Однажды в 1984 году Китайская академия наук приняла решение — выдать стартовые деньги для проектов команды молодого ученого Лю Чуаньчжи. Для Академии это был первый опыт внешнего инвестирования. Получив 200 тысяч юаней, одиннадцать китайских ученых в офисе в 20 квадратных метров начали свой бизнес.

Подготовительные маневры

1984 год. Западные рынки сотрясаются под натиском цифровой революции. Персональные компьютеры IBMPC и AppleMacintosh заполняют американские, а потом и европейские дома. Microsoft выпускает революционные текстовые редакторы — Word и Excel, а Билл Гейтс попадает на обложку журнала Time. Вызывающий рекламный ролик Стива Джобса «1984», показанный в перерыве «Супербоула» в поддержку Macintosh, сотрясает все американское медиа-пространство. Война за рынок ПК на Западе была в самом разгаре. Эксперты могут предположить, что эта война никогда и не заканчивалась, но 80-е годы, без сомнения, были решающими для многих технологических компаний, которые лидируют сегодня.

Но в Азии была тишина. Точнее — в восточной ее части. Сотрясаемый переходом от централизованно планируемой экономики к рынку, Китай был явно не идеальным местом для создания бизнеса. Перестройка государственного сектора коснулась и Академии Наук, того сектора государства, который чаще всего страдает от бюрократических трений и политических преобразований.

Молодой ученый Лю Чуаньчжи (кит. 柳传志), как никто другой испытывал на себе трудности в связи с политическими реформами. Мизерные денежные выделения для Китайской Академии Наук, в которой работал Лю, не оправдывало даже тяжелое положение страны. Заработной платы в виде 100 юаней не всегда хватало Лю для того, чтобы прокормить свою большую семью.

Мысль о том, что нужно будет и дальше собственноручно губить перспективные идеи только из-за недостатка финансирования, не давала покоя ни Лю, ни его исследовательской группе

Недостаток средств заставлял Лю Чуаньчжи с командой ежедневно отбрасывать часть идей, над которыми они работали, и следовать ровно тому плану, который был предложен начальством. «Мы были, наверное, лучшей исследовательской группой по компьютерным технологиям в Китае на тот момент. Мы разработали первый электровакуумный компьютер, а позже и первый транзисторный компьютер. Но мы имели право развивать только один проект из нескольких. Немногим позже мы просто свернули все наши проекты и отложили в дальний ящик стола», — вспоминает сейчас Лю Чуаньчжи о несправедливости того времени. Мысль о том, что нужно будет и дальше собственноручно губить перспективные идеи только из-за недостатка финансирования не давала покоя ни Лю, ни его исследовательской группе. Китайский ученый все больше сомневался в радужности завтрашнего дня, поэтому принял бесповоротное, и, как он впоследствии оценивает, самое сложное решение в его жизни — уйти из Академии с маленьким выходным пособием и слепой надеждой на удачу, фактически не зная, что его ждет за дверьми этого здания.

Рождение Легенды

Удача, к счастью, не заставила себя долго ждать. Последствия бурных внутренних реформ были позитивными, во многом за счет притока иностранных инвестиций, и у страны появились средства на финансирование новых проектов. Но остановленные на середине разработки команды Лю не были востребованными, они фактически были никому не нужны, кроме них самих. Государство не верило в перспективу вычислительных устройств. Академия Наук не планировала дальше развивать ни один из проектов ученых. Лю не мог допустить еще одного провала, как с транзисторным компьютером. В связи со строгим запретом для ученых, работавших в Академии Наук, иметь дело с инвестициями, тем более иностранными, у Лю был всего один выход. Он принял решение идти назад, откуда все начиналось, и искать свободные деньги там, где их, казалось, не может быть.

ВЫБОР FST. 23 — 29 ИЮНЯ 2018

 

В день публикуются тысячи статей. 99,9% — это вода. Найти стоящие тексты займет часы. FST выбирает для вас то, что имеет смысл. Только умные материалы, лонгриды, обзоры, интервью. Мы экономим ваше время, расширяем кругозор, обращаем внимание на идеи, которые могут изменить жизнь, работу, бизнес.

После долгой речи Лю, больше похожей на презентацию школьника перед директором школы, руководство вместе с Ученым советом Академии Наук приняли решение — выдать первоначальные стартовые деньги для проектов команды Лю Чуаньчжи, в частности, разработку магнитных носителей, принимая во внимание опыт работы и заслугу перед государством. Трудно утверждать, насколько сложно далось данное решение руководству, но, как вспоминает один из свидетелей происходящего, для Академии это был первый опыт внешнего инвестирования.

Собравшись однажды вечером дома у семьи Лю Чуаньчжи, молодые ученые, коих за столом насчитывалось одиннадцать, приняли невероятно смелое решение – создать собственный бизнес, компанию, которая не будет зависеть ни от кого, кроме них. 200 000 юаней, доверенные в распоряжение Лю Академией Наук, послужили основой для создания собственной компании. В офисе размером 20 квадратных метров находились рабочие места одиннадцати ученых, уже сотрудников компании, немудрено названной New Technology Developer Inc.

Делать деньги иным от официальной работы способом было  постыдным и презираемым в обществе занятием, а бизнесмены назывались не иначе, как спекулянтами

Первая крупная попытка заработать на дальнейшее существование потерпела крах. Молодые ученые попытались завезти телевизоры в КНР и впоследствии продать их на порядок дороже себестоимости. Говоря о становлении компании, следует учесть один очень важный факт: в 80-е годы прошлого века заниматься бизнесом в Китае, как и полагается для коммунистической идеологии, было весьма унизительно. Делать деньги иным от официальной работы способом было  постыдным и презираемым в обществе занятием, а бизнесмены назывались не иначе, как спекулянтами. Поэтому путь Лю Чуаньчжи как технологического предпринимателя был на порядок сложнее, чем, например, путь Джека Ма (основателя Alibaba Group) или Ма Хуатэна (основателя Tencent). Это ни капли не умаляет заслуги данных гениальных людей, но вся сознательная карьера Лю Чуаньчжи сопровождалась давлением общества и государства, которое еще не признавало легальность и благие цели любого бизнеса, в частности технологического.

Тем временем, мыслей сдаваться у амбициозной команды не возникало. Первые провалы, как это часто бывает, внезапно сменились успехами. Инженеры New Technology Developer Inc. вложили практически все деньги и силы в разработку печатной платы для IBM-совместимых компьютером, что позволило бы им обрабатывать китайские иероглифы. Другими словами, компания открыла персональные компьютеры для китайских граждан. Хоть это устройство и обрело успех среди китайцев, для Лю это было лишь разминкой перед настоящим забегом.

БЛИЦ-ПРОГНОЗ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ТРЕНДЫ 2018

Мир становится все более взаимозависимым. Открытие в одной области влияет на другую, хотя напрямую они могут быть и не связаны. Изменения стремительны и глобальны. Сегодня остро встает необходимость междисциплинарного общения и обмена опытом. Когда своя ниша становится знакомой вдоль и поперек, зачастую именно решения из другой отрасли подсказывают, что еще можно предпринять для прогресса и каким может быть следующий шаг.

В 1990 году компания начала собирать и продавать компьютеры, но уже под новой маркой – Legend (англ.«Легенда»). Собранные на основе 286-го процессора компании Intel, под управлением взломанной и нестабильно работающей Microsoft Windows, продукты Legend за неимением аналогов пользовались диким спросом среди покупателей.

На волне успеха, топ-менеджемент уже большой китайской компании Legend Holdings предпринял попытку выйти на рынок цифровых часов. Не вышло. Впоследствии эта и последующий ряд неудач станет поводом для больших дискуссий в совете директоров, а также споров инженеров с маркетологами.

Наше руководство часто недооценивало коммерческую составляющую продукта. Они считали, что если качество продукта хорошее, то он будет продавать себя сам. Качество важно, но я считал и считаю, что маркетинг, продажи и другие факторы играют не менее важную роль

«Наше руководство часто недооценивало коммерческую составляющую продукта. Они считали, что если качество продукта хорошее, то он будет продавать себя сам. Качество важно, но я считал и считаю, что маркетинг, продажи и другие факторы играют не менее важную роль», – размышляет над причинами неудач того времени Лю Чуаньчжи. «Все усугублялось еще и тем, что мы не имели делового опыта. Мы были учеными и не понимали законы рынка. Узнавали все впоследствии методом проб и ошибок. Это было интересное время, но чрезвычайно опасное для бизнеса».

Между тем, проблемы сопутствующих рынков не влияли на основной, компьютерный бизнес Legend. Первые версии ПК расходились огромными тиражами в Китае, а Legend медленно, но верно подбирался в лидирующей позиции среди производителей ПК в Китае. В 1993 году компанией был выпущен усовершенствованный вариант ПК уже на основе 586-го процессора Intel. Legend вошел в эпоху Pentium. В недрах компании разрабатывался первый ноутбук от Legend.

Советом директоров было принято решение не терять времени и воспользоваться успехом – вывести компанию на IPO, что и было сделано в 1994 году. Акции компании были размещены на Гонконгской фондовой бирже. По данным финансовых сводок, Legend сумела выручить с первичного размещения акций 30 миллионов долларов – неслыханные деньги для относительно молодого игрока на рынке. Столь высоко компания была оценена за хорошее управление, высокую узнаваемость бренда и перспективы роста.  

Акционеры останутся счастливы еще на долгое время. В 1995 году Legend представляет первый сервер под своей маркой. Уже через год компания становится лидером по занимаемой доле рынка персональных компьютеров в Китае и выпускает первый ноутбук под маркой ThinkPad.
 
Уже в 1998 году с конвейера сходит миллионный персональный компьютер от Legend. По этому случаю компания организовывает большое торжество. На церемонии присутствует Энди Грув, председатель совета директоров компании Intel, музей которой впоследствии пополнит данный компьютер.

В 1999 году компания становится ведущим производителем ПК в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Новый век

В новый век компания шагнула с новым лицом. Продав десятимиллионный ThinkPad, компания прочно встала на ноги и уже с 2001 года мы начинаем видеть Legend совсем другими глазами. У компании появляются дополнительные средства на рекламу вне Китая, но вот в чем проблема: торговая марка Legend оказалась занята, причем давно, неким американским миллионером. Выходить на международный рынок, не включив в планы Америку, сомнительно, – это все равно, что глодать кости, когда на столе лежит запеченная курица. Ян Юаньцин (кит. 杨元庆), новый генеральный директор компании, сменивший Лю Чуаньчжи с одобрения совета директоров, меняет торговую марку Legend на благозвучное Lenovo. Как объясняют в компании, первая часть Le – напоминание о прежнем названии, а Novo, что в переводе с латинского означает «Новый», составляет единую картину – «Новая Легенда».

Путь Ян Юаньцина к посту генерального директора можно считать эталонным, а пример его карьеры без устали приводить на семинарах для молодых и наивных студентов бизнес-школ.
Окончив в 1988 году с отличием факультет компьютерных наук Университета науки и технологий Китая, Ян перебирался с места на место каждый год, но не мог найти работу по душе. Наконец, в 1989 году его внимание пало на молодую, но быстро растущую технологическую компанию Legend. Начав свою карьеру с поста младшего программиста, Ян хорошо себя зарекомендовал, и уже в 1994 году возглавил бизнес по выпуску компьютеров, ключевой для Legend. Через два года Ян Юаньцин был уже вице-президентом, а еще через пять лет стал генеральным директором и президентом крупнейшего компьютерного производителя Азии.

В 2002 году, еще под маркой Legend, компания поразила Китай разработанным ею суперкомпьютером, который сразу вошел в топ-50 самых быстрых компьютеров в мире. Deep Comp 1800 обладал мощностью в 1000 Гфлоп/с и предназначался исключительно для использования в гражданских целях.

Международная экспансия

Позиция руководства компании в отношении международного рынка до 2000-го года была двузначной. С одной стороны, выход на рынки вне Китая был жизненно необходим для компании. Хоть китайский рынок и огромен (о насыщении говорить не приходиться), но ограничиваться лишь Китаем при больших производственных ресурсах было бы странно. С другой стороны, для того, чтобы попытать счастье там, где уже десятилетие безраздельно правят не менее влиятельные HP, Dell и Asus, нужно было набраться смелости и иметь четкий план действий.

Первые три года 2000-ных ушли именно на это. Первым шагом стало переименование на Lenovo. Компания хорошо осознавала важность узнаваемости бренда, и много сил было брошено на эти цели. Знаменательным шагом было заключение соглашения о партнерстве с Международным Олимпийским Комитетом (МОК) в качестве эксклюзивного поставщика техники в 2004 году. Время было выбрано удачно: в Китае полным ходом шла подготовка к Олимпийским Играм 2008 года в Пекине. Много китайских компаний принимало в этом участие, но именно Lenovo посчастливилось стать первой китайской компанией-партнером МОК, получившей право использовать олимпийскую символику. Но в этом же году случилось не менее, а может и самое важное приобретение Lenovo за всю свою историю. Вложение не столько финансовое, сколько невероятно умное и стратегическое, в корне изменившее будущее компании…

Слияние с IBM

«Когда-то в 90-ых годах, не помню точно, нас позвали в США, в Силиконовую Долину, навестить наших старых друзей из  IBM. Я был очень горд партнерством с этой компанией, ведь мы были еще совсем молодыми и неопытными, в отличие от наших коллег. Так вот, я сидел в дальнем ряду и слушал речь ведущего инженера компьютерного подразделения IBM, это было невероятно. Он рассказывал о новых разработках в области интернета. Я никогда, даже в самых смелых мыслях, не мог представить, что мы купим ключевой бизнес IBM, и она станет частью нашей компании», — с гордостью вспоминает Лю Чуаньчжи.

Это было невероятно. Сделка за 1,25 млрд долларов по приобретению всего ПК бизнеса старейшего компьютерного производителя США поставила с ног на голову весь рынок персональных компьютеров. Lenovo автоматически прорвалась в тройку крупнейших мировых компьютерных производителей. Рынок, который достаточно долго не испытывал значительных рейтинговых перемен, наконец встряхнулся. Это запустило новый виток конкуренции, гораздо более активной и агрессивной. Такие производители, как HP и Dell, которые занимали 1-ое и 2-ое место соответственно, были вынуждены искать или создавать новые рынки, что послужило толчком для быстрого развития ноутбуков.

Сделка за 1,25 млрд долларов по приобретению всего ПК бизнеса старейшего компьютерного производителя США поставила с ног на голову весь рынок персональных компьютеров

По условиям исторической сделки, компания IBM до 2010-го года могла использовать свою торговую марку, а далее, все компьютеры компании должны будут выпускаться только под брендом Lenovo. Китайский производитель обзавелся прочным партнерством с брендом, узнаваемом на американском и европейском рынках, что так не хватало компании. В Lenovo перешли также несколько топ-менеджеров IBM, имена которых не называются. Альянс китайского и американского производителя на этом не закончился. 23 января этого года было объявлено о заключении сделки на 2,3 млрд долларов по покупке Lenovo основной части серверного бизнеса IBM.

Производя все больше и больше компьютеров, Lenovo, тем не менее, выстроила четкую и понятную продуктовую стратегию. Разделенную надвое линейку продуктов китайского производителя сможет назвать любой пользователь, хоть раз использовавший устройство компании. Первый раздел направлен на корпоративный рынок и включает в себя, помимо ПК и ноутбуков, рабочие станции ThinkStation и серверы ThinkServer. Второй раздел, направленный на индивидуальных покупателей, т.е. нас с вами, включает линейку портативных ПК ThinkPad, доставшуюся вместе с IBM, и новопроизведенную IdeaPad, мониторы ThinkVision, экономные модели ноутбуков Essential.

Мобильный бизнес

Представив iPhone в 2007-ом, Стив Джобс словно попал баскетбольным мячом на ничего не подозревающие головы производителей, сидевших на трибунах. Изменив рынок на свой лад, Apple сделала опережающих догоняющими. Nokia, Motorola, Sony были вынуждены в срочном порядке пересматривать свою стратегию и, самое страшное, на скорую руку разрабатывать сенсорные интерфейсы, которые компания из Купертино прорабатывала годами.

Сказать, что Lenovo проглядела мобильный рынок именно тогда, значит слукавить. Если Nokia проиграла мобильный бой отчасти из-за агрессивных действий конкурентов, то Lenovo, оглядываясь назад, должна винить только себя. Хоть компания и выпускала телефоны с 2004 года, а далее практически каждый год, эти продукты можно назвать не более чем экспериментами. Продемонстрированный в 2004 году на выставке CeBIT смартфон LenovoET560, работающий под управлением WindowsMobile 2003, был достаточно мощным девайсом, но непродуманным с точки зрения интерфейса, дизайна и маркетинговой модели. Позже, уже в 2008 году, когда основные игроки мобильного рынка увидели преимущество процессоров Qualcomm и Samsung над неактуальными чипами IntelAtom, Lenovo выпускает новый смартфон IdeaPadU8. И да, он был на IntelAtom. Несмотря на 5-дюймовый сенсорный дисплей, устройство было напичкано ненужными функциями медиаплеера, которые так и остались невостребованными, как и сам смартфон.

Анонсированный в 2009-ом году смартфон LenovoX1, наконец, обзавелся собственным интерфейсом от Lenovo — TouchDream. Но это было лишь внешней надстройкой ко всем знакомому SymbianOS. И это во время того, когда на волну популярности уже взобрались идеологически другие iPhone с iOS и Google с Android.

«По данным Gartner, за III квартал 2011 года было продано 87,5 млн компьютеров, что на 8,3% меньше чем годом ранее», — докладывал вице-президент и глава мобильных разработок Джанфранко Лянчи. В этот раз заседание совета директоров посвящалось исключительно мобильной теме, самой сложной для компании на данный момент. В зале воцарилась неловкая и раздражительная тишина, на фоне которой Лянчи продолжал. «По прогнозу iSuppli в 2011 году общее количество проданных компьютеров окажется меньше, чем в 2010 г. В свою очередь итоги 2010 года были хуже, чем 2009», — слова топ-менеджера словно лезвием по доске звучали для основателя Лю Чуаньчжи, председателя совета директоров Ян Юаньцина, исполнительного директора Lenovo Group Ян Яньцзиня и финансового директора Вонг Вэя Минга. В этот зал пригласили ключевых людей компании, потому что оставить вопрос продвижения на мобильном рынке нерешенным нельзя. Ряд неудач на новом рынке уже отозвался компании недоверием и негативным высказываниям со стороны ключевых акционеров, а это грозило спадом основного бизнеса компании. Этого допустить было нельзя. Многолетние труды Lenovo по освоению рынка смартфонов не должны были пройти зря, и Ян Юаньцин это понимал. Выходя из переговорной, он знал, что принятое им решение, которое, к счастью, нашло отклик у остальных топ-менеджеров, является самым разумным выходом из текущей ситуации. Компания может продемонстрировать положительную динамику, нужен лишь толчок. 

В Китае просто делай то, что уже делал кто-то другой на Западе, и ты неизбежно добьешься успеха. Ян Юаньцин был не согласен с этим утверждением

В октябре 2011 года, прогуливаясь по зеленой и идеально ровной лужайке в пределах штаб-квартиры Google, Ян Юаньцин, прилетевший в Калифорнию со специальным предложением к руководству Google, размышлял о будущем компании и противоположностях американского и китайского технологического предпринимательства. В Китае просто делай то, что уже делал кто-то другой на Западе, и ты неизбежно добьешься успеха. Ян был не согласен с этим утверждением. Он продолжал развивать в Lenovo то, что заложил еще Лю Чуаньчжи – особую культуру предпринимательства, совершенно другой и уникальный вид создания инноваций, вроде смеси китайского и американского высокотехнологичного бизнеса. Открывая офис в Моррисвилле, что в Северной Каролине, топ-менеджмент китайского производителя провел небывалый эксперимент – часть ключевых американских инженеров переехали на постоянную работу в штаб-квартиру в Пекине, а китайские специалисты перебрались в США. И это дало результат. Глобальное видение бизнеса с двух сторон земного шара, по замыслу руководства, должно научить работников особенностям и культуре предпринимательства двух крупнейших экономик мира, таких разных и очень значимых.

Эрик Шмидт был уведомлен о приезде высокопоставленного топ-менеджера Lenovo. Выйдя из здания, и встретив ожидающего его Ян Юаньцина, они пошли вдоль аллеи офиса поискового гиганта, уже без секретарей и переводчиков.

Ян Юаньцину ничего не мешало изложить свои мысли Шмидту. Суть его послания состояла в том, чтобы предложить руководству поисковой компании продать Lenovo только что купленного Google мобильного производителя Motorola. Конечно, ни о какой продаже в Google и подумать не могли, так как Антимонопольный комитет США еще не одобрил покупку Motorola поисковым гигантом. Предложение Lenovo не имело срока годности, но Юаньцин сообщил, что Lenovo будет рада, если Google предложит Motorola в первую очередь китайскому производителю. Если, конечно, захочет продать эту компанию. Эрик Шмидт согласился и обещал, посовещавшись с коллегами, дать ответ Юаньцину.

В сентябре 2013 года Ян Юаньцин получил e-mail от Эрика Шмидта с вопросом: «Вы все еще заинтересованы в Motorola?». Ответа Эрику долго ждать не пришлось: «Конечно». Иного покупателя для компании Google искать уже не пришлось, и уже спустя два месяца о сделке в 2,91 млрд долларов было объявлено официально. 

Китайская настойчивость с западной квалификацией — вот та формула успеха, которую придумали в Lenovo

Для двух компаний сложно представить сценария лучше. Google избавилась от непрофильного для нее бизнеса, сосредоточившись на программных продуктах. «Рынок смартфонов невероятно конкурентный, мы думаем, что обладающая крупным бизнесом по производству смартфонов на самом быстрорастущем рынке в мире Lenovo сможет лучше позаботиться о Motorola», — комментировал сделку Ларри Пейдж, CEO Google. Американская корпорация владела Motorola всего 22 месяца, а продала ее почти на 10 млрд долларов дешевле, чем приобрела в мае 2012 г. Интернет-компания сохранит большинство из 17 500 патентов Motorola, весь остальной бизнес переходит Lenovo.

Lenovo, ставшая производителем №1 в мире после покупки подразделения IBM, становится третьим в мире производителем смартфонов с 6% рынка, после Samsung и Apple.

Конечно, сейчас, дело обстоит немного иначе. По данным IDC за II квартал 2014 года, Lenovo опустилась на 4-ую строчку мировых производителей. Основной рост ожидается за счет развивающихся рынков, таких как Южная Азия, Восточная Европа и Латинская Америка, где китайская компания традиционно сильна. Попытки Lenovo до 2011 года производить успешные с точки зрения продаж смартфоны, сегодня кажутся смешными, даже для самой компании. LePhone и IdeaPhone можно смело назвать «первыми блинами» перед настоящими мобильными продуктами компании. Производственный опыт и компетенции Motorola позволили Lenovo все-таки запрыгнуть на стремительно уезжающий поезд рынка смартфонов. Завоевывающий сегодня мировые рынки LenovoVibeX лишен практически всех «детских болячек» смартфонов предыдущего поколения от компании. Как сообщает компания, за счет VibeX и массы других смартфонов нижнего ценового сегмента, компания увеличила продажи за пределами Китая практически в 4 раза, по сравнению с предыдущим годом.

«Мобильный бизнес Lenovo растет быстрее, чем у остальных производителей в мире. Однако прибыль от него растет не столь быстро, как хотелось бы», — аналитик JIAsia Жан-Луи Лафаидни делится своим мнением о состоянии рынка. Но для компании, которая еще пять лет назад не входила даже в десятку мировых производителей, состояние дел на сегодня является невероятно успешным. 

В прошлом квартале компания поставила на рынок больше смартфонов, чем компьютеров. И кто знает, вполне вероятно, что на рынке смартфонов, важнейшем для технологических компаний сегодня, крупнейший компьютерный производитель проделает тот же трюк, что проделал когда-то на рынке ПК.

Собственники и руководство

Основной акционер компании — Legend Holdings LTD владеет 41,5% акций LenovoGroup, американским инвестиционным фондам принадлежит 2,8%, а 55,1% компании торгуется на фондовых биржах, в основном на Гонконгской.

Lenovo владеет 46 лабораториями, основные из них находятся в Пекине (Китай), Йокогаме (Япония), Шанхае, Ухане и Шэньчжэне (Китай), а также недавно открытом R&D центре в Моррисвилле (штат Северная Каролина, США). Сегодня компания имеет на зависть стабильную и долгосрочную политику развития, устойчивый акционерный состав и хорошую связь топ-менеджеров.

О стиле управления Лю Чуаньчжи в компании слагают легенды. От  того, что он увольнял сотрудника за неправильные цвета в презентации, до того, что он, напротив, был невероятно терпелив

Ян Юаньцин, как председатель совета директоров Lenovo, и Ян Яньцзинь, как исполнительный директор, по словам сотрудников, гораздо более лояльные, чем прошлое руководство. Старожилы компании вспоминают суровые времена 80-ых и 90-ых годов, времена безраздельного властвования Лю Чуаньчжи. К слову, о стиле управления Лю Чуаньчжи в компании слагают легенды. От  того, что он увольнял сотрудника за неправильные цвета в презентации, до того, что он, напротив, был невероятно терпелив и беспристрастен. Действительность, как обычно, где-то посередине.

«В начале я, действительно, вел себя как диктатор, требовал многого от своих специалистов. Но не могу сказать, что я был несправедлив», — вспоминает Лю Чуаньчжи. Сложно в это не поверить, когда знаешь, что он послал пять коррумпированных руководителей в тюрьму. «Наказанием за опоздание на встречу было стояние в тишине перед всей группой. Прямо как в школе, когда тебя ставят в угол перед классом, — делится мнением работник Lenovo, заставший времена авторитарной власти в компании. — Лю Чуаньчжи сам провинился три раза и столько же раз стоял в тишине в переговорной». 

Начиная с 2000 года, корпоративная культура в Legend, а потом и Lenovo, стала меняться. Сейчас и представить невозможно, что компания была когда-то достаточно авторитарной, а совет директоров представлял из себя личный кабинет Лю Чуаньчжи. Но несмотря на это, компания со дня выхода на биржу считается одним из самых желанных мест для работы среди выпускников технических ВУЗов Китая. Самые высокие зарплаты на рынке, лучший кампус, международная перспектива. Слава Ян Юаньцина не дает покоя молодым программистам и служит вдохновляющим примером для них. Реальная история о том, как молодой программист стал топ-менеджером компании, встречается редко, и в этом вся суть современной Lenovo.

Видя, как Lenovo планомерно, но четко и скрупулезно добивается своих целей, сложно представить себе, что у этой компании что-то не получится. Крупнейшая в мире компания по производству того, с чего вы сейчас читаете эти строки, а теперь еще и с огромными амбициями на международный рынок смартфонов, магическим образом врывается на рынки, которые, кажется, завоевать уже невозможно. Китайская настойчивость с западной квалификацией — вот та формула успеха, которую придумали в Lenovo и поставили в ранг корпоративной культуры. Вот та отличительная черта компании, о которой думал Ян Юаньцин, прогуливаясь по кампусу Google. И это та формула успеха, которая заставляет верить, что если есть настойчивость и знания, то результат не заставит себя долго ждать, как когда-то проект в недрах Академии Наук, благодаря упорству и продуманным решениям, стал международной технологической корпорацией.

Источник

Читайте также:

АФРИКАНСКАЯ КОМПАНИЯ ВЫЛЕЧИТ ПОЛОВИНУ НАСЕЛЕНИЯ ЗЕМЛИ

 

ОТ ГАРАЖА ДО IPO: КАК СТРОЯТСЯ ИМПЕРИИ АВТОПРОКАТА

 

В БОРЬБЕ ЗА МОЛОЧНОЕ МОРЕ ПОДНЕБЕСНОЙ