате, которая может стать вашим домом в будущем, и вы поймёте все последствия изменения климата и нехватки пищи, реальные и осязаемые. 

Чему мы учимся в наших экспериментах и опытах, вместе с нашими участниками, так это воссоздавать определенные условия, восстанавливающие связь между сегодня и завтра. Погружаясь в разные варианты будущего, мы с желанием и открытостью воспринимаем неудобства и неуверенность такой ситуации, у нас появляется шанс увидеть новые возможности. Мы можем найти благоприятное будущее, мы можем найти дорогу туда, мы можем действовать за пределами ожиданий. Это значит, что мы можем поменять направление, заставить услышать наши голоса, вписать себя в желаемое будущее. Другие миры существуют. 

Читайте также:

ТЕХНОЛОГИИ И СОЦИАЛЬНОЕ РАССЛОЕНИЕ. СТАНЕТ ЛИ РАЗРЫВ МЕЖДУ БЕДНЫМИ И БОГАТЫМИ ЕЩЕ БОЛЬШЕ

 

ОТПЕЧАТОК ТЕХНОЛОГИЙ: ЧТО СТАНЕТ С ПРЕСТИЖНЫМИ ПРОФЕССИЯМИ

 

ЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО: РОБОТЫ ДЛЯ ВСЕХ ИЛИ ДЛЯ БОГАТЫХ?