С точки зрения реальных функциональных кроссовок, трудно представить себе продукт, отличный от Air Max, который по-прежнему считается крутым образцом моды.

Вдоль Спадина-авеню в деловом центре Торонто у стен полурабочего рыбного рынка собирается очередь из тысяч людей. Очевидно, что никто не пришёл сюда ловить мёртвых существ, так как никто и никогда не стал бы осквернять ту обувь, которая на них была, подвергая её тяжёлому труду.

Любители кроссовок выстроились в очередь по поводу организованного Nike мероприятия «Sneakeasy», кульминацией которого должно было стать показ Nike Air VaporMax ровно в полночь. Вход на мероприятие только по приглашениям, и в основном сюда приглашены деятели искусства, СМИ, знаменитости и спортсмены, но некоторое количество билетов были выпущены в свободную продажу (оные, по слухам, тайно продавались по цене до 500 долларов). Люди платили 500 долларов не за возможность первыми купить обувь. Они платили 500 долларов за возможность первыми увидеть обувь.

ВЫБОР FST. 8 МАЯ 2017

По ошибке я дал всем в очереди такую возможность бесплатно. Организаторы мероприятия поощряли прибывших «приходить в своих любимых Air Max», а так как предварительная пара VaporMax, когда я готовился, ещё находилась в моей гостиной, я обул их.

*** 

В какой-то момент посреди разговора это замечает какой-то фанат кроссовок. «Алё, да вот этот чувак стоит в VaporMax!»

Внезапно вокруг меня образуется небольшое собрание, задающее мне вопросы об обуви. Будучи бегуном, я начинаю описывать её характеристики как некоторым образом беговой обуви.

«Они очень пружинят, когда прикасаются к земле, но сам кроссовок сидит почти как кроссовки с шипами. К нему придётся какое-то время привыкать, но эта обувь однозначно может прекрасно подойти для работы над скоростью», – отвечаю я.

Впрочем, на самом деле их функциональность не интересна никому. Люди в очереди, может, и бегают, а может, и не бегают, но они здесь однозначно не для того, чтобы найти обувь, в которой будут тренироваться для забега на 10 км этой весной. Они просто хотят визуала – увидеть, как круто выглядит прозрачная гелевая подошва.

Автор фото – Либби Роуч

Тридцать лет назад Nike совершила революцию в беговой обуви, запустив Air Max 1, также известные как Air Max 87. Хотя технология Air уже реализовывалась в более ранней обуви, именно тогда воздушные кармашки впервые не только увеличили, но и сделали видимыми с помощью частично прозрачной подошвы. Дизайн Тинкера Хатфилда взрывал мозг, это был совершенно безумный подход к дизайну кроссовок: создавать их снизу вверх и представлять изнутри.

Для бегунов это были одни из первых кроссовок, предоставлявших возможность для чего угодно, кроме жёсткого, плоского соприкосновения с дорожным покрытием. Обувь действительно переросла изначальные вафельные кроссовки и к тому времени предлагала изогнутое строение от пятки к пальцу, но здесь наличествовал иной уровень подкладки.

Эта информация не является актуальной для большинства посетителей вокруг меня, которые до сих пор заворожены открывшимися их взору новыми кроссовками. Я несколько утешаюсь тем, что я действительно могу бежать, и надеюсь, что мне не придётся выгулять свои VaporMax в пробном спринтерском забеге, так как рассматриваю возможность, что меня ограбят.

***

Теперь вклад Air Max 1 необязательно оценивать на основании их важности в истории бега, хотя они и проложили дорогу стабильной обуви, которую ненавидит Крис Макдугалл, но на которую нередко полагается большая часть населения, не обладающая идеальной походкой. Напротив, это культовый предмет, а также величайшее связующее звено между спортом и модой.

Ношение функционального предмета спортивной одежды или обуви в повседневной жизни как чего-то модного – отнюдь не редкость. Бейсболки и хоккейные свитера с годами стали нормой повседневной одежды. Если говорить об обуви, то баскетбольные кроссовки вполне спокойно носят за пределами площадки. Однако если говорить о реальной функциональной обуви для бега, трудно представить себе обувь, которая до сих пор считается крутым модным предметом, кроме Air Max. Если бы вам пришлось отправиться ночью в бар в своих Mizuno Waves, маловероятно, что вам бы поаплодировал кто-то, кроме парня, который только что пробежал 35 километров и отмечает это дело сидром.

«Sneakeasy» действительно происходит на верхнем уровне бывшего рыбного рынка, ныне превращённого в пространство для мероприятий. Планировка здесь – как в художественной галерее; представление конкретной исторической модели Air Max поручили нескольким лучшим художникам и модельерам Торонто.

Брайан Эспириту, основатель компании Legends League, занимающейся производством одежды, выбирает оригинальные Air Max. Он создаёт пространство, которое должно проводить параллель между меняющимся социальным и политическим ландшафтом 1987 года и авангардной конструкцией кроссовка.

Автор фото – Либби Роуч

Знаменитая речь президента Рональда Рейгана «Разрушьте эту стену» у Бранденбургских ворот состоялась 12 июня, и существенная часть пространства, которое создаёт Эспириту, является отсылкой к этой фразе. Здесь есть прозрачная груша для сноса с Air Max 1 внутри, которая как бы разбила стены его пространства, покрытые политическими посланиями.

Есть даже нахальный постер с надписью «Один 87. Любыми путями», который, вероятно, был обойдён вниманием представителей бренда.

«Если говорить о повседневной обуви, которую как бы может носить каждый, сегодня можно наблюдать людей, которые ходят в беговых или тренировочных кроссовках, даже если не тренируются или не бегают. Если посмотреть на Air Max 1 в сравнении с Air Force 1, он просто больше похож на повседневный кроссовок для обычного, среднестатистического человека, – заявил Эспириту. – Я вижу молодняк в "Air Max 1, я вижу модников в Air Max 1, а ещё вижу профессионалов, которым плевать на спорт и на моду и которые ходят в Air Max 1. С какой стороны ни глянь, они как будто подходят к любому стилю. Когда я думаю о кроссовках как дизайнер, они представляются наиболее разнообразным полотном для начала».

ИИ ПРОТИВ НЕФТИ И СУДОРОГИ ГЕОПОЛИТИКИ

Возможно, именно из-за этого разнообразия линия Air Max стала мостом для перехода спортсменов к широкой известности с годами. Как у Бо Джексона, так и у Кена Гриффи-младшего есть обувь, являющаяся порождением семейства Air Max. Хотя она и была создана в качестве тренировочных кроссовок, призванных помогать отлично забивать мячи или, быть может, обеспечивать тачдауны, она в итоге превратилась в предмет, пользующийся огромным спросом у коллекционеров, которым, возможно, было наплевать на «Маринерс», «Рейдерс» или «Ройялс».

«Был у меня такой дядя. Как бы молодой дядя. Не тот молодой дядя, который балуется наркотиками, а крутой дядя. Помню, как он пришёл ко мне в кроссах от Бо Джексона. А я и подумал: пресвятые макароны – и всё старался намекнуть ему, что ему следует отдать их мне, хотя мне и было лет десять, а он был взрослым мужиком, и они мне бы никогда не подошли», – вспоминает Эспириту.

Подход Эспириту к владению обувью довольно сильно напоминает подход большинства людей к Air Max в течение многих лет. Подобно тому, как ему наплевать, приходятся ли они впору (потому что он просто хотел обладать ими и чтобы они были у него на ногах, пусть даже и сидели бы очень свободно), обычным потребителям и даже спортсменам, по-видимому, также всё равно, работают ли они на самом деле.

На каком-то этапе Air Max даже рекламировали непосредственно спринтерам, а центром рекламы Air Max 93 стал двойной золотой медалист Куинси Уоттс после своего блестящего результата в Барселоне. Последовавший засим рекламный ролик – классический пример старинной диковинки, которая вообще не смогла бы выйти в эфир сегодня. Уоттс победно бежит сквозь компанию викингов, распевающих оперную арию, пока не добегает до короля викингов, который делает ему необычное предложение в обмен на кроссовки – «жену с суперподкладкой за твои кроссовки Air Max с суперподкладкой».

«Скажу, что не знаю ни одного профессионального легкоатлета, который бы хоть раз в них тренировался», – говорит Пердита Фелисьен, чемпионка мира по бегу с препятствиями, которая и сама владеет невероятной коллекцией Nike.

Показаться на состязании по бегу в кроссовках Air Max – это примерно то же самое, что Ник Янг в Yeezy Boosts на матче NBA в прошлом году. Сделать так можно (эта обувь создана для высоких результатов), но люди будут задаваться вопросом о том, почему вы портите такие хорошие кроссовки, царапая их о дорожное покрытие.

«Когда я был моложе, Air Max были атрибутом статуса. Да-да, я играл в баскетбол и бегал кросс, но речь шла больше об обладании ими как эмблемой. Они были сродни трофею. Я могу проигрывать на всех соревнованиях, но мне плевать, потому что у меня есть они», – сказал Эспириту.

«Когда я начала реально наращивать свою коллекцию, мне пришло в голову: минуточку, да это же результативная обувь. Тинкер Хатфилд говорил о Jordans как об обуви для баскетбола – самый лучший баскетболист всех времён и народов отыгрывал в них матчи. Поэтому я с годами пришёл к мысли: к чёрту это, начну в них бегать. И я в них бегал, даром что они пользовались огромнейшим спросом. Нужно помнить: результативные кроссовки не создают строго с мыслями о моде. Да-да, они должны выглядеть хорошо, но они должны соответствовать тому, что ими будет пользоваться реальный спортсмен».

Оригинальные Air Max. Автор фото – Либби Роуч

Последнее пополнение линейки, VaporMax, активно рекламируют для бегунов, в большей степени, чем предыдущие пополнения линейки в течение многих лет. В Торонто канадская олимпийская бегунья на 800 м Мелисса Бишоп поспособствовала запуску этих кроссовок и взяла их на пробный забег на 5 км по городу.

Если они достаточно хороши для олимпийца, то они достаточно хороши и для воинов выходного дня, верно?

Ну, если реакция на кроссовки на «Sneakeasy» может о чём-то говорить, это их воплощение может столкнуться с той же серьёзной проблемой, что и его предшественники. Если загрязнить их во время внутренней пробежки, в чём выйти в свет вечером?

Кори Эдман

Источник

Читайте также:

КАК NIKE ОБОГНАЛ ПО ИННОВАЦИЯМ SPACEX, INTEL И DELL

 

"УМНАЯ ОДЕЖДА" В ТРЕНДЕ

 

ЭПОХА БЕЗ ПРОДАВЦОВ И МАРКЕТОЛОГОВ